Радикализируют ли ингуши свой протест?

Конечно, назвать решение Конституционного суда РФ о признании законным соглашения глав Чечни и Ингушетии о границе между республиками филькиной грамотой – нельзя. Хотя бы потому что имя того, кто, судя по всему, стоял за принятием этого решения – отнюдь не Филимон…

Однако, если вдуматься в смысл данного акта, то он, признаться, рождает захватывающие воображение и вполне «филькины» вопросы…

 

Итак: «Если границы между двумя сопредельными субъектами отсутствуют, то речь идет не об изменении принадлежности какой-либо территории, а об их взаимной потребности разграничить свои земли и разрешить вопрос об установлении границ. В данном деле утверждение границы Советом Федерации не предполагается».

И ещё: «Конституция Ингушетии предусматривает учёт мнения населения соответствующей территории, но только при изменении границ. Каких-либо положений о проведении референдума при решении вопроса о первоначальном определении границ с другими субъектами РФ в ней не содержится. Соответственно, референдум в Ингушетии не является необходимым при установлении границ с соседней республикой».

«Так сказал З.»! А именно, председатель КС РФ Зорькин.

А теперь переведём с канцелярита на русский и получим следующее: коль скоро границы между Чечнёй и Ингушетией официально не установлены, главы обеих республик могут кроить их рубежи как (не будем поминать бога всуе) Кремль на душу положит. Могут даже, вероятно, заключить соглашение о полном поглощении одной из республик – другой республикой. И никакого референдума в этом случае не надо! И даже согласия Совфеда не надо! Ведь официально границ-то не было? Не было! Ну, и что, что они были и по факту, и де-юре (между конкретными органами МСУ). Формально границ между Чечнёй и Ингушетией закреплено не было! А значит, эти границы могут взять и нарисовать… нет, не граждане обеих республик в ходе референдумов, а два волевых чиновника: глава Чечни и глава Ингушетии соответственно. Вот такая вот у нас в России нынче конституционная демократия (воздержимся, впрочем, от оценок, дабы не прибегать к обсценной лексике, предусмотрительно запрещённой а нашей другойтакойстранынезнаюгдетаквольнодышетчеловечной стране).

Странно, впрочем, полагать, что столь серьёзный вопрос, как передел рубежей (не важно, закрепленных формально или нет) между двумя субъектами РФ мог быть осуществлён, притом «при полном непротивлении сторон», а точнее двух ставленников федерального центра, без согласования, а то и прямой санкции из Кремля.

Тем не менее, тысячи стихийно вышедших на протест ингушей, а также гражданские лидеры протеста многократно – и, судя по всему, вполне искренне – декларировали, что борются не «против Путина», но исключительно за конституционные права ингушского народа. Проще говоря, борются против произвола Евкурова и Кадырова (последнего протестующие при этом точно так же отделяли от чеченского народа, как Евкурова – от ингушского), покусившихся, как были убеждены протестующие, на эти самые конституционные права. И когда после того, как Конституционный суд Республики Ингушетия (РИ) признал неконституционной процедуру утверждения в Народном собрании РИ упомянутого соглашения о границе, я опубликовал статью под заголовком: «Ингуши победили Кадырова и Путина» , некоторые из видных ингушских активистов подвергли этот заголовок критике. И в очередной раз подчеркнули отсутствие в своей позиции каких бы то ни было антикремлёвский интенций. Насколько я мог понять, многим ингушам в тот момент казалось, что в действительности Кремль в последний момент поддержит ингушский протест, дабы «окоротить» слишком зарвавшегося Рамзана, который «давно уже мозолит глаза многим влиятельным федералам».

Но вот настал день, когда позиция федерального центра, озвученная устами председателя КС, прояснилась вполне. В этой связи, разумеется, встал вопрос? Что дальше? Как к случившемуся относятся ингушские активисты и, самое главное, что они намерены предпринимать – или же не намерены предпринимать ничего?

С этими вопросами «Город-812» обратился к нескольким известным представителям ингушской общественности.

Что касается оценки решения КС РФ, то все без исключения респонденты оценили его крайне негативно, не скрывая своих разочарования и гнева.

 

Ханифа Оздоева, блогер и предпринимательница: «Как и весь Ингушский народ, я хоть и лелеяла слабую надежду, но не ожидала что так открыто, по-хамски нам плюнут в душу, целому народу! Думала, что это будет что-то завуалированное. Но я так поняла, что нас решили сделать примером для других – вот так вам, и нечего рыпаться. Евкуров нам это давно сказал, куда нам засунуть свое мнение, как народа, то же самое и КС РФ сделал, послал куда подальше нас. Но, нельзя так с нами! Мы не тот народ, который подставляет вторую щеку. Мы те, которые взрастаем из семян, когда думают, что уничтожили…»

 

При этом большинство экспертов прямо назвали Кремль (администрацию президента) в качестве истинной силы, продиктовавшей конституционным судьям их решение.

