Российская национальная библиотека. Зияющая вершина

Вместо эпиграфа

Идет ремонт кровли корпуса Российской национальной библиотеки, в котором находится фонд «Полиграфия». Кровля была затянута полиэтиленовой пленкой. Во время дождя пленку прорвало, вода залила иностранные книги, журналы и газеты XV — XVII веков. Реакция администрации РНБ неизвестна. Точнее, известно, что реакции нет. 

С момента публикации предыдущего материала, посвященного РНБ (Российская национальная: всё в порядке, деградация продолжается // Город 812. 2019. № 7. 8 апреля – см. тут), прошло четыре с лишним месяца. Естественно, ни по одному вопросу, поднятому в том апрельском материале, ситуация в самой РНБ не изменилась к лучшему, можно только спорить о названии процесса: то ли это стагнация, то ли деградация. Однако за это время появились новые информационные поводы, позволяющие определить, что мы имеем в РНБ.

Как об стенку горох

Эта известная пословица означает, что чужие слова не доходят до мозга человека, к которому обращены, но ударяются о некую твердую преграду, как горох кидаемый в стену, который отскакивает, так и не дойдя до адресата.

Сразу поясню метафору: в данном случае адресат – это генеральный директор РНБ А.П. Вершинин, горох – это мои письменные обращения к нему, а твердая преграда, надежно экранирующая мозг Вершинина и другие его органы, — это заместитель директора по библиотечной работе Е.В.Тихонова. Первое обращение я написал 4 марта 2019 г., второе – 24 июня 2019 г. Оба были адресованы персонально гендиректору, оба по содержанию являлись жалобами на плохую работу РНБ по обслуживанию читателей, за что как раз и отвечает Тихонова, в связи с чем я писал директору о том, что причиной неудовлетворительного обслуживания считаю ее некомпетентность.

По старой советской традиции на жалобы на плохую работу Тихоновой мне ответила сама Тихонова. Эти ответы весьма любопытны, несмотря на их нулевое содержание, поэтому я и хочу эти отписки проанализировать в своем расследовании. Причем попутно возникли вопросы: а трудоспособен ли генеральный директор РНБ Вершинин? существует ли он? владеет ли он рукой, чтобы подписывать документы? не перехватывает ли Тихонова чужие письма? Что вообще происходит в РНБ на так называемом «втором этаже», как условно-обобщенно сотрудники именуют всю администрацию библиотеки?

С юридической точки зрения нарушены два нормативных акта. Во-первых, часть 1 п. 31 Устава ФГБУ «Российская национальная библиотека», утвержденного постановлением правительства РФ от 08.09.2011 № 761, согласно которой РНБ во взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами представляет только генеральный директор, а случае его отсутствия или нетрудоспособности – и.о. генерального директора РНБ, каковым, судя по подписям под ответами, Тихонова не является. Во-вторых, часть 6 ст. 8 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» от 02.05.2006 № 59-ФЗ, согласно которой «запрещается направлять жалобу на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется».

Впрочем, во втором письме от 23 июля 2019 г. Тихонова (точнее, сочиняющая ответы Тихоновой ведущий библиотекарь А.А.Астахова, таб. номер 49123, видимо, выполняющая роль персонального помощника) сообщила мне, сославшись на ст. 185 Гражданского кодекса («Доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами»), что полномочия заместителя генерального директора по библиотечной работе подтверждаются доверенностью от 09.01.2019 № 138-01/19.

Выглядит это абсурдно: якобы гендиректор передал Тихоновой полномочие отвечать на жалобы, поступающие на саму Тихонову. На эту, мягко говоря, странность я указал в заявлении в прокуратуру от 30 июля 2019 г., попросив провести проверку и в рамках надзорного производства в числе прочего запросить в РНБ эту замечательную доверенность и ознакомить меня с ней.

Одновременно я попросил прокуратуру выяснить, дееспособен ли Вершинин, почему он лично не отвечает на обращенные к нему письма в соответствии с ч. 1 п. 31 Устава ФГБУ «Российская национальная библиотека» и кто из сотрудников РНБ должен отвечать на жалобы на зам. гендиректора Тихонову Е.В.? Потому что пока мне отвечает ведущий библиотекарь, бессмысленная переписка с которой в мои планы не входила.

