Откуда берется Благодатный огонь? Это давно известно

Благодатный огонь — самый раскрученный бренд православной Пасхи. В том, что это не  сходящее с небес чудо, а дело рук местного патриарха, который зажигает свечи от спрятанной в нише лампады, еще в середине XIX века рассказал епископ Порфирий (Успенский).

 

Когда епископ Порфирий (1804 – 1885) спросил своего иерусалимского коллегу, почему он не говорит правды о схождении Благодатного огня, тот ответил: «Нам нельзя начать этого переворота в умах, нас растерзают у самой часовни Святого Гроба».

О том, что иерусалимский огонь — просто огонь, зажигаемый священником на Пасху, который лишь со временем стал восприниматься как чудо, писали и профессор Духовной академии Николай Успенский (1900 — 1987) и академик Игнатий Крачковский (1883 — 1951).

В 2007 году эти два исследования об обряде возжжения Благодатного огня в Храме Гроба Господня в Иерусалиме опубликовали в книге «Благодатный огонь: миф или реальность?» доктор исторических наук Сергей Бычков и доктор исторических наук, кандидат богословия диакон Александр Мусин.

В своей книге они отметили, что правда о Благодатном огне появлялась всегда в нужный момент. Академик Крачковский опубликовал свою статью в годы Первой мировой войны, когда Российская империя претендовала на часть Турции и хотела взять святыни Палестины под русский контроль.

Профессор Успенский произнес свою речь в 1949 году: за год до этого греческие церкви отказались признать притязания сталинской РПЦ на лидерство в православном мире и не приехали в Москву на собор. В обоих случаях это был удар по авторитету православных греков.

Впрочем, это не значит, что учеными двигали конъюнктурные интересы.

 

Арабские источники

Игнатий Крачковский –  действительный член Российской академии наук (с 1921 года), переводчик Корана, один из создателей школы советского востоковедения и арабистики. Статья  «Благодатный огонь — по рассказу Ал-Бируни и других мусульманских писателей Х-ХШ вв.» была опубликована в 1914 году.

Итак, как воспринимали чудо Благодатного огня арабские путешественники.

Лишь Аль-Бируни (около 1000 года) считает рассказы о «святом огне» заслуживающими доверия. Остальные считали, что это дело человеческих рук.

— Аль-Джахиз (ум. 868) писал, что «хранители храмов не переставали устраивать для народа различные хитрости, вроде хитрости монахов со светильниками церкви Воскресения в Иерусалиме, утверждающих, что масло в лампадах зажигается у них без огня ночью в один праздник».

— Ибн-аль-Каланиси (ум. 1162) объяснял «самовозгорание» лампад тем, что христиане натягивают между соседними лампадами железную проволоку, натирают ее бальзамовым маслом, которое при соединении с жасминовым маслом самовозгорается. Затем достаточно поднести огонь к этой нити, чтобы он перешел на другие лампады.

— Аль-Джаубари (ум. 1242) сообщает дополнительные подробности: под куполом есть железная шкатулка, в которую в субботу вечером специально обученный монах кладет серу и разводит под ней огонь, горение которого рассчитано до того времени, когда должно произойти «схождение света». Цепь, на которой висит шкатулка, смазана бальзамовым маслом. В нужный момент огонь от серы зажигает масло, которое стекает по цепи к лампаде, откуда и возникает ощущение «схождения огня».

— О шелковых нитях, смазанных бальзамовым маслом и натертых серой, сообщает Муджир-ад-дин (ок. 1496).

— И только один арабский писатель —  Ибн-аль-Джаузи (ум. 1256) — говорит о скрытой в мраморной нише негасимой лампаде в углу часовни Гроба Господня, откуда и зажигается «благодатный огонь», что соответствует свидетельству епископа Порфирия (Успенского).

Авторы книги «Благодатный огонь: миф или реальность?» считают, что, очевидно, арабские естествоиспытатели даже представить себе не могли, что «возжжение лампад» просто совершается свечой и пытались объяснить происходящее, привлекая известные им способы добиться «самовозгорания» лампад.

Профессор Успенский: паломнические сообщения, утверждающие очевидность исхождения огня , скорее говорят о религиозной экзальтации авторов и окружавшей их толпы.

Доклад Успенского

Об авторе докладе. Николай Дмитриевич Успенский родился в семье священника. В 1909 году он поступил в духовное училище в городе Старая Русса, а по окончании его — в Новгородскую духовную семинарию. После службы в Красной Армии году продолжил учебу в Петроградском Богословском институте, защитил в 1925 году кандидатскую диссертацию.

Когда Николай Успенский отказался отречься от священника-отца, признанного ОГПУ врагом народа, он был обвинен в «хищении предметов культа» и лишен избирательных прав. Затем отправлен в камеру ленинградского «Большого дома».