 

Магомед Муцольгов, председатель Координационного совета неправительственных организаций Республики Ингушетия, руководитель Правозащитной организации «МАШР»: «Решение КС РФ – политическое, не правовое. Суд вышел за рамки своих полномочий приняв к рассмотрению жалобу Евкурова. Полагаю, КС в этом случае выполнил политическую волю Кремля»

 

Хава Хазбиева, режиссёр-документалист: «Решение КС РФ – политическое, принятое, как я полагаю, в соответствие с политической волей Кремля. В 1944-м обрекли наш народ на смерть, так хоть причину придумали, а здесь – по факту то же самое, только морально… Надежда была только на то, что судьи КС РФ – старые люди, что кто-то из них вспомнит о будущем некрологе… Впрочем, неполитическое, юридическое решение трудно было ожидать, видя как в течение этих двух месяцев ингушские власти (явно чувствуя поддержку «сверху») на что только не шли, чтобы продавить заключённое соглашение! Это были абсолютный, ничем неприкрытый цинизм, наглая ложь, нарушение всевозможных законов на глазах всего мира… При этом у меня ощущение, что этим людям было обещано не просто много, а еще одна целая жизнь! Потому что мне трудно представить, как эти люди смогут теперь продолжать жить в ингушском обществе…»

 

Луиза Акиева, консультант Центра стратегических исследований и геополитики в области энергетики: «КС РФ продемонстрировал неспособность сохранять независимость. Я не думаю, что нами управляют дураки, поэтому это сознательный шаг с далеко идущими целями в целом для России. Думаю, что сейчас реализуется некая политическая реформа, и перед нами – обезличенная зависимость КС РФ от администрации президента».

 

Барах Чемурзиев, председатель общественного движения «Опора Ингушетии»: «Мы, конечно, ожидали, что КС РФ признает соглашение Кадырова и Евкурова конституционным, но мы не думали, что КС РФ (то есть Россия) будет заточен на то, чтобы «зачистить» всякую возможность для ингушского народа для дальнейшей легальной борьбы. Однако это произошло. КС РФ посчитал, что референдум не нужен, что мнение жителей прилегающих к границе территорий – тоже неважно, что нарушения, допущенные в процедуре принятия республиканского закона, утверждающего соглашение – несущественные и не влияют на сам закон и на соглашение. И последнее, что меня, конечно, «убило», это то, что в резолюционной части КС РФ отдельным пунктом указал, что постановление КС РФ является обязательным для выполнения всеми государственными, муниципальными и иными организациями и гражданами РФ. Такое ощущение, что кто-то стоял за спиной КС РФ (судя по всему, Кремль) и подсказывал, что надо писать. Похоже на решение какого-то районного суда… Решения Конституционного суда должны быть общими, просто указывающими на несоответствия или соответствия. В этом же случае КС «опустился» до того, что прописал и пересказал все подробности, де-факто вдребезги – фактически по пунктам – разнёс постановление КС Республики Ингушетия. И теперь уже даже ссылаться на решение КС РИ уже не имеет никакого смысла… На мой взгляд, в этом решении КС РФ заложено несколько мин замедленного действия, которые окажут очень серьёзные воздействия на взаимоотношения между субъектами РФ, а не только Ингушетией и Чечнёй. И это решение КС РФ создаст системные проблемы для очень многих субъектов РФ..,»

 

На вопрос «Что делать?» респонденты ответили не менее эмоционально и решительно, чем на вопрос «Кто виноват?»

 

Ханифа Оздоева: «У ингушей только один путь — референдум! Задача №1 — убрать Евкурова и вернуть себе прямые выборы! Задача №2 — восстановить свою территорию, до той, что была до 1944 года, до высылки. У нас есть решение своего Конституционного суда Республики Ингушетия. Для меня он – выше всех судов в мире! У нас есть и своя Конституция, и своя Республика! Я никогда не забываю, что мы Государство в Государстве! Маленькое, но Государство!»

 

Магомед Муцольгов: «Народ Ингушетии провёл за последние несколько месяцев столько массовых акций, сколько многие регионы нашей страны не проводили за десятилетие, но, несмотря на это, мы будем и дальше отстаивать наши права, как именно — решит Ингушский комитет национального единства».

 

Луиза Акиева: «Реальный возможный и необходимый минимум – это заявить и закрепить свои права на отторгнутую территорию и Пригородный район с частью Владикавказа на международном уровне. Времена сейчас меняются быстро, поэтому все необходимые документы должны быть собраны…  Все зависит от ситуации. Мы на бытовом уровне можем решить многое. Путем применения традиционных инструментов воздействия на ключевые фигуры… Протест в форме митинга или выхода на улицу, увы, ничего не даст. А вот протест в форме забастовки, может что-то дать: как минимум, невыполнение решения КС РФ – я имею в виду, что спорная территория по факту сохранится в составе Республики Ингушетия. Ведь если наши законы и положения остаются неизменными и кадастровые службы не внесут никаких изменений, то по факту все останется, как было».

