Почему нынешний уличный протест вреден не власти, а самим протестующим

Начну с главного – для чего вообще нужен уличный протест? Правильно — чтобы что-то изменить.

В авторитарных странах «что-то изменить» можно только одним способом – свергнув авторитарную власть.

В демократических странах можно «пригрозить» выбранной власти, что если она срочно не исправится, то ей нахлобучат на уши досрочные выборы или, по меньше мере, прокатят на следующих плановых.

Второй — демократический — кейс, с вашего позволения, оставляем в стороне как сугубо академический и к России исторически внятного отношения не имеющий.

И тогда возникает вопрос: если вожди российской оппозиции не призывают сегодня к свержению авторитарной власти (а конкретно – к досрочной отставке президента Путина, ибо никакой другой власти в РФ нынче нет) тех, кого они выводят на улицы, то к чему они тогда их на самом деле ведут?

А ведут они их к тому, чтобы «царь нас услышал», при этом не имея под рукой ни сил, чтобы пригрозить царю свержением, ни возможности «прокатить» его на следующих выборах, ибо царей, как и родителей, известное дело – не выбирают.

И в итоге раз за разом – одно и то же. Сперва – бессильный детский бунт с ничтожными кричалками: «Папа, купи мороженое!». Затем – строгое наказание «шалуна». И, наконец, продолжительное затишье. Вплоть до следующего: «Я уже взрослый! Купи, гадский папа, мороженое!!!» – без шансов получить мороженое и, что самое печальное, без шансов повзрослеть.

И чем старше и дурней великовозрастный дитятя, тем папа — всё авторитетней и неодолимее. По крайней мере, таким он откладывается в «народном подсознании».

Надо ли в этой ситуации помогать самим себе ходить-бродить всё теми же тюремно-детсадовскими кругами под посвистывающим «родительским» хлыстиком – или всё же заняться чем-нибудь более полезным и перспективным? Например, задуматься о том, что будет «после папы»? И вообще, что такое «взрослая жизнь», когда не у кого просить мороженое и не до кого «докрикиваться», а когда сам должен, наконец, понять: в какой стране ты живешь, как она должна быть устроена, чтобы не походить на тюрьму, как должны выглядеть отношения центра – и территорий, законодательной – и исполнительной власти, нужен ли ей вообще президент или нет, нужна ли она сама себе в таком виде, в котором исторически сложилась-разложилась?

Ведь потому и не кричит никто нынче «Путина – в отставку!», что ни у кого из бегающих по улицам «лидеров протеста» ничего даже близко похожего на эти ответы – нет. А есть только шильное желание хайпануть на очередной протестной возгонке, за которой неизбежно последует очередной протестный слив…

Всё это стало мне понятно ещё в доисторические путинские времена, в 2007-м, в эпоху Маршей несогласных, когда я сам участвовал в стычках с омоновцами (у одного даже дубинку отобрал в группе товарищей и капюшон сорвал и на память утащил), когда только-только появились слоганы «Россия без Путина!» и «Это наш город!». Но вот ответов на вопрос о том, что такое «Россия без Путина» и что значит «Это наш город» — не было у оппозиционных вожаков тогда, нет и по сей день.

И потому для меня они сегодня – не вожаки, а (возможно, вполне искренне недоумствующие) провокаторы очередного не ведущего ни к чему псевдо-конфликта «дерзких детей» и «строгих родителей». Означающего не угрозу «свержения власти отцов» (ибо в голове у «детей» – ничего, кроме грозного: «Папа, последний раз говорю – дай мороженое!!!») – но лишь пролонгацию очередного авторитарно-полицейского цикла-мотоцикла.

И по этой причине, с искренним уважением и сочувствием относясь к тем, кто выходит сегодня на улицы, я, увы, не считаю этот выход полезным. И даже больше – считаю его глупым и вредным. На мой взгляд, куда полезнее «думать в голову» и копить умную энергию протеста на будущее, чем разбрызгивать её сегодня в виде кровавых брызг по столичным мостовым.

Даниил Коцюбинский