В 1932 году, получив реабилитацию,  поступил в Ленинградскую государственную консерваторию и в 1937 году окончил ее историко-теоретический факультет. В 1946 году защитил кандидатскую диссертацию «Лады русского Севера». С 1942 по 1946 год управлял хором Ленинградского Николо-Богоявленского кафедрального собора.

В 1946 году, после возрождения ленинградских духовных школ, Николай Дмитриевич был утвержден указом патриарха Алексия I доцентом Ленинградской Духовной академии. В 1947 году удостоен, как имеющий две научные степени, звания профессора. В 1949 году защитил диссертацию по теме «Чин всенощного бдения в греческой и Русской Церкви» и удостоен степени магистра богословия. В 1957 году защитил диссертацию по теме «История богослужебного пения Русской Церкви (до середины XVII века)» и стал доктором церковной истории.

Доклад Николая Успенского о  Благодатном огне не предназначался для печати. Он был  произнесен на «годичном акте» в Ленинградских духовных академии и семинарии в 1949 году (тема доклада была одобрена Советом Академии на заседании 31 августа 1949 года).

Более 50 лет этот доклад ходил по рукам, горячо обсуждался сторонниками и противниками «чудесного огня».

Основные положения доклада Николая Успенского сводятся к следующему:

1) самые ранние свидетельства о «святом огне» восходят к IX веку, в церковной письменности предшествующего времени упоминаний о чуде не обнаружено.

2) данные литургических рукописей VIII-ХП веков позволяют прийти к выводу, что иерусалимский обряд возник из обычая омовения лампад в Великую субботу и вожжения в них нового пасхального света, в латинской традиции этот обряд сохранился до сих пор.

 

Избранные цитаты из  доклада профессора Успенского

— Красной нитью через всю паломническую литературу от паломника второй половины IX века Бернарда и до XX столетия проходит мысль о чудесном появлении Св. огня… Подобные паломнические сообщения, противоречивые в самих себе об образах исхождения огня свыше, и утверждающие очевидность этого исхождения для всех молящихся, скорее говорят о религиозной экзальтации авторов и окружавшей их во время обряда Св. огня толпы, нежели о величии самого обряда. Отсюда же теряется их научная ценность в вопросе исследования обряда.

— Литература об обряде Св. огня, весьма богатая количественно, не дает нам истории его происхождения. Она только наделяет святой огонь сверхъестественным происхождением, о котором ничего не говорит голос вселенской церкви.

— Ни соборные постановления вселенского или поместного значения, ни святоотеческая литература не знают чудесного огня.

— Проф. Олесницкий объясняет происхождение обряда св. огня чудом Св. Нарцисса. «…По свидетельству историка Евсевия, поводом к его установлению послужило чудо, совершившееся при патриархе Нарциссе, когда при недостатке масла, налитая в лампады силоамская вода была зажжена сошедшим с неба чудесным огнем и горела как елей во все продолжение пасхальной службы».

Это объяснение проф. Олесницкого приводит нас в недоумение. Дело в том, что Евсевий не говорит ничего подобного тому, что пишет о чудесном возжении лампад, ссылаясь на него, проф. Олесницкий. Евсевий говорит только о чуде претворения силоамской воды в елей и не делает никакого даже намека на схождение с неба чудесного огня и возжение от него лампад.

— Христианское сознание не может допустить чудесности появления огня в определенный день, час и минуту, ибо такое положение низводило бы самую христианскую религию на уровень так называемых естественных религий.

— Нам могут задать вопрос: что же смотрят палестинские иерархи и сам иерусалимский патриарх? На этот вопрос мы находим ответ в дневниках преосв. епископа Порфирия. Приведя свой разговор с патриаршим наместником, филадельфийским епископом Дионисием (позднее митрополит Вифлеемский), где последний говорил о способе зажигания св. огня, преосв. Порфирий пишет: «Рассказавши все это, митрополит домолвил, что от одного Бога ожидается прекращение благочестивой лжи. Как он ведает и может, так и вразумит и успокоит народы, верующие теперь в огненное чудо великой субботы. А нам и начать нельзя сего переворота в умах, нас растерзают у самой часовни Св. Гроба».

Очевидно, когда-то, не дав своевременно энергичного разъяснения своей пастве о истинном смысле обряда св. огня в дальнейшем они оказались не в силах поднять этот голос перед все возраставшим в силу объективных условий фанатизмом темных масс. Если это не было сделано своевременно, то позднее стало невозможным делом, без риска за личное благополучие и, пожалуй, целость самих святынь. Им осталось – совершать обряд и молчать, утешая себя тем, что Бог «как ведает и может, так и вразумит и успокоит народы».

Епископ Порфирий (Успенский)



'Откуда берется Благодатный огонь? Это давно известно' has no comments

Оставьте первый отзыв!

Would you like to share your thoughts?

Your email address will not be published.