Российская национальная библиотека. Перераспределение власти идет полным ходом

Если в предыдущей статье «Кто на самом деле руководит Российской национальной библиотекой?» , опубликованной 21 сентября 2019 года, речь шла о переходе части полномочий генерального директора РНБ А.П.Вершинина заместителю по библиотечной работе Е.В.Тихоновой, то в этой статье главным героем является В.О.Коротков, до недавнего времени – скромный заведующий отделом кадров.

 

Но, видимо, Вершинин разглядел в нем скрытые таланты организатора, и потому решил, что с заметной частью директорских полномочий Коротков сможет справиться гораздо лучше, чем сам гендиректор Вершинин. Такое умозаключение я делаю на основе целого ряда приказов, подписанных Вершининым 4 октября 2019 г. Впрочем, приказ о назначении Короткова заместителем генерального директора РНБ по организации и контролю мне остался недоступен, но зато доступными оказались пять других приказов:

№ 264 – о передаче Отдела кадров из непосредственного подчинения генерального директора в непосредственное подчинение Короткова;

№ 266 – о передаче Отдела внутреннего контроля из непосредственного подчинения генерального директора в непосредственное подчинение Короткова;

№ 267 – о передаче Службы охраны труда из непосредственного подчинения генерального директора в непосредственное подчинение Короткова.

Еще два приказа передают все тому же Короткову:

№ 265 — Отдел архивных документов из непосредственного подчинения заместителя генерального директора по научной работе В.Р.Фирсова;

№ 268 – Отдел учета и контроля имущественного комплекса из непосредственного подчинения заместителя генерального директора по административно-хозяйственной деятельности, капитальному строительству и реконструкции И.В.Козина.

Естественно, все пять приказов о переподчинении начинаются фразой: «В целях совершенствования системы управления структурными подразделениями Учреждения…». Это же подтвердил и сам Валерий Олегович Коротков в телефонном разговоре, когда 9 октября я позвонил ему, чтобы поздравить с блестящей карьерой. В моей интонации Коротков почему-то уловил иронию, а формулировка, предложенная мною, — об активно идущем перераспределении власти в РНБ и странном и даже подозрительном отказе гендиректора от тех полномочий, которые прописаны в Уставе РНБ, утвержденном постановлением правительства от 08.09.2011 № 761, Короткову явно не понравилась.

Но что там какой-то гендиректор, если  4 октября 2019 г. вдруг оказалось, что и способностей двух других замов не хватает на то, чтобы руководить Отделом архивных документов и Отделом учета и контроля имущественного комплекса. И потому пришлось эти отделы передать в подчинение универсала Короткова. А что делать, если прежние начальники не справлялись? Тут, как ни крути, а Коротков оказывается спасителем библиотеки.

Из анализа приказов № 264 – 268 я делаю вывод о том, что перераспределение полномочий и, следовательно, власти в Российской национальной библиотеке идет интенсивно. Гендиректор отказался уже от многого из того, что ему определил Устав РНБ: просто какой-то «Король Лир», раздающий все, что имеет, любимым заместителям. Причин тут, я думаю, может быть несколько: от тяжелой болезни до обычной некомпетентности или просто нежелания работать. Но почему тогда Вершинин не увольняется, а передает своим заместителям то, чем обязан заниматься сам? Ведь руководить РНБ по Уставу должен единолично гендиректор, а не «группа товарищей».

Предполагаю, что на этом перераспределение власти не закончится, и можно ожидать, например, ухода заместителя генерального директора по библиотечной работе Е.В.Тихоновой. Как сообщают наблюдатели, А.В.Лихоманова выселили из его кабинета (расположенного рядом с директорским), перебросив в кабинет, оставшийся от Е.Товстенко.

В связи с упомянутыми приказами у меня возникло несколько вопросов. Прежде всего, по поводу Отдела внутреннего контроля. Чем отдел занимается, что или кого контролирует? В самом отделе (тел. 368 – 02 – 43) мне на этот вопрос ответить отказались, Коротков, свежеиспеченный куратор этого Отдела, в телефонном разговоре тоже ничего не сказал. Может быть, Отдел внутреннего контроля должен шпионить за сотрудниками, выявляя нелояльных начальству посредством подслушивания телефонных разговоров и взламывания электронной почты? А может быть, это подразделение настолько секретно, что его функции неизвестны ни работающим в нем, ни самому Короткову?

