Радиация: насколько опасна? И когда пить йод?

8 августа, в день взрыва на полигоне в Архангельской области,  в Северодвинске были зафиксированы превышения мощности дозы гамма-излучения в 4–16 раз – сообщил Росгидромет. Скачок радиоактивного излучения составил 1,78 мкЗв/ч при среднем показателе для Северодвинска  0,11 мкЗв/ч.

Считается, что взрыв произошел при неудачных испытаниях ракеты «Буревестник» с ядерным двигателем и неограниченным радиусом боевого применения. Пять сотрудников Росатома погибли. Власти уверяют, что сейчас беспокоится  не о чем.

Насколько опасна радиация? Об этом «Город 812» говорил  после аварии на японской АЭС Фукусима с экспертами в области радиационной медицины – начальником НИЛ спектрометрии излучений человека Всероссийского центра экстренной и радиационной медицины МЧС России Вольдемаром Тарите и руководителем Северо-Западного регионального центра Российского государственного медико-дозиметрического регистра Олегом Астафьевым.

 

Последствия Хиросимы и Чернобыля

 – Для начала – почему теперь все считают в микрозивертах, а раньше было в микрорентгенах?

В.Т.: Микрозиверты – это единицы в международной системе единиц СИ, которая принята 30 или 40 лет назад. Россия долго не могла на нее перейти, потому что во всех наших приборах, литературе использовались рентгены и бэры… Один зиверт равен 100 рентгенам. Например, нормальный для Петербурга фон в 17 микрорентген – это 0,17 микрозивертов.

— Настолько реально опасна радиация? Что говорит опыт Чернобыля?

В.Т.: Вот официальные данные по Чернобылю: в первые дни после аварии у 134 человек из числа персонала и пожарных, которые подверглись наиболее интенсивному радиационному воздействию, развилась острая лучевая болезнь. 28 из них погибли вскоре после аварии. Это все.

— Неужели? А пострадавшие?

О.А.: На учете в российском Регистре состоит более 689 тысяч человек, в том числе – 190 тысяч ликвидаторов аварии, а также жители наиболее загрязненных радионуклидами регионов – Брянской, Калужской, Орловской и Тульской областей. На Северо-Западе живут более чем 11 тысяч ликвидаторов. За 25 лет из них умер каждый пятый.

– Они умерли именно от лучевой болезни?

О.А.: Если сравнивать показатели смертности чернобыльцев и мужского населения соответствующего возраста, то они практически не различаются. Хотя еще несколько лет назад смертность ликвидаторов была даже ниже смертности населения. При этом смертность ликвидаторов, получивших максимальные и минимальные дозы облучения, не различается между собой.

Самая частая причина смерти ликвидаторов на четырех из пяти территорий региона – болезни системы кровообращения. А в Калининградской области смертность от сердечно-сосудистых заболеваний и травм-отравлений оказалась равной. То есть, если бы радиация существенно повлияла на их здоровье, то и последствия должны были быть схожими на всех территориях. Но они разные.

А вот еще графики динамики заболеваемости раком у ликвидаторов Петербурга и Ленобласти. Если бы причина возникновения у них злокачественных опухолей крылась в Чернобыле, то эти кривые должны были быть синхронны и однородны. Но они опять-таки разные!

Однако за последнее время в Петербурге мы начали отмечать достоверное превышение в 1,5 – 2,4 раза заболеваемости раком ликвидаторов по сравнению с мужским населением соответствующего возраста. Хотя раньше такого не было.

– И что из всего этого следует? Что радиация не так страшна, как ее малюют?

О.А.: К этим результатам надо относиться осторожно. Приведу пример для сравнения: уровень заболеваемости раком мужского населения по районам Петербурга, по данным за 2006 год, отличался более чем в 2 раза. К примеру, у кронштадтцев злокачественные новообразования находили в 2,5 раза чаще, чем у жителей Адмиралтейского района. Если говорить о ликвидаторах: те, кто получил максимальную дозу – более 20 сантизивертов, заболевают раком – всего лишь! – в 1,4 раза чаще, чем те, кто получил по минимуму – от 0 до 5 сантизивертов.

В.Т.: Нельзя недооценивать и психологический фактор. Сильнейший стресс, связанный с самой аварией (для жителей – с переселением из зараженных мест), повышает уровень заболеваемости.

— А что говорят японские медики по поводу последствий радиоактивного заражения после бомбардировки Хиросимы и Нагасаки?