 

Кадровый дефицит – одна из главных причин плохой работы РНБ

Теперь по поводу содержания двух моих писем и ответов на них. Я обозначил несколько проблем, самая первая – это непозволительно долгий срок между первичной обработкой книги в отделе комплектования и возможностью ее реальной выдачи читателю посредством электронного заказа. Так в предыдущем материале я написал о том, что по состоянию на 4 марта 2019 г. четыре книги, прошедшие первичную обработку 5 июля, 6 июля, 27 июля и 31 октября 2018 г., все еще не выдаются, и спросил: почему так?

Ответа на этот вопрос я не получил, Астахова-Тихонова мне лишь написали 1 апреля 2019 г., что указанные мною издания уже выдаются. При этом было дано пояснение: «Процесс обработки новых поступлений в библиотеке налажен, мы стараемся сократить время обработки изданий в целях организации оперативного обслуживания читателей документами. Если у вас возникают трудности с поиском и заказом изданий из фондов РНБ, Вы можете обратиться за помощью к обслуживающему персоналу библиотеки. Наши специалисты всегда готовы оказать помощь каждому пользователю».

Ответ бессодержательный, потому что, во-первых, процесс обработки новых поступлений налажен из рук вон плохо, и пока некие старания сократить время обработки к эффективному результату не привели, во-вторых, лично у меня не бывает трудностей с поиском и заказом изданий, поэтому писать мне это было смешно, а, в-третьих, обращаться к «обслуживающему персоналу» по поводу задержек в выдаче книг, прошедших первичную обработку, но лишенных опции «заказать» в электронном каталоге, бесполезно, потому что от персонала это не зависит.

24 июня 2019 г. в письме директору я указал еще на две книги: одна была обработана 7 декабря 2018 г., другая 20 марта 2019 г. И обе было невозможно заказать, потому что соответствующая опция в каталоге отсутствовала.

Однако как в первом случае, так и во втором через неделю после поступления моих писем в приемную директора эти книги уже выдавались, их можно было заказывать через электронный каталог. Где они валялись до этого – в отделе обработки и каталогов, в отделе систематизации, в Русском фонде в главном здании или на Московском пр. – мне неизвестно, да это и не важно. Но во всех таких случаях способ получения один – написать жалобу на имя гендиректора – и причина одна: сокращения сотрудников в РНБ доведены уже до такой величины, что РНБ, давно имея в своих фондах книги, выдавать их в разумные сроки после поступления и первичной обработки не в состоянии.

Книги лежат мертвым грузом по 6, 9, иногда по 12 месяцев, потому что сотрудников не хватает, причем  катастрофически. В частности, как я понял, тормозит выдачу отдел обработки и каталогов, не успевающий изготавливать сопроводительную документацию. К тому же и срок на выдачу книгу после первичной обработки не установлен.

А причина сокращения числа сотрудников всегда называется одна: нет денег. Причем на самом деле деньги есть, только расходуются они неразумно, на ложные цели, в частности, на оплату целого ряда синекур (о чем подробно говорилось в предыдущем материале). Но это отдельный вопрос.

К слову сказать, эти безразмерные задержки доступности книг являются нарушением пункта 9 ст. 22 Устава РНБ, предусматривающего «бесплатное предоставление в читальных залах библиотеки во временное пользование документов из библиотечных фондов, в том числе наиболее полного собрания отечественных документов и научно-значимых зарубежных документов».

С учетом сказанного легко понять, почему на этот вопрос мне не отвечают ни Тихонова, ни тем более гендиректор, который и есть главный виновник кадрового дефицита. Тот же Вершинин, столкнувшись с этой ситуацией, созданной попечением прежних директоров А.В.Лихоманова и А.И.Вислого, давно мог бы ее исправить. Или мог хотя бы публично заявить о том, что эта проблема существует и ее надо решать. Вместо этого руководство РНБ пытается скрывать кадровый дефицит как причину вызванной им невозможности выполнять уставные требования и крайне неудовлетворительногое обслуживания читателей.

Попутно могу дать совет читателям РНБ: если нужная вам книга уже есть в электронном каталоге, но ее невозможно заказать, надо написать жалобу на имя директора, сославшись на нарушения п. 9 ст. 22 Устава. Через неделю книга будет выдаваться.

 

Чем меньше читателей – тем хуже обслуживание

Вторая проблема связана с задержками выдачи книг из фондов после заказа. Это происходит и в главном здании, и в новом на Московском пр. Сразу скажу: причина та же: существенный кадровый дефицит, искусственно созданный в РНБ.