Попутно я сообщил Короткову, коль скоро ему теперь подчинен Отдел архивных документов, о том беспорядке, с которым я столкнулся, придя в этот отдел 17 января 2018 г. Оказалось, что отдел не просто не подчинялся приказу Росархива от 01.09.2017 № 143 «Об утверждении порядка использования архивных документов в государственных и муниципальных архивах Российской Федерации», который распространяется и на архивные подразделения библиотек, но даже не знали о его существовании. Причем «Порядок обслуживания пользователей в читальном зале Отдела архивных документов», утвержденный приказом генерального директора РНБ от 19.12.2016 № 379, противоречил приказу Росархива № 143.

Тогда же я обратился с соответствующим письмом к гендиректору А.И.Вислому, но получил совершенно бредовый ответ. Единственным результатом моего обращения к Вислому стало то, что с сайта РНБ из раздела, посвященного Отделу архивных документов, исчез незаконный «Порядок обслуживания пользователей в читальном зале Отдела архивных документов». И так до сих пор нет никакого. Поэтому я предложил Короткову разобраться в этом вопросе и направил ему те документы, которые у меня остались от расследования. Посмотрим, как Коротков справится с этой проблемой. Во всяком случае В.Р.Фирсов, которому отдел был подчинен до 4 октября 2019 г., на эту тему даже не думал.

В разговоре с Коротковым я затронул и другую проблему. По сведениям, полученным из Министерства культуры РФ, Вершинин обещал, что к 1 ноября отделы комплектования и обработки и каталогов будут работать во 2-й очереди нового здания на Московском пр.

Это старая история, ее истоки лежат в планах зачистки главного здания, для чего было придумано переселение Отдела комплектования и Отдела обработки и каталогов, которые находятся на 4-м и 5-м этажах дома на Садовой ул., 18, в новое здание на Московский пр.

Напомню, что согласно п. 3 распоряжения гендиректора РНБ А.И. Вислого от 27.09.2017 № 77, «после введения в эксплуатацию Второй очереди Нового здания РНБ Отдел комплектования и Отдел обработки и каталогов в соответствии с Планом от 09.11.2016 г. переместить в Новое здание РНБ. Для осуществления прохода читателей из корпуса Воротилова в корпус Росси Главного здания РНБ Генеральный алфавитный каталог переместить из помещения 56 (Косая галерея) в помещения 76, 77, 78, 171, 174, 174а, 190а Административного корпуса РНБ».

Помещения, в которые Вислый пожелал перевести сотрудников, представляют собой узкие участки, примыкающие к окнам, которые уже после завершения строительства вырезали из помещений книгохранилищ. Первоначально размещать там эти два отдела не планировали, это результат проекта зачистки главного здания РНБ, который пытался продвигать Вислый. Скажем, в ответе из Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации Министерства культуры РФ от 27.12.2017 № 3675, который заместитель министра культуры РФ Рыжков О.В. переправил депутату ЗакС Вишневскому Б.Л. письмом от 28.12.2017 № 21638-011-55-01, было указано:

«Назначение 2-ой очереди строительства — административное здание, так как оно служит для размещения фондохранилищ и административного персонала библиотеки для работы с этими хранилищами <…>».

Но ни Отдел комплектования, ни Отдел обработки и каталогов, депортируемые сюда с Садовой ул., 18, для работы с книгохранилищами не предназначены. Персонал для работы с книгохранилищами – это совсем другие люди.

Поэтому и не удивительно, что тот же Отдел комплектования собирались (и, возможно, сейчас собираются) разместить на пяти этажах (один отдел!) в приоконных зонах на краю книгохранилищ под потолками высотой 2,2 м, т.е. в помещениях крайне неудобных, демонстративно нарушающих СНиПы и для размещения одного отдела практически негодных.

