Русский музей. Пригожин и остальные арендаторы

Этой весной я заинтересовался тем, как Русский музей сдает в аренду всё, что он может сдавать: от музейных предметов до помещений. Результатом стала статья «Фирма “Гусев и компаньоны” и ее деятельность» и обращение в прокуратуру. Первые результаты этого обращения уже появились. И они вызывают новые вопросы.

 

Банкеты , свадьбы, вечеринки

Новое расследование, посвящено сдаче Государственным Русским музеем в аренду своих помещений, еще в самом начале. Чем оно завершится, покажет время, пока же напомню, что ГРМ имеет право «предоставлять по согласованию с Министерством культуры РФ в аренду и/или в безвозмездное временное пользование недвижимое имущество, находящееся в оперативном управлении Музея, в порядке, установленном законодательством РФ».

Имеются в виду ст. 296 и 298 Гражданского кодекса РФ. Согласно им, бюджетное учреждение пользуется имуществом, находящимся  в оперативном управлении, в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, назначением этого имущества и, если иное не установлено законом, распоряжаются этим имуществом с согласия собственника этого имущества.

Чтобы проверить законность этой деятельности, осуществляемой руководством Русского музея, я обратился с заявлением к депутату ЗакСа Алексею Ковалеву, попросив его обратиться к прокурору Санкт-Петербурга с тем, чтобы была проведена проверка законности сдачи в аренду помещений в объектах недвижимости, являющихся государственной собственностью РФ, которые переданы ФГБУК «Государственный Русский музей» на праве оперативного управления, а в случае выявления нарушений – принять меры прокурорского реагирования.

После чего я перечислил те залы в Мраморном (Белоколонный и Мраморный) и Строгановском (анфилада из трех залов вдоль наб. реки Мойки) дворцах, а также в Михайловском замке (Приемный и Мраморный), которые коммерческие фирмы Avtobanket и VelvetCatering предлагают на своих сайтах для аренды с целью проведения банкетов, свадеб и иных торжественно-увеселительных мероприятий. Привел интернет-координаты этих сайтов.

Например, Avtobanket на своем сайте рекламирует в Мраморном дворце (Миллионная ул., д. 5/1) два зала на 300 (Белоколонный) и 80 (Мраморный) мест с арендной платой в 600 000 руб.

Белоколонный зал в Мраморном дворце

Эти же залы предлагает арендовать и VelvetCatering,  при этом завлекает будущих арендаторов рекламой: «Особенностью Мраморного дворца является то, что он расположен недалеко от ЗАГСа. Банкетный зал оборудован плазменными панелями, видеопроектором, полным комплектом звукового и светового оборудования, караоке, Wi-Fi».

Мраморный зал Мраморного дворца

В Михайловском (Инженерном) замке обе названные фирмы предлагают Приемный зал на 250-300 человек и Мраморный зал на 60 человек.  Причем романтики из VelvetCatering особо подчеркивают: «Михайловский замок – это легендарное место расположилось в самом центре Питера, вблизи Спаса на Крови. Замок является единственным сооружением в городе, которое имеет стиль романтического классицизма, и ранее было резиденцией самого Павла I. Это потрясающее сооружение предоставляет свои неповторимые покои для проведения различных мероприятий высокого уровня. С нашей кейтеринговой компанией в его великолепных банкетных залах можно провести мероприятия любого формата, от свадебного банкета и торжественного приема до празднования юбилея и корпоративной вечеринки».

Михайловский замок. Мраморный зал

Ссылки на рекламу Строгановского дворца снова давать не буду, они приводились в статье от 25 марта. Дополнительно только укажу на ресторан в корпусе Бенуа – западном корпусе Михайловского дворца. Он тоже предлагается в аренду, но только после закрытия музея и всего за 36 000 руб. На сайте Avtobanket особо подчеркнуто, что корпус Бенуа «на сегодняшний день входит в состав Русского музея. Дворец с радостью проведет организацию любого торжественного мероприятия на самом высоком уровне». То есть не фирма Avtobanket, а дворец – очевидно, Михайловский – проведет мероприятие.

Ресторан «Михайловский» в корпусе Бенуа

Вот такого содержания заявление я отправил депутату, а Ковалев еще и подчеркнул в своем обращении к прокурору Санкт-Петербурга от 25 апреля 2019 г., что, направляя мое заявление, просит учесть, что идет суд и что «одним из оснований для реконструкции внутренних дворов и перестройки внутреннего пространства ГРМ указан дефицит экспозиционных площадей. Которые, как мы видим, не всегда используются в музейно-экспозиционных целях.

Ответ прокуратуры города датирован 13 мая 2019 г. (№7-2773-2017). Прокуратура направила  материалы на 28-ми листах в Министерство культуры РФ и и.о. руководителя МТУ Росимущества в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Е.И.Федоровой «для рассмотрения по существу в пределах компетенции».

Из Росимущества ответа пока не поступило, а вот Министерство культуры письмо прислало. Оно стоит того, чтобы изучить его внимательно.

