Серость города берет. Унылые памятники, поставленные в 2018 году в Петербурге

Название пришло сразу после традиционного объезда новых объектов, который совершили фотокорреспондент Лидия Верещагина и автор статьи. Год 2018-й в части монументально-декоративного искусства выдался на редкость убогим: не нашлось ничего, что засвидетельствовало бы какой-то всплеск ума, воображения и желания сделать что-то минимально оригинальное и интересное.

Впрочем, название, которое я придумал, годится и для обозначения других отраслей человеческой деятельности на территории Петербурга и вне ее. Видимо, время такое… Пустое, творчески бесплодное, не стимулирующее к художественным открытиям, унылое. Уныние – это и есть то единственное чувство, которое рождает эта обойма, уныние и глубокий и необратимый провинциализм.

 

Памятники с подтекстом

 Два памятника имеют подтекст. Прежде всего это бюст генерал-полицмейстера А.М. Девиера. С художественной точки зрения бюст представляет собой стандартное псевдобарочное 3D-изображение сподвижника Петра I, приехавшего в Петербург из Амстердама, где он родился в 1682 г. в бедной еврейской семье, переехавшей в Голландию из Португалии. В России с 1697 г., в 1712 г. женился на старшей сестре А.Д. Меншикова, с 1718 г. – генерал-полицмейстер. В 1727 г. принял участие в дворцовых интригах и был лишен дворянства и титула, чинов, имений, бит кнутом и сослан в Сибирь. В 1742 г., уже при Елизавете Петровне, вернулся в Петербург и в 1744–1745 гг. успел снова побыть в должности генерал-полицмейстера в течение 4-х месяцев, а летом 1745 г. умер. Могила его на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры не сохранилась.

Бюст генерал-полицмейстера Девиера. Его автор, скульптор Бродарский, имеет стойкую тягу к правоохранительным органам.

Биография весьма фактурная и сюжетная, но бюст интересен совсем другим. После многочисленных избиений мирных демонстрантов в начале мая 2018 г. демонстративно открыть памятник первому начальнику полиции города, пусть и португальскому еврею по происхождению, – это, безусловно, поступок.

Кстати, скульптор Владимир Бродарский имеет стойкую тягу к правоохранительным органам. Так 1 сентября 2016 г. во дворе Академии Следственного комитета (наб. р. Мойки, 96; бывшее здание Военной коллегии, перестроенное в 1806–1809 гг.) был открыт бюст Александра II, сделанный Бродарским. В бригаду мастеров входила и архитектор Юлия Резниченко.

Второй памятник с подтекстом – памятник ленинградскому поэту М.А. Дудину.  В 2014 году я подробно объяснил, кем на самом деле был Дудин и почему этот памятник ставить не стоит  . Как выразился в 1995 году  Е.Г. Эткинд,  «на фоне предшественников Дудин исчезающе мал и рядом с такими современниками, как Глеб Семенов, Давид Самойлов, Евгений Винокуров, Борис Слуцкий, он неинтересен».

Это обстоятельство было учтено, и потому фигура на памятнике изображает не литературного номенклатурного деятеля, завсегдатая всех мыслимых президиумов, а военнослужащего. Т.е. фигура одета в шинель, в петлицах два «кубаря», означающих, что это лейтенант, и дающих датировку – не позднее 1942 года. На груди медаль «За отвагу», которую Дудин получил за финскую кампанию 1939–1940 гг. То есть предложен совершенно иной контекст – защиты Родины и военной службы, когда художественный примитив простителен ввиду пропагандистских задач. Вот что, кстати, писал главный редактор газеты «На страже Родины» М. Гордон 23 января 1945 г., представляя писателя газеты, старшего лейтенанта Дудина к ордену Отечественной войны II степени: «В Красной армии служит с 1939 г., сначала в качестве красноармейца, а затем сотрудником дивизионной, армейской и фронтовой газет. Во время героической обороны Ханко тов. Дудин работал в дивизионной газете, непосредственно участвовал в боях, выпустил два сборника стихотворения и 14 стихотворных листовок, составил известное письмо гангутцев Маннергейму».

Такова форма, но внутри нее есть и содержание – социальный тип, олицетворяемый не лейтенантом Дудиным, а номенклатурным поэтом, тип, для которого конформизм – это выгодный договор с властью, способ держать ноги в тепле ценой лжи. Тот тип приспособленца, который всегда нужен власти. Потому что запрос на послушание, на безоговорочное подчинение начальству – это то, что предъявлено властью так называемой «творческой интеллигенции» и сегодня. Примеры такого гражданского поведения Дудина искать не нужно, потому что они под рукой. Вот, скажем, письмо четырех ленинградских писателей, среди них Дудин, опубликованное в «Литературной газете» (1973. 5 сентября. № 36) под шапкой «Гневно осуждаем». На сей раз осуждали А.Д. Сахарова: «Теперь его поведение перешло всякие границы. Сахаров клевещет на наш общественный и государственный строй, выступает с призывом не доверять миролюбивой политике Советского Союза. <…> Мы, советские писатели, стоящие на ясных партийных позициях, считаем деятельность Сахарова вредной идеологической диверсией, направленной на то, чтобы помешать партии <…>». Партийное начальство приказало – приспособленцы всегда на посту. За такое уже дают не скромную медаль «За отвагу», за такое положено звание Героя Социалистического Труда, которое Дудин и получил в 1976 году. Тут нужна не отвага, тут востребованы другие качества.

