Писатели и Беглов. С кем вы, мастера пиара?

Разворачивание губернаторской предвыборной компании Александра Беглова ожидаемо достигло Кузнечного переулка. Врио губернатора признал, что строительство нового здания для музея Федора Достоевского «недопустимо». Но это не значит, что исходная проблема решена. Похожая история с музеем Набокова.

История с Достоевским внешне удачно завершилась — Александр Беглов  заявил, что на участке, который в советские времена занимал дом 7, должен сохраниться сквер. Но конфликт, вызванный желанием частного фонда во главе с Андреем Якуниным застроить сквер и передать помещения в пользование музею (правда, наблюдатели сомневались в бескорыстии организаторов фонда), возникли не на пустом месте. Музею Достоевского не хватает помещений для хранения фондов, для театральной и просветительской работы.

Следовательно, не пиаровским, а сущностным решением, которое устроило бы и музейщиков, и защитников скверов, может быть только предоставление музею других помещений, причем обязательно находящихся в городской собственности, чтобы там можно было беспрепятственно размещать музейные фонды. Но про это нет никакой речи.

Кстати, что касается сквера. Пока это смесь курилки, паркинга и мест кормления голубей при некотором количестве тщедушных зеленых насаждений. Если ничего здесь не будет меняться к лучшему, то идея строительства тут нового здания неминуемо возникнет вновь.

История с Музеем Набокова еще более сложная. В ней как минимум три игрока – город, владеющий вторым и третьим этажом лицевого корпуса, выходящего на  Большую Морскую улицу, 47; СПбГУ, учредитель музея, который занимает первый этаж; а также министерство культуры. Последнее, возможно, не по своей воле, вынуждено выступать в роли арбитра, поскольку получило обращение международного Фонда Набокова. Это так называемая история «300 коробок» с библиотекой и личными вещами писателя, которые фонд готов передать, но только если Музей Набокова станет государственным.

Идеальный вариант для музея Набокова – передача  музею всего особняка на Большой Морской с выселением районной музыкальной школы, занимающей второй и третий этаж набоковского дома (понятно, что школе надо что-то предложить взамен).  Ряд экспертов считает, что лучше всего передать музей из СПбГУ в городское ведение.

Но одно дело, как в случае с Достоевским, что-то запретить другим, и совсем другое, как в случае с Набоковым – отдать свое (а в любом случае кто-то чем-то должен поступиться – то ли СПбГУ, то ли город, то ли обоим вместе),  это трудно, особенно  в ситуации, когда материальной компенсации ждать особо не откуда.

Недавно СПбГУ сделал ход в этой шахматной партии (есть такие шахматы для трех игроков), назначив писателя и профессора Андрея Аствацатурова руководителем Музея Набокова. При этом прежний директор Татьяна Пономарева, остается заведующим отделом «Музей Набокова». В полном соответствии с действующим штатным расписанием СПбГУ, когда каждый университетский музей — это просто отдел со своим заведующим.

Наблюдатели расходятся во мнении, зачем пригласили Аствацатурова. Одни считают, что это тактический ход СПбГУ с целью показать, что с музеем Набокова он расставаться не намерен. Другие полагают, что Аствацатуров может стать реальным переговорщиком с другими участниками партии. Прежде всего, как известный литератор, а не как университетский профессор.

Пиаровским ходом в избирательной губернаторской компании станет ведение переговоров с Аствацатуровым с обсуждением ограниченных возможностей и светлых перспектив. Сущностным – передача Музею Набокова всего здания с решением проблем его финансирования.

Вадим Шувалов

 

Документы Владимира Набокова в Швейцарии ждут решения вопроса с музеем в России