 

Выбранные места из переписки с Ёлкиным

 Структура ответа Минкульта такова. Сначала идет письмо директора Департамента государственной охраны культурного наследия Ильи Станиславовича Дашкевича от 13.06.2019 № 8444-12-03. К нему даны приложения: письмо Дашкевичу от директора ГРМ В.А.Гусева № 1899/1 от 07.06.2019, к которому приложена информация о сторонних пользователях ФГБУК «Государственный Русский музей» (это приложение № 2, приложения № 1 от меня скрыли), а также письмо Гусева заместителю руководителя территориального управления Росимущества в Санкт-Петербурге С.И.Шульженко от 31.05.2019 № 1819/1.

Письма Гусева написаны хорошо мне знакомым юристом И.С.Ёлкиным – он был ответчиком в судебном процессе по моему иску к ГРМ в связи с нарушением законодательства в Отделе рукописей.

Сразу бросилось в глаза стандартная особенность такого рода ответов: я в своем заявлении, которое все вышепоименованные прочитали, подозревал ГРМ в нарушениях законодательства при сдаче помещений в аренду, а фактически мне ответил директор ГРМ Гусев, потому что чиновник министерства Дашкевич переслал мне ответ Гусева и в своем собственном письме всего лишь кратко пересказал то, что для Гусева написал Ёлкин. Суть предельно проста: «По информации, представленной Музеем письмом <…>, все сделки по передаче в аренду имущества Музея согласованы с Минкультуры России и Росимуществом в установленном порядке (перечень договоров прилагается). Иные договоры, предметом которых является проведение банкетов или кейтеринговых мероприятий на площадях Музея, Музеем не заключались.

Официальным сайтом Музея является сайт www.rusmuseum.ru. В связи с этим Музей не несет ответственности за деятельность третьих лиц, размещающих на указанных в Вашем обращении сайтах информацию о возможности использования имущества Музея на платной основе».

В письме Гусева, которое сочинил юрист Ёлкин, написано то же самое, только многословнее.

«В обращении Золотоносова М.Н. содержатся ссылки на информацию, размещенную на интернет-сайтах, к которым Музей не имеет никакого отношения <…> На указанных сайтах отсутствует информация, что данные юридические лица действуют от лица Музея на каком-либо правовом основании или у данных лиц имеются какие-либо заключенные соглашения с Музеем. <…> Ответственность за достоверность информации несут разместившие ее лица, у Музея нет оснований оспаривать или давать оценку размещению третьими лицами установленной ими теоретической стоимости оказываемых ими услуг <…>. Музей не заключает сделок (возмездных и безвозмездных) предметом которых является проведение банкетов или кейтеринговых мероприятий как таковых. Заключенные Музеем договоры аренды, в том числе в Строгановском дворце, заключены на основании разрешительных документов, указанных в прилагаемой таблице».

Вывод: в обращении Золотоносова нарушение Музеем действующего законодательства не обосновано. Потому что Золотоносов просто указал на некие сайты, не имеющие никакого отношения к ГРМ, но не доказал коммерческую связь фирм Avtobanket и VelvetCatering с рукововдством Русского музея. То есть эти фирмы что-то у себя на сайтах разместили, даже привели красивые фотографии с накрытыми столами в узнаваемых интерьерах корпуса Бенуа, Михайловского замка, Мраморного и Строгановского дворцов, но это просто кейтеринговые фантазии самозванцев, безумная теория, которая не имеет никакого отношения к Русскому музею. Ну просто дураки какие-то, ей богу, в этих фирмах! В ГРМ про них, похоже, даже не знают…

Вот так написал мне Илья Сергеевич Ёлкин, ведущий юрист юридической фирмы «Петроюст», и через двух посредников – Гусева и Дашкевича – его послание прилетело ко мне из Москвы.

Не стану отрицать: написано забавно, но как-то сомнительно, если учесть хотя бы некоторые свидетельства, полученные мною в ходе предварительного и дилетантского исследования. К тому же надо учесть, что это всего лишь ответ Минкультуры – ГРМ. В сочинение Ёлкина пока не вчиталась и по достоинству не оценила его остроумие прокуратура Санкт-Петербурга, предписавшая в своем письме 13 мая 2019 г. №7-2773-2017 прислать ответ и ей. Не буду предвосхищать события, расследование ведь только начинается, а в какой мере и форме Avtobanket и VelvetCatering аффилированы с ГРМ (если, конечно, аффилированы) узнать не так уж и трудно. Да, долгосрочных договоров аренды с этими фирмами у ГРМ может и не быть, но, как я думаю, могут быть разовые договоры. В противном случае зачем кто-то стал бы размещать в интернете подобные коммерческие предложения? У меня сложилось впечатление, что этим ответом Ёлкин, а вслед за ним и Гусев просто сунули головы в песок, как – согласно Плинию Старшему – делают страусы в случае опасности. Впрочем, как потом выяснилось, испытав страх, страусы убегают.

