Как я не доросла до Греты Тунберг. Пять причин

У меня нет страницы в Википедии. А у Греты Тунберг есть. Ей шестнадцать, она выступила в ООН. В 8 лет она впервые услышала об изменении климата.

Примерно в том же возрасте я плакала ночами из-за войн и последствий Чернобыльской АЭС. А посмотрев японский мультик «Босоногий Ген», надолго потеряла покой. Слишком сильное потрясение для незрелой детской психики.

Беспокоят ли меня сейчас проблемы изменения климата и экологии?

Да. Пожалуй. Как любого нормального человека.

Вышла бы я в одиночный пикет «за климат»?

Нет. Однозначно.

Как в «Собачьем сердце»: «Почему же вы отказываетесь? — Не хочу. — Вы не сочувствуете детям Германии? — Сочувствую.- А, полтинника жалко? — Нет. — Так почему же? — Не хочу».

Пытаюсь понять, почему эта история у меня не вызвала должной реакции к проблеме. Даже, скорее наоборот.

И это отнюдь не равнодушие.

Во-первых, Грета могла с той же страстью выступать и не за климат —  за другое. Если бы Грета узнала о проблеме бездомных собак или про испытание косметических средств на зверюшках — она бы вписалась за это. Те три диагноза — как сейчас принято говорить, особенности – делают ее борцом за что-то, но за что-то одно.

Во-вторых, глядя на ее выступление, я подумала о юродивом в «Борисе Годунове», который научился  Инстаграму и Твиттеру? Я к юродивым хорошо отношусь. Но консервативна пока – считаю, что они лучше смотрятся на ступенях храма.

В-третьих, в нашей Госдуме своих юродивых хватает – я всегда с опаской смотрю на любое выступление с трибуны.

В-четвертых. Верю в то, что «Грета Тунберг» — это проект. И девочку использует некто в своих (вероятно, благих) целях практически вслепую.

В-пятых. Проект «Грета Тунберг» — не на наш народ рассчитан. В России борьбу с геями и абортами поддержать — всегда пожалуйста, а экология – это еще далеко от нас. Я, конечно, с геями и абортами не борюсь, но что-то от народа во мне еще есть.

Проект рассчитан не на нас, а на американцев и жителей тех стран, в которых уровень дохода давно благополучен, это для них любая гуманистическая идея — кайф. Это замена религии. Белый камешек в мешочек.

Моя близкая подруга — солистка Шведской королевской оперы. И то, что она рассказывает, чуть помогает раскрыть шведский менталитет.

Например, если артист на репетиции проявляет повышенную эмоциональность (что для русских абсолютно нормально), ему тут же мягко предлагают пройти несколько сеансов у психотерапевта. Понятно откуда крайняя идейная терпимость элиты общества к мигрантам и, как следствие, повышению налогов и т.д.

К чему я это? К тому, что меня пугает радикальность. Как это у Довлатова:

— Он какой-то очень советский! -Что вы! Совсем наоборот — антисоветский! Вот- вот. Об этом и говорю…

Грета Тунберг для меня пока – это слишком.

Но я работаю над собой.

Ольга Маркина