В.Т.: Японцы ведут свой регистр выживших – он называется Хубакуси – с 1952 года. Исследования потомства тех, кто подвергся воздействию радиации, не выявили ни нарушений репродуктивной функции, ни пороков развития, ни прочих отклонений. В онкологии тоже нет существенных отличий между облученным и не облученным населением.

О.А.: Уровень онкозаболеваний все-таки незначительно превышен у тех, кто получил больше 20 сантизивертов. Причем эти последствия начали проявляться не сразу, а где-то через 20 – 25 лет.

В.Т.: В Японии проводились обследования рентгенологов и других специалистов, связанных с радиацией. Выяснилось, что смертность среди них на 28% ниже, чем у контрольной группы «необлученного» населения.

 

В малых дозах  — даже полезно?

— Из ваших слов выходит, что радиация даже полезна для здоровья?

В.Т.: Нельзя так огульно говорить, радиация – это плохо или хорошо. Есть много исследований, которые доказывают ее стимулирующее воздействие, так называемый эффект гормезиса. Облучение живых организмов ионизирующим излучением в малых дозах – не вредно, а благоприятно для их существования и развития.

Проводились опыты на мышах и собаках: животных изолировали в свинцовом контейнере от воздействия радиации, обеспечивая их всем необходимым для жизни. Но они чахли и быстро умирали. Все живое на земле развивается в условиях естественного радиационного фона. В каких-то пределах он стимулирует процессы обновления клеток. Есть местности в Бразилии, в Индии, где фон превышен в 200 – 500 раз, но жители там не страдают. Наоборот, с повышением природного радиационного фона отмечается снижение заболеваемости раком, больше людей доживают до преклонного возраста.

Однако понятие «малых доз» радиации до сих пор не имеет четкого определения. Есть пороговые заболевания, которые возникают при достижении «порога» – определенной дозы, вызывающей лучевое поражение. А в области «малых доз» такой зависимости нет. Последние лет двадцать в радиационной медицине принята линейная беспороговая гипотеза. Согласно ей, даже 1 квант ионизирующего излучения способен повредить 1 молекулу, которая может вызвать отдаленные, так называемые, стохастические последствия – онкологические или генетические. Чем выше доза, тем выше вероятность таких последствий.

— На Западе очень опасаются перемещения радиоактивных облаков – так было и при аварии на Фукусиме.

В.Т.: Запад болен радиофобией. Нашли в японском шпинате цезий-137. Если съесть из него салатик – ничего страшного не случится. Если питаться им три раза в день – это уже хуже, но все равно не настолько, чтобы говорить о лучевой болезни. Радиоактивная опасность, которую несло «облако с Фукусимы» сильно преувеличена. Даже дозы, которые получали японские спасатели непосредственно на Фукусиме, очень не велики. Им разрешено получать до 250 миллизивертов, это – 25 рентген. У нас для спасателей в определенных условиях разрешается доза до 40 рентген. Но японцы уверены, что лучевая болезнь будет неминуемо, и провожали своих спасателей как смертников. А лучевая болезнь развивается после 250 рентген. И то – с 50-процентной вероятностью, а потом сама со временем может пройти без всякого лечения.

 

25 капель йода на стакан молока

— Представим: если все-таки случится худшее, и до Петербурга долетит радиоактивное облако после какой-нибудь аварии? Что делать? Стоит ли, например, пить йод?

В.Т.: Помните, несколько лет назад прошел слух про аварию на ЛАЭС? Из аптек смели йод, надевали марлевые маски, заклеивали окна. С одной стороны, меня это порадовало – люди, по крайней мере, учебник ОБЖ читали. Но почему все это было без команды? Если фон повысится, МЧС скажет, что делать.

— Правда, что в таких случаях надо принимать какой-то особенный йод, а если его пить из обычного пузырька – вреда будет больше, чем пользы?

В.Т.: Как правило, принимают йодистый калий. Но методика применения обычной спиртовой настойки йода тоже есть: 20 – 25 капель на стакан воды, молока или киселя 2 – 3 раза в день. Этот рецепт мы рекомендовали нашим спасателям в Японии, когда выяснилось, что на Фукусиме из поврежденных реакторов пошел радиоактивный йод. Обычный йод нужно пить для того, чтобы им насыщалась щитовидная железа и не «впитывала» в себя радиоактивный. Но это имеет смысл делать, когда есть угроза или только начался йодный выброс. Если его нет, то и принимать не надо.

Елена Роткевич