Так, в своем обращении от 24 июня 2019 г. я написал о том, что 14 июня 2019 г. заказал в главном здании книгу: Ульянова-Елизарова А.И. Детские и школьные годы Ильича. 4-е изд., испр. и доп. М.; Л, 1930. Книгу в указанное в диспетчерском листе время мне не доставили в читальный зал, и только личное вмешательство заведующей Отделом фондов и обслуживания И.И. Наумовой позволило мне это издание получить. Видимо, она сама пошла и сняла эту книгу с полки.

Та же история повторилась 17 июня 2019 г. с книгой: Ленин московским рабочим: Речи, произнесенные перед московскими рабочими и работницами… М., 1924. Только личное вмешательство заведующей Русским фондом О.К. Гордовой позволило мне это издание получить в указанный при приеме моего требования срок.

Книги с полок в фондах снимают так называемые съемщики. Количество их уменьшено уже катастрофически, поскольку дирекция РНБ решила, что число съемщиков должно соответствовать среднему числу посетителей библиотеки. И с учетом уменьшения посещаемости уменьшилось  число съемщиков. Причина – нет денег. В итоге сроки выдачи заказанных книг увеличиваются. Причем, если в новом здании заказ книг электронный, и можно его сделать заранее, то в главном здании электронный заказ книг так и не организован – якобы все по той же причине отсутствия денег, потому что, как мне объяснили, для электронного заказа необходимо каждую книгу снабдить чипом, т.е. интегральной микросхемой. Без чипирования электронный заказ якобы невозможен.

В результате книги из Русского фонда в главном здании надо заказывать, уже находясь в библиотеке, следовательно, ждать час-полтора, пока книгу доставят из фонда. А если еще уменьшить число съемщиков,  то срок доставки увеличивается…

Кстати, если читатель находится в новом здании на Московском пр. и хочет заказать книгу, обработанную в 1957 – 1971 гг., то тут тоже возникают сложности, что видно из прилагаемой таблицы, которую я сфотографировал в РНБ. Эти книги снимают с полок 1 раз в день после 15.00, книги 1972-1978 и 1992-1993 гг. – 2 раза в день после 13 и 17 час. Все это прямое следствие кадрового голода, создавать который начали еще при директоре А.В.Лихоманове.

Расписание доставки книг и журналов в новом здании РНБ. Книги 1957-1971 годов выпуска снимают с полок только 1 раз в день, после 15.00.

В письме Вершинину от 4 марта 2019 г. я обратил внимание на то, что на главной странице электронного каталога давно красуется предупреждающая надпись: «Для изданий с 1957 по 1971 года возможна значительная задержка с доставкой». И попросил сообщить, чем вызваны значительные задержки, каков конкретный режим выдачи книг, когда эти книги начнут выдавать без задержек, нормально?

Астахова-Тихонова ответили мне так: «Книги 1957 – 1971 гг. издания на основе анализа читательских требований относятся к малоспрашиваемому массиву нашего фонда. Их хранение организовано в удаленных хранилищах. Для обслуживания ими сотрудники Отдела фондов и обслуживания совершают съемку документов из этой части книгохранилищ не менее 4-х раз в день. Задержки с доставкой литературы данного периода не могут превышать 5 часов».

Вот как занятно получается! Согласно таблице, удаленное хранилище книг 1957-1971 гг. находится всего лишь на 3-м этаже, и эти книги доставляют не 4 раза в день и чаще, а всего один раз; при этом книги 2016-2018 гг., которые также находятся на 3-м этаже, снимают с полок 1 раз в каждые два часа. Что же касается задержек в 5 часов, то тут и вовсе написан бред. Если книги снимают 4 раза в день, а РНБ зимой работает 12 часов в сутки, то задержка никак не может превысить 3-х часов.

Меня в данном случае интересует только один вопрос: Астахова-Тихонова действительно не знают реального положения дел со съемом книг в новом здании или умышленно мне наврали? Кстати, что касается лично меня, то поскольку я в РНБ читатель второй по известности после В.И.Ленина, то для меня, естественно, делается исключение: полевые исследования показали, что по моим заказам книги 1957-1971 гг. снимают и подают на пункт выдачи максимум за 1,5 часа.

А в целом, если не брать жестокие исключения, снова действует все та же причинно-следственная цепочка: нет денег – сокращено число съемщиков – заметно увеличены сроки выдачи заказанных книг, что означает неудовлетворительное обслуживание читателей. Получается парадокс: чем меньше читателей посещает РНБ, тем их хуже обслуживают.