Поначалу перемещение отделов планировалось осуществить чуть ли не к ноябрю 2017 г., но, естественно, это не состоялось, а в марте-апреле 2018 г. я преподнес Вислому сюрприз: обратился с заявлением к начальнику ГУ МЧС по Санкт-Петербургу генерал-лейтенанту внутренней службы А.Г.Аникину. В своем заявлении я указал, что с учетом некоторых особенностей строительства 2-й очереди нового здания считаю, что офисные помещения, предназначенные для сотрудников Отдела комплектования и Отдела обработки и каталогов, не имеют эвакуационных выходов или их длина превышает нормативную, т.е. нарушены требования пожарной безопасности. Второй пункт заявления – материалы облицовки полов, потолков и стен офисных помещений для этих отделов и эвакуационных выходов, если они есть, пожароопасны.

Генерал Аникин распорядился дать моему заявлению ход, в результате проверки в апреле 2018 г. ГУ МЧС обнаружило несоответствие материала отделки потолка в эвакуационных коридорах длиной около 60 м нормам пожарной безопасности и возбудило дело об административном правонарушении (см. статью от 28.04.2018). Понятно, что при строительстве решили сэкономить на облицовочных плитах, использовав более дешевые, а разницу в стоимости кто-то, наверное, успешно приватизировал.

А теперь в силу приказа № 267 Службой охраны труда командует Коротков, поэтому все эти проблемы – непригодные помещения, куда хотят переселить несчастных сотрудников двух отделов, а также пожароопасный материал отделки, который надо полностью заменить, получив подтверждение от ГУ МЧС, – все теперь его, Короткова, проблемы. Интересно, знал ли он до 4 октября 2019 г. обо всем этом? Больше того, опасения вызывает еще и система вентиляции и кондиционирования в новом здании. Ходят слухи, что в систему залит канцерогенный химический  реагент, который надо удалить, систему промыть и залить новый реагент. И это тоже входит в комплекс проблем под названием «Охрана труда».

Теперь все гадают: займется Коротков заменой реагента или для того он и назначен куратором Службы охраны труда, что на проблемы здоровья и жизнеобеспечения обращать внимания не будет и выполнит все приказы в ущерб здоровью сотрудников?

Ну, и на закуску еще одна проблема, с которой столкнулась библиотека. По слухам, доносящимся из РНБ, остановилась регулярная перевозка новых поступлений с Садовой ул. в новое здание на Московском пр.: книги и периодика накапливаются в здании на Садовой, но читатель их, естественно, не видит.

Причина заключена якобы в том, что с многолетним партнером РНБ по перевозкам – ИП А.М.Тумановым, перевозившим книги из всех дальних хранилищ (ул. Орджоникидзе, 31; ул. Краснопутиловская, 109; ул. 4-я Красноармейская, 1/33, лит.А; наб. Обводного канала, 11) и знающим все нюансы работы РНБ (9 контрактов на общую сумму более 33 млн. руб.), не заключен очередной контракт. Якобы не объявлен новый аукцион для определения перевозчика, потому что никак не согласовать техническое задание… Но кто теперь отвечает за это в РНБ, не знает никто. Смутное время, единоначалия нет, и в этих условиях каждая структура действует самостоятельно и по собственному усмотрению.

Михаил Золотоносов

 

P.S. По уточненным данным, гендиректор РНБ Вершинин дал обещание в Министерстве культуры, что к 14 ноября, т.е. к началу работы пресловутого Культурного форума, два огромных отдела РНБ — комплектования и обработки и каталогов, в общей сложности человек триста или более того, будут сидеть во второй очереди РНБ на Московском проспекте и демонстрировать счастье обретения рабочих мест на пяти этажах здания без лифтов и, судя по всему, не имеющем разрешения МЧС на ввод в эксплуатацию ввиду опасности для жизни эвакуационного коридора.
А министр культуры и прочие участники Культурного форума смогут лично лицезреть оное счастье сотрудников РНБ, изгнанных с привычных мест.
Ну прямо один в один срочная эвакуация фондов в Мелекесс в июле 1941 года в ожидании немецких бомбежек!