Отлучение Кокорина от футбола: политика или деньги?

«Зениту» запретили включать в свою заявку вышедшего из колонии футболиста Александра Кокорина – он не сможет играть до весны. Что за этим стоит — большая политика? Футбольная политика? Или просто деньги?

 

Истории Александра Кокорина и Павла Мамаева (прозвища: «кокоша» и «мамаша») скоро будет год: после матча «Зенит» — «Краснодар» (игра проходила на Крестовском 7 октября 2018-го, Кокорин выступал за «Зенит», Мамаев за «Краснодар») друзья вместе отправились покорять столицу и оказались в конце концов за решеткой. Реакция на случившееся в клубах была диаметрально противоположной. «Краснодар» на следующий же день после драк в Москве, открестился от своего футболиста и никак в его судьбе не участвовал. А как только Мамаев на прошлой неделе был освобожден по УДО, действовавший с ним контракт был расторгнут.

Контракт Кокорина с «Зенитом» истек, пока тот находился в заключении, тем не менее, петербургский клуб и до и после курировал своего футболиста, а как только Кокорин освободился, предпринял попытку включить его в свою заявку, чтобы он мог играть за «Зенит» в чемпионате России.

Трансферное окно в российской премьер-лиге закрылось 2 сентября, но в исключительных случаях Российский футбольный союз (РФС) позволяет заявить футболиста в течение двух следующих недель. С Кокориным,  пока он еще находился в колонии, заключили новый контракт, условий, правда, не объявили (прежде он имел в «Зените» порядка 4 млн. евро в год), были подготовлены другие необходимые бумаги, однако РФС посчитал  невозможным применить исключение для Кокорина, аргументировав это следующим образом:

«В силу известных обстоятельств у него не было фактической и юридической возможности приступить к работе в Клубе до момента окончания срока подачи соответствующего комплекта документов — 16 сентября 2019 года».

И действительно, освобождены Кокорин и Мамаев, о чем сообщили практически все СМИ, были утром 17 сентября, а значит, накануне они не могли находиться на рабочем месте.

Таким образом, Кокорин не сможет, даже если наберет спортивную форму, сыграть ни в одном из девяти оставшихся до зимнего перерыва матчей «Зенита» и будет заявлен за клуб только с весны будущего года, когда откроется очередное трансферное окно.

Казалось бы, сутки – туда, сутки – сюда, и вполне можно было бы на встречу Кокорину, тем более что Европейский футбольный союз (УЕФА) придерживается иной практики, предпочитая в спорных или пограничных ситуациях принимать сторону футболистов.

При желании в решении РФС можно увидеть большую политику: скажем. в Кремле посчитали, что провинившиеся футболисты должны испить чашу до дна, чтобы другим неповадно было. Но эта версия выглядит несколько натянутой – в Кремле полно уже других, более важных дел.

С большим основанием можно обнаружить в решении РФС заговор против «Зенита»  — в комиссии по статусу игроков, которая вынесла нынешний «приговор» Кокорину, заседают преимущественно юристы и только один человек от футбола: это генеральный директор ФК ЦСКА Роман Бабаев. Но действительно ли армейский клуб заглядывает так далеко и опасается футболиста, который без малого год оставался без игровой практики (показательные матчи в колонии – не в счет). Да и не будем забывать, что руководит РФС сегодня Александр Дюков, который еще недавно был президентом «Зенита» и при желании, наверное, мог бы повлиять на решение подчиненного ему комитета по статусу игроков.

В этой связи более реалистичной выглядит как раз совершенно иная произошедшего – Дюков по просьбе сменившего его в «Зените» Александра Медведева, наоборот, рекомендовал ответственным за решение по Кокорину «не выпускать его пока на поле» (не зря же Медведев заявил: «У меня нет оснований ставить под сомнение квалификацию РФС. Они же не из пальца высосали это решение»). И вопрос это никак не воспитательный, а сугубо финансовый.

Условия нового контракта Кокорина обещали обнародовать позже, а именно – когда выяснится, сможет ли он играть. Ведь футболист, готовый участвовать в официальных матчах, вправе рассчитывать на куда большее денежное пособие, чем тот, что будет исключительно тренироваться. В первом случае счет, исходя из нынешних футбольных реалий, идет на несколько миллионов евро, во втором вполне можно ограничиться сотней-другой тысяч долларов.

Да и зачем прописывать в контракте большие деньги футболисту, если никто не понимает, когда и в какой степени он может быть полезен команде. А оставшиеся до следующего трансферного окна игры «Зенит» в состоянии провести достойно и без дополнительного усиления.

По этой версии — попытка заявить Кокорина и проделанная в связи с этим работа – удачный пиар петербургского клуба с замечательным лозунгом «Мы своих не бросаем».

Если руководители РФС и «Зенита» в этой истории и поняли друг друга, то они не поставили в курс дела Сергея Семака. И главный тренер «Зенита» отреагировал на отказ заявить Кокорина очень эмоционально:

«Сложно сдержать эмоции и в очередной раз хочется поаплодировать власти, на сей раз футбольной, за решение «отказать в регистрации» Кокорину А. заниматься его работой. Мало того, что он год провел [в тюрьме] за проступок, который совершали 99% мужского населения (не понесшего аналогичного наказания), так теперь его решили еще на пять месяцев оставить без футбола. Все справедливо, закон существует для людей. Оказывается, Саша опасен не только для общества, но и для футбола» — написал Семак  в Instagram.

Тут стоит обратить внимание  на слова «в очередной раз хочется поаплодировать власти», которые звучат очень фрондерски.

Как бы то ни было, Семак удалил свой пост, сославшись на то, что «информация требует более тщательного изучения и проверки».

И буквально через сутки снова обсуждал ситуацию с Кокориным — уже на публике. Это произошло на пресс-конференции после матча «Зенита» с казанским «Рубином». Семак сказал, что власть он не критикует, но высказать свое мнение может: «Реакция с моей стороны была достаточно негативная, оно и понятно, читаемо абсолютно — для меня, как тренера, каждый футболист уровня Кокорина — большой плюс. Жалко и обидно, когда человек в самом расцвете сил теряет два года в футболе. Сто раз говорил и повторюсь еще раз, что он более чем искупил вину. Его поступок никто не защищает, не оправдывает, но что касается отбытия наказания, то он все искупил».

Хотя  возможность оспорить решение РФС в спортивном арбитражном суде в Лозанне есть, Семак говорит, что клуб подавать апелляцию не собирается.

Подтвердил главный тренер «Зенита»  и то, что решение РФС напрямую влияет на условия нового контракта Кокорина: «Одно дело, когда игрок может полноценно принимать участие в матчах, другое — когда может только тренироваться».

Так что, возможно – дело не в политике, а в деньгах.

Сергей Лопатенок

 

Сергей Семак не очень доволен развитием ситуации с Кокориным