В письме Вершинину от 24 июня 2019 г. я, кстати, попросил сообщить мне точные данные о спросе читателей РНБ на книги, обработанные в 1920 – 1956 гг., 1957 – 1971 гг., 1972 – 2000 гг. и 2001 – 2019 гг., коль скоро Астахова-Тихонова сослались на данные анализа читательских требований. На что получил вполне ожидаемый ответ от 23 июля 2019 г.: «Статистика по выдаче книг по годам их изданий блоками, запрашиваемыми вами, не ведется». То есть сослались на несуществующий анализ читательских требований.

Наконец, третья проблема, которую я поднял в своих письмах гендиректору, была совсем уж частная. Но опять же примечательна реакция Астаховой-Тихоновой. Проблема касалась «Порядка обслуживания в Интернет-классе», утвержденного приказом генерального директора РНБ от 18.04.2012 № 121 (http://nlr.ru/nlr_visit/dep/artupload/media/article/RA1410/NA11356.pdf).

Столкнувшись с грубыми нарушениями этого порядка в новом здании РНБ на Московском пр. со стороны ответственной за этот участок Т.В.Лукашовой, я написал гендиректору, что Порядок, во-первых, не содержит требования к читателям РНБ производить запись в некий регистрационный лист своей фамилии и инициалов, номера читательского билета РНБ и времени прихода (что Лукашова категорически требовала от меня); во-вторых, объявленный Лукашовой запрет на просмотр социальных сетей указанным Порядком не запрещен, такой запрет – еще одно нарушение Порядка обслуживания в Интернет-классе.

Ни подтвердить мои слова, ни опровергнуть их женщины не решились. Ответом Астаховой-Тихоновой было лишь словоблудие. Как говорил в таких случаях К.С.Станиславский, «актера стошнило словами». Для ответов из РНБ это в высшей степени характерно.

Так я переписываюсь с директором этого государственного учреждения.

 

Под музыку Vivaldi

Еще один информационный повод появился 4 августа 2019 г. На канале www.youtube появилось 28-минутное расследование деятельности в Библиотеке естественных наук (БЕН) РАН  ее нынешнего директора О.Н.Шорина и нынешнего заместителя директора БЕН по развитию (по совместительству) А.И.Вислого, названное «Осторожно: Олег Шорин или хроника разрушения БЕН РАН» (см.: тут). Автор увлекательного расследования – Н.Е.Каленов, доктор технических наук, бывший директор (2004 – 2018), ныне ведущий научный сотрудник БЕН. Тема – разрушение БЕН ради получения коммерческой выгоды.

К РНБ все это имеет самое непосредственное отношение: во-первых, при гендиректоре Вислом Шорин был его заместителем по информатизации (с этой должности он и ушел в БЕН), а прославился банкетом, устроенным 8 сентября 2018 г. в новом здании РНБ, для чего там был назначен внеочередной санитарный день ; во-вторых, программное обеспечение Vivaldi, посредством которого Шорин получает коммерческую выгоду, будучи директором государственного учреждения, было внедрено им в РНБ вместе с импортным программным обеспечением ALEPH еще при гендиректоре А.В.Лихоманове.

Теме Vivaldi Каленов посвятил 6 минут – начиная с 23-й минуты. Приведу выдержки из его выступления.

«Одним из первых действий О.Н.Шорина в БЕН было распоряжение об установке на сервере библиотеки программного обеспечения Vivaldi для просмотра электронных книг. У нас тогда возник вопрос: “Почему мы должны использовать Vivaldi, когда для этих целей у нас есть свои разработки, успешно используемые как в БЕНе, так и в электронной библиотеке “Научное наследие России»?”. О.Н.Шорин это обсуждать не стал и все вопросы на эту тему пресек, дав приказание установить  Vivaldi на сервере БЕН. Что и было сделано».

«На начальной странице Vivaldi  указано, что все права на это программное обеспечение, начиная с 2010 г., принадлежат компании Эдисон (ИНН 7729702917; приобретение исключительного права на доступ к ПО Vivaldi  по лицензионному договору с Роскомсвязи № 2 от 05.03.2012; (см. здесьМ.З.). В то же время в 2011 г. в журнале “Университетская книга” (2011. Декабрь) опубликовано интервью О.Н.Шорина как основного разработчика Vivaldi и генерального директора компании-разработчика ООО “ШофтКом” (сейчас в СБИС указано, что в этом ООО один сотрудник – Шорина Ю.В.; компания ликвидирована 20.06.2019. – М.З.), из которого следует, что Vivaldi является основным программным средством для обеспечения коммерческого доступа к электронным ресурсам РГБ и РНБ через организауемые ими виртуальные читальные залы. В сети имеется благодарственное письмо, адресованное руководителю ООО ЭДИСОН от имени Вислого (тогда генерального директора Российской государственной библиотеки. – М.З.), в котором говорится о существенном повышении выручки, получаемой от виртуальных читальных залов благодаря использованию Vivaldi. А также презентация выступления Шорина, рекламирующего программное обеспечение Vivaldi в 2016 г.».