 

Евгений Пригожин и тайны таблицы № 1

  А теперь можно обратиться к таблице, в которой указаны 6 (шесть) законных, так сказать, арендаторов. Не стану отвлекаться на номера 1 и 2, занимающие соответственно 15 и 17 кв. м в западном флигеле Михайловского дворца (лит. Г) и в Михайловском (Инженерном) замке.

Гораздо интереснее № 3 списка – ООО «Конкорд Менеджмент и Консалтинг», генеральный директор Пригожин Е.В. Занимаемые помещения – это Строгановский дворец, Невский пр., д. 17, лит. А. Указан подвал  (части помещения № 2-9, помещения № 13-Н, части помещений № 1 – 21 и 24) — это, как я понимаю, принадлежащий Пригожину «Музей шоколада» и подвальная часть ресторана «Русский ампир», где, как утверждает молва, расположен бар и еще какие-то таинственные заведения «для своих». А также указаны помещения на 1 этаже дворового здания, где располагается надземная часть ресторана «Русский ампир». Общая площадь – 587 кв. м, цель – общественное питание.

Сразу бросается в глаза, что в списке арендаторов Строгановского дворца, предоставленном Русским музеем, отсутствуют Выставка восковых фигур «Царская династия в лицах» и гигантский магазин сувениров («Gifts & Souvenirs»), находящиеся в том же Строгановском дворце на первом этаже. Я думаю, что их отсутствие в списке арендаторов позволяет выдвинуть две версии: либо это некие частные фирмы, которые арендуют помещения, но официально не платят за это деньги (безвозмездное предоставление площадей на Невском, 17 в моей голове не укладывается), либо это отделы Русского музея, в частности, магазин сувениров входит в отдел сувенирной продукции ГРМ, который с 2008 года возглавляет Екатерина Владимировна Гусева, дочь директора музея. То есть по второй версии все эти жуткие чучела из воска музей изготавливает за свой счет? Я даже затрудняюсь сказать, какой вариант, первый или второй, хуже, а какой лучше.

От этого дизайна веет эстетикой провинциального рынка.

Пока получается, что Е.В. Пригожин – единственный законный арендатор в Строгановском дворце. Можно обсуждать, насколько ресторан и торговое предприятие «Музей шоколада» уместны в музейном здании, занимая место возможной экспозиции (и 11% от общей площади Строгановского дворца), но, по крайней мере, по части аренды тут, согласно таблице, все законно.

Номер 4 – общественное питание, ЗАО «Михайловское», генеральный директор Н.В.Ван Влотен. Это ресторан/столовая в корпусе Бенуа (Инженерная ул., 2 – 4, лит. А), занимающая так называемый Бетонный зал площадью 187 кв. м, где в советские годы размещалась монументальная скульптура и, в частности, стоял «Освобожденный человек (Самсон, разрывающий цепи)» С.Т.Коненкова. Сейчас эта скульптура спрятана, Самсон заключен в темницу ради утех желудочно-кишечного тракта и зарабатывания денег – он закрыт фальшивой стенкой в задней части зала.

Ресторан в корпусе Бенуа

Номер 6 – тоже общественное питание, ООО «Инженерный замок-1», расположено в цокольном этаже (подвале) Михайловского дворца. Площадь – 106 кв. м. Между прочим, задолженность по платежам (надо понимать – Русскому музею) этого ООО составляет на 1 мая 2019 г. 1 127 532 руб.

И, наконец, № 5 списка – ООО «Русское искусство», находящееся как в корпусе Бенуа (лит. А), так и в Михайловском дворце (лит. Д). Занимаемая площадь 153 кв. м, генеральный директор А.В.Старкова, услуги по реализации печатной, книжной и сувенирной продукции, изделий народных художественных промыслов.

Особый интерес представляют владельцы «Русского искусства»: Боровский Александр Давидович — 42%, Любимцев Сергей Владимирович — 42%, Поздеев Леонид Леонидович — 14% (не понятно, куда девались еще 2%). Для тех, кто не знает, поясню: Боровский – это заведующий отделом новейших течений ГРМ, Любимцев – заведующий Мраморным и Строгановским дворцами. Конечно, не исключено, что мы имеем дело просто с однофамильцами, ведь, скажем, Боровских Александров Давидовичей на свете много. Но согласно СБИС, имеем по этой фирме именно такие данные. Закону занятия предпринимательской деятельностью в данном случае не противоречат, что же касается этической стороны, то с этим пусть разбираются профсоюзная организация и коллеги по работе.

В связи с ООО «Русское искусство» интереснее другой аспект: как мне представляется, это не единственная в Русском музее фирма, занимающаяся сбытом «сувенирки». Отсюда вопрос: а что с остальными? Они легальные, нелегальные? И как, например, связаны с С.В.Любимцевым банкеты в Мраморном и Строгановском дворцах?

Все это вопросы, ответы на которые предстоит выяснить в ближайшее время.

Михаил Золотоносов