 

Хава Хазбиева: «Это основной вопрос для каждого ингуша. Каждый мучительно переживает эту беспрецедентную ситуацию в жизни народа. Ничего другого, кроме как добиваться правовым путем справедливости, нам не остается. При всем драматизме ситуации нужно вызвать к жизни все институты жизнедеятельности народа, только так ингуши могут оставаться в правовом поле».

 

Барах Чемурзиев: «Жители Ингушетии, конечно, сегодня – в полном замешательстве, потому что весь мир видел, что народ Республики Ингушетия – категорически против этого соглашения. Подчёркиваю, не против установления границы с Чечней, а именно против того, что граница таким образом установлена, с передачей значительной части территории Республики Ингушетия – Чеченской Республике, без учета мнения населения, без проведения консультаций с институтами гражданского общества и с экспертами. Ингушский народ протестовал только против этого. Что ингушам делать в будущем?.. Однозначно, не сдаваться и продолжать свою борьбу за жизненное пространство и справедливость. Сейчас Ингушский комитет национального единства проводит консультации со всеми общественными и экспертными кругами, чтобы выстроить эффективную стратегию и тактику дальнейших действий за сохранение и восстановление территориальной целостности республики.

Должна ли риторика ингушей радикализироваться? Радикализировать свою позицию, в том числе по Пригородному району, ингушская общественность не будет. В этом нет необходимости. Но, то, что работа по проблеме Пригородного района перейдет в активную фазу – это безусловно. Все требования и действия будут строго в рамках правового поля, несмотря на то, что КС РФ вынес решение, поправ все нормы закона и свои же правовые позиции по аналогичным вопросам, наплевав на волю ингушского народа. Делать опрометчивые шаги, которые могут привести к межнациональным конфликтам, в том числе по Пригородному району, ингушская общественность не будет. В Пригородном районе проживают 28 тысяч ингушей, и необдуманные действия могут поставить под угрозу их жизнь, безопасность и имущество.

С другой стороны, я бы хотел подчеркнуть, что принятое КС РФ решение парадоксальным образом создаёт благоприятные условия для решения проблемы территориальной реабилитации ингушского народа. Есть, как известно, Закон о реабилитации репрессированных народов от 1991 года.  В соответствии с ним, репрессированные народы имеют право на территориальную реабилитацию. Власти Чеченской республики, обосновывая свои территориальные претензии к Ингушетии, ссылались на карту Ингушской автономной области (ИАО) и Чеченской автономной области (ЧАО) 1934 года. И я допускаю, что по этим картам часть территории, которая сейчас передана Чечне, на тот момент относилась к ЧАО. Но согласно этим же картам 1933-1934 годов, Пригородный район и правобережная часть города Владикавказа (Орджоникидзе), которые сегодня находятся в составе Северной Осетии, относились к территории ИАО.

Хочу напомнить, что граница между РИ и Республикой Северная Осетия  – Алания до сих пор не установлена. Поэтому теперь мы можем, обосновывать свои требования по возврату этих земель в состав Ингушетии, не только ссылаясь на Закон о реабилитации репрессированных народах, но и на Постановление КС РФ от 06.12.2018 г., в котором указано, что при установлении границы между субъектами РФ, учет мнения населения и референдум не обязательны. Кроме этого, КС РФ указал, что передача территорий от одного субъекта к другому способствует установлению мира и согласия. Мы согласны с этим утверждением КС РФ – возвращение Ингушетии отторгнутых земель будет способствовать миру и согласию между осетинами и ингушами. Таким образом, мы, основываясь на законе о реабилитации репрессированных народов, на Постановлении КС РФ от 06.12.2018 года, на правовом прецеденте, созданном властями Чеченской Республики и Республики Ингушетии, в ближайшем времени, озвучим наши территориальные предложения – в форме стратегии по установлению границы между Северной Осетией и Республикой Ингушетия. И в рамках действующего законодательства мы будем оказывать давление на депутатов Государственной Думы и сенаторов Совета Федерации от нашей республики, на депутатов Народного собрания РИ, на Главу РИ и на федеральные органы власти, которые отвечают за национальную и территориальную политику в нашей стране».

 

Одним словом, прогноз Города-812 о том, что ингушский протест продолжится , судя по всему, оказался верным. В то же время верным, увы, оказывается и предположение, что игнорирование федеральным центром гражданской воли целого народа способно спровоцировать фактическую радикализацию его политических требований, что, в свою очередь, может быть чревато самыми драматическими последствиями…

Как бы то ни было, ясно одно: решение КС РФ – отнюдь не конец истории, а лишь драматическое её продолжение. И чем дело в итоге закончится, будет зависеть от множества факторов, среди которых сыграют свою роль и протестная активность в других регионах (только что антикремлёвская фронда заявила о себе, например, в Татарстане ), и внутрикремлёвская «роза ветров», и, конечно же, гражданская активность самих ингушей.

Даниил Коцюбинский