«Задача разработки коммерческой системы предоставления полных текстов диссертаций через Vivaldi и использование возможности оплаты услуг непосредственно с сайта БЕН РАН была поставлена директором перед ОСИАТ (Отдел системных исследований автоматизированных технологий) в начале марта 2019 г. Тестовые массивы диссертаций в процессе отладки системы поступали от А.И.Вислого.

Сопоставив и проанализировав полученную информацию, я построил непротиворечивую модель, объясняющую все действия О.Н.Шорина на посту директора БЕН РАН. Цель этих действий – организация и развитие в БЕН РАН торговли электронными ресурсами, в первую очередь, диссертациями и копиями статей из отечественных журналов с использованием программных средств, поставляемых аффилированными коммерческими структурами.

Становится понятной и роль А.И.Вислого. Через него может осуществляться поставка электронных версий диссертаций, за которые он отвечает в РГБ. Электронные версии журналов также могут быть получены через А.И.Вислого, поскольку поступают в его ведение в рамках закона “Об обязательном экземпляре”. Последняя версия этого закона обязывает все издательства поставлять свои материалы в РГБ как в печатнном, так и в электронном виде. Получать электронные версии журналов можно попытаться непосредственно из редакций академических журналов. Возможно, именно для этого взят на работу (в БЕН РАН. – М.З.) в качестве советника по издательской деятельности О.О.Махно, который является руководителем еще 6-ти действующих организаций, в том числе ООО “Национальный библиотечный ресурс”».

«Для решения этих задач, предполагающих распределение значительных финансовых ресурсов, необходим свой финансовый блок, свой отдел кадров и сотрудники, не задающие лишних вопросов, которым за это выплачивается небольшая доля прибыли».

Конкретные выводы применительно к РНБ делать рано, но очевидно в свете расследования Н.Е.Каленова, что программное обеспечение (ПО) и создание электронных версий документов (книг, журналов, диссертаций, авторефератов) способно стать мощным средством для превращения госучреждения с бюджетным финансированием в выгодную кормушку.

Из расследования Каленова вытекает, что у РНБ должно быть заключено лицензионное соглашение с ООО «Эдисон» на использование ПО Vivaldi, выгодоприобретателем по которому (исключительным или одним из нескольких) предположительно является Шорин. Иначе бы, едва появившись в РНБ – еще при Лихоманове, – Шорин не внедрил бы ПО Vivaldi. Причем Vivaldi – это не только средство просмотра картинок (электронных документов), но и в большей мере средство управления доступом (правами доступа), а его серверы предположительно находятся вне РНБ и других организаций – владельцев контента.

Страница входа в ПО Vivaldi

Поэтому предстоит выяснить, какую РНБ имеет лицензию на использование ПО Vivaldi: бессрочную, с ежегодной оплатой, с ежемесячной, по «кликам». В любом случае внедрение Шориным его ПО Vivaldi было сделано с определенной целью.

Отдельный вопрос – электронные копии диссертаций, предоставляемые по соглашению с РГБ. На каких условиях, кому идут деньги со счета РНБ? Наконец, пресловутое ПО ALEPH, деньги за которое вообще уходят за границу. Это еще одна темная история. Главное, что ни Вислого, ни Шорина в РНБ уже нет, а новый директор даже не заявляет о том, что надо что-то изменить с ПО, в частности, с тем же Vivaldi. Или имеет свою выгоду? Если бы я брал интервью, то подробно бы поговорил на эту тему.

С учетом сказанного можно предположить, что деньги у РНБ есть, но вопрос в том, на что они расходуются, куда уходят. Поэтому я специально начал статью с подробного анализа простейших вопросов библиотечного обслуживания, которое уже деградировало до катастрофы, потому что нет денег. Действительно, нет?

 

Михаил Золотоносов

 

О воссоздании в РНБ «Петровской Золотой палаты» (проекте примечательном своей никчемностью, нецелесообразностью и несвоевременностью) – см. здесь.