Расширение музея Достоевского: война аргументов

Самое содержательное обсуждение концепции нового здания Музея Достоевского состоялось в Общественной палате Петербурга. Позитив: все участники четко и ясно обозначили свои позиции. Негатив: после этого стало очевидно, что компромисс найти очень сложно.

Хотя все согласны с двумя позициями — музею надо расширяться, надо придумать, как в доме-памятнике обеспечить доступ в музей для маломобильных.

Ключевыми стали выступления Константина Сухенко, председателя комитета по культуре Петербурга и архитектора Максима Атаянца, как эксперта концепции, разработанной Евгением Герасимовым. Напомним, что Герасимов является и соучредителем фонда «Петербург Достоевского», который собирает средства на строительство.

Позиция Сухенко выглядит так. Его не устраивают планы фонда передать построенное им новое здание, а также квартиры в доме, где находится музей (одну выкупили, с собственниками двух других идут переговоры) в бессрочное безвозмездное пользование Петербургу. По двум причинам — в бюджете комитета очень сложно найти средства на содержание нового здания. Городской музей, в котором есть частная собственность, порождает много юридических проблем.

Сухенко предложил такое решение: если фонду удастся выкупить квартиры, то он дарит их городу, там размещаются фонды музея и кабинеты сотрудников. Новое здание строится для негосударственного Центра Достоевского, который сотрудничает с музеем в театральных, выставочных, образовательных и прочих проектах. Тогда денежные потоки четко разделены.

Атаянц сформулировал архитектурную проблему так. Существующая ситуация с разобранным полвека назад домом выглядит как выбитый нижний передний зуб. Задача в том, чтобы вставить не стальной протез, а создать зуб максимально похожий на родной. По Атаянцу, Петербург ничем не интересен, кроме уникальной сохранности исторического центра, вне зависимости от ценности отдельных зданий. Поэтому, критерием качества любого проекта для исторического центра должно быть: увеличивает или снижает ценность центра появление в нем новой постройки.

Атаянц считает, что концепция Герасимова снижает эту ценность, поскольку его дом намеренно сделан так, чтобы максимально выделиться из окружения. Надо воспроизвести исторический контекст, не повторяя буквально вид здания, стоявшего на этом месте.

Герасимов отвечал оппонентам, что фонд принял решение не дарить, а передавать новое здание и квартиры в аренду. Что касается архитектуры, то для него важнее всего мнение профессионального сообщества. А оно положительное, что показало голосование на градсовете.

После такой дискуссии Александр Кононов заместитель председателя Петербургского отделения ВООПИиК заметил, что у фонда нет готовности к диалогу с общественностью. Он считает неправильными аналогии с модерновыми домом Зингера и Елисеевским магазином. В свое время они взорвали Невский проспект, а теперь стали культурным наследием. Но в начале ХХ века не было существующего сейчас понимания охраны наследия.

Общественная палата призвала всех интересантов продолжить поиски компромисса и только после его нахождения начинать стройку.

 

Вадим Шувалов