Памятник Дудину очень нужен. Ответ Золотоносову

Прочитала в журнале статью «Нужен ли Петербургу памятник Дудину». Этот вопрос не должен задавать человек, который с легкостью облил грязью всех, кто занимается этим вопросом (статья Михаила Золотоносова – здесь).  Уважаемых людей.

Осталась одна я — представитель ветеранских сообществ, которая с 2004 г. выходила на все возможные власти с письмами. Я знаю все этапы этой эпопеи и вот что я вам скажу.

Памятник Дудину бесспорно нужен и об этом просят не столько Кураев М.Н. и Бровкина В.Н., а ветераны города.

Поскольку я обожаю поэзию М.А. Дудина, была знакома с ним лично, наше общество «Воспитанники детских домов блокадного Ленинграда» поручило мне заняться вопросом памяти поэта. Я связалась со всеми обществами, которые есть в нашем городе и получила поддержку в этом вопросе. С 2004 по 2012 гг. мы хлопотали об улице его имени. При открытии улицы (собралось много народа) и ветераны постановили выйти к власти города с просьбой поставить памятник.

Чем же мы руководствовались затевая это мероприятие?

Музей Анны Ахматовой благодарен Дудину за то, что он помог им с помещением.

Музей Льва Гумилева чтит Дудина за помощь — Дудин хлопотал квартиру Гумилеву.

В Карелии он отдал гонорар на восстановление храма.

Гонорар с поэмы «Воронья гора» он отдал на строительство памятника на Московском проспекте.

В г. Шлиссербурге он помог с помещением и там чтут его.

Инициатор и создатель театра «Родом из блокады», где сошедшие со сцены артисты могли выступить.

Помог создать музей «Дошкольники блокадных дней» в педучилищу.

И, наконец, весь свой гонорар за трехтомник он отдал в Армению в г. Спитак где было страшное землетрясение.

Можно еще перечислять добро, которое делал Дудин.

20 ноября для общества стало днем поэзии Дудина. Люди идут на вечера его поэзии, причем эти вечера не от власти, а от желания послушать еще раз мелодию его стиха, в эти темные дни почувствовать дыхание природы, вспомнить о тех, кто погиб под Вороньей горой, под Дубровкой, на Невском пятачке. А в Фурманове ежегодно слет, куда съезжаются из многих городов, чтобы почтить память поэта. Русско-армянское общество проводит каждый год вечер памяти Дудина. Его книги издаются и покупаются.

Аргументов более чем достаточно. За 6 лет, обращаясь в различные инстанции, я ни разу не слышала плохое о Дудине. Везде подчеркивалась значимость поднятой темы и выражалась поддержка (у меня целый архив). Тогда я обратилась к общественным организациям города в поддержку установки памятника и 6 организации, а это более 5 тысяч человек, подписались под обращением к губернатору города. И мы получили добро (документ есть). Все упиралось в финансирование. Тогда мы обратились к Путину, он не отказал, и просил разобраться.

И вот лед тронулся, и мы надеемся, что памятник будет.

Теперь по обвинению в том, что конкурс был тайным. Никакой тайны не было. Была публикация в вестнике Общественной палаты города, было объявление по радио, было объявление в доме, где проводился конкурс.

Я участвовала в выборе. Большинство макетов было бездарно, не по теме, громоздко и дорого. Мы выбрали образ солдата, т.к. Дудин до смерти своей был солдатом, писал о павших, безымянных могилах, корил себя за то, что не успел назвать всех поименно. Да лейтенант, а сколько таких лейтенантов — поэтов осталось на полях сражений, не допевших свои песни.

Это будет память всем им в образе Дудина.

Итак, автору этой грязной статьи следует извиниться перед теми, кого он оскорбил, тем более, что они работали не из желания прославиться, а в помощь ветеранам. Оскорбляя Их, он обидел все общество жителей блокадного Ленинграда и ветеранов войны.

А если извиниться не захочет, то пусть сожрет свой язык вместе со статьей, чтобы больше не говорил гадости.

Максимова Валентина Дмитриевна, член правления РОО «Воспитанники детских домов блокадного Ленинграда»