Музей Достоевского: почему Албин решил ничего не решать?

Самым необычным за всю историю Совета по культурному наследию Петербурга было заседание, посвященное концепции нового здания для Музея Достоевского. Когда общими усилиями, казалось, была найдена формула решения совета для постановки на голосование, председательствующий — вице-губернатор Игорь Албин отменил голосование вообще.

Наблюдатели нашли два объяснения произошедшему. Первое — это была домашняя заготовка Албина, поскольку вопрос острый, а Александр Беглов — и.о. губернатора публично еще не обозначил  свое к нему отношение. Речь идет о предложении фонда «Петербург Достоевского» и архитектора Евгения Герасимова построить рядом с домом по Кузнечному переулку, 5, где находится мемориальная квартира писателя, модернистское здание для расширения Музея Достоевского.

Второе объяснение — решение было принято по ситуации и оно следует из логики обсуждения, которое состоялось на совете. Ключевыми моментами стали реплика Сергея Макарова, председателя КГИОП о том, что предложенный дом нарушает 820-й закон об охранных зонах. Тот запрещает модернистский фасад. Потом была дискуссия, можно ли не пробивать проемы в охраняемой наружной стене дома 5 на уровне первого этажа. В концепции они продиктованы, прежде всего, соображениями доступности для маломобильных. Михаил Мильчик, заместитель председателя совета, предложил подумать, можно ли сделать вход через подвал, чтобы не пробивать охраняемые стены.

Депутат ЗакСа Борис Вишневский, убегая в Маринский дворец на обсуждения Стратегии развития Петербурга, шепотом, но так, что многие слышали, пригрозил авторам концепции иском о нарушении законов, если они попытаются реализовать задуманное.

Историк петербургской архитектуры Борис Кириков попытался разрядить обстановку. Последняя версия снесенного в 1970-е годы дома 7 по Кузнечному переулку, где намечено новое здание для музея, появилась не в 1870-е годы, а в 1912 году и была построена по проекту Абрама Берлина. Этот петербургский архитектор в 1921 году уехал в Палестину и работал там. Кириков нашел его наследников и вел с ними переписку.

После двух часов дискуссий Александр Кононов, зампредседателя Петербургского отделения ВООПИиК предложил «резолюцию» из трех пунктов. Первый: признать, что Музею Достоевского надо расширяться, предложить комитету по культуре сформулировать параметры этого расширения. Второй: при проектировании застройки участка 7 по Кузнечному переулку учесть требования законов, в том числе о неприкосновенности предметов охраны. Третий: радикальный вариант фасада, предложенный Евгением Герасимовым, требует переработки.

Почти наверняка, эти пункты были бы одобрены советом. Тогда почему вице-губернатор «отключил» голосование? Первая версия (про ожидание реакции Беглова), названная выше, это объясняет. А если верна вторая, то проще продолжать переговоры без предварительных условий. Даже самое мягкое и неопределенное решение совета всех к чему-то обязывает.

Вадим Шувалов