Гоголь и случайно выбранные Антихристы

Много чего интересного можно найти, внимательно прочитав «Ревизора» Гоголя. Кто-то обнаружит полезность перлюстрации писем. А мы поняли, что Антихристом может быть каждый.

 Вместе с художником Богорадом продолжаем социальный проект – напоминаем народу, какие книжки он когда-то читал, но не точно помнит, что там написано. После «Двенадцати стульев» переходим к «Ревизору» Николая Гоголя.

Сюжет «Ревизора» Гоголю, как известно, подарил Пушкин. В итоге вот что у Гоголя получилось. Городничий некоего города N сообщает местным чиновникам, что к ним должен приехать ревизор из Петербурга. И скоро выясняется, что в гостинице остановился молодой человек, на ревизора похожий. Это Иван Александрович Хлестаков. Все чиновники начинают давать ему взятки. Хлестаков деньги берет, с женой городничего заигрывает и к  дочери городничего сватается. Городничий на брак согласен. Умный слуга Хлестакова советует побыстрее сваливать из города. Глупый Хлестаков пишет письмо другу в Петербург, где описывает еще более глупых местных чиновников, и уезжает, обещая вернуться. Городничий строит большие карьерные планы. Но почтмейстер вскрывает письмо Хлестакова и выясняет, что ревизор был ненастоящий. А в гостиницу уже заселился настоящий ревизор. Немой сценой всё заканчивается.

Вывод: все чиновники не только коррупционеры и взяточники, но и идиоты. И если бы не любознательность почтмейстера, могли бы еще долго оставаться в неведении, что это было.

Предпринималась как минимум одна попытка дописать «Ревизора» – гвардии полковник Дмитрий Цицианов написал еще три акта, в которых действовал настоящий ревизор, карая всех дураков и казнокрадов. Дописанная пьеса публике не понравилась. Может, конечно, Цицианов бездарным драматургом оказался. А может, дело не только в этом  – а в том, что у Гоголя всё заканчивается немой сценой совершенно не случайно.

Гоголь, как известно, был человеком религиозным и мистическим. Всё у него имеет второй смысл.

Понятно, что город N – не просто город. Это образ мира, докатившегося до полного абсурда. И вот в этот мир приходит Антихрист. То есть тот, кто приходит вместо Христа, но которого принимают за Мессию. Тот, кто не по праву присваивает себе божественное достоинство.

Но приходит он ненадолго. Потому что потом обязательно наступает Страшный суд. Его начало и символизирует та немая сцена, которой всё у Гоголя заканчивается.

Понятно, что при таком раскладе появление какого бы то ни было реального ревизора из Петербурга невозможно. И даже если бы полковник Цицианов оказался дико талантливым литератором, у него все равно бы ничего не получилось – потому что речь идет о Втором пришествии, а не о разборках бюрократов.

И тут мы с художником Богорадом поняли главное: что Хлестаков – это случайно выбранный Антихрист. Что Мессией может быть не любой, а Антихристом – кто угодно.

Не зря Гоголь всё время оглядывался. Вот и мы с Богорадом теперь будем.