Что же касается собственно памятника, то напомню, что в марте 2014 г. жюри выбрало четыре работы, в частности фигуру солдата в шинели – проект памятника Дудину, который являлся дипломной работой студентки Надежды Востриковой. Он был наиболее проработанным, и в итоге именно его и установили, причем Востриковой помог ее учитель, известный петербургский скульптор Павел Шевченко. Дудин решительно куда-то идет, напоминая Петра I на картине Валентина Серова 1907 года. Именно так шагают великие реформаторы, приводя в движение   устоявшуюся жизнь страны. Если смотреть в профиль и учесть ненатурально длинную шинель, фигура Дудина поразительно напоминает «рыцаря революции» Феликса Дзержинского. Только бородки не хватает. В целом впечатление скорее комическое, чем героическое.

 

Памятники по инерции

 Существует инерция ставить декоративно-монументальные объекты определенным событиям или юбилеям. Таковы памятник «Мужеству ленинградцев, отстоявших город» на площади Мужества, памятник «1914», композиция «Первым летчикам России, героическим авиаторам Комендантского аэродрома» и памятный знак в честь 120-летия Русского музея.

Исторического смысла памятник «1914» в Пушкине лишен: войска из Царского села на фронт не уходили

Памятник «Мужеству ленинградцев» имеет давнюю историю, корнями уходящую в 2005 г., когда вдруг выяснилось, что ООО «Агат» хочет построить в этом сквере ресторан быстрого питания под названием «Блин Дональтс», одно название которого всех доводило до бешенства. Несмотря на  массовые протесты, губернатор В. Матвиенко решила проявить упорство, в результате которого было подписано постановление правительства Петербурга от 25 октября 2005 г. № 1626 «О проектировании и строительстве ресторана быстрого питания по адресу: Выборгский район, пр. Тореза, участок 1 (севернее пересечения с площадью Мужества)».

Но народ тоже не бездействовал. В октябре-ноябре 2005 г. сквер уже называли только «блокадным» и говорили о стеле, которая должна стоять именно тут и нигде более, а вскоре появился самодельный закладной камень с латунной информационной табличкой: «Камень заложен в честь 60-летия Победы над фашизмом. Здесь будет памятник Славы мужеству, героизму и стойкости ленинградцев, отстоявших великий город». Ситуация быстро накалялась, запахло политикой, 9 мая 2006 г. на пл. Мужества опять состоялся митинг протеста.

После этого В. Матвиенко поняла, что воевать с народом по такому вопросу бесполезно и даже опасно, и 7 июня 2006 г. постановление было отменено, а к 2010 г. постепенно оформилась идея поставить памятник «Детям блокады», который плавно трансформировался в «Детей войны». Однако «Дети блокады» были открыты 8 сентября 2010 г. в яблоневом саду во дворе д. 55 по Наличной ул. (скульптор Г. Додонова, архитектор В. Реппо), а «Дети войны» – 6 мая 2013 г. на пересечении пр. Непокоренных и Меншиковского пр. (скульптор В. Шплет).

В результате такого расклада на пл. Мужества оказался памятник работы Е. Ротанова – уже не детям, а всем ленинградцам. Инерция тематики сработала и победила – появился памятник на тему блокады, надежно исключивший ресторан. Фактически это монументальный оберег – кто рискнет теперь посягнуть на Сквер блокадников?

Однако к памятнику как художественному произведению есть серьезные претензии. Проблема заключена в том, что при интересной компоновке, условности и лаконизме пластического решения он для этого пространства слишком мелкий. Работа талантливая, но стянутость в столб (фактически это квадратная в сечении колонна с четырьмя  вытянутыми по вертикали горельефами на боковых гранях) привела к тому, что памятник практически не держит расчищенное для него пространство, ему нужен совершенно другой контекст – не проходной сквер, сквозь который течет людская река из станции метро к остановкам автобусов и троллейбусов на пр. М. Тореза, а замкнутое пространство, небольшое и соразмерное этому объекту.

Другая тематическая инерция привела к установке памятника «1914». Город Пушкин уже давно стал вотчиной Владимира Горевого, о чем я много раз писал. Стиль Горевого – либо откровенный кич, либо банальность. Здесь получилось нечто среднее: фигура полкового священника, к которому почему-то прислонены две винтовки (индикатор военной темы), в левой руке у священника молитвенник, правой он благословляет воинов на «ратный подвиг». Трудно было придумать что-то более иллюстративное и банальное, включая и барельеф с Георгием Победоносцем. С художественной точки зрения это не более чем стершийся пятак, очень похоже на непродуманную студенческую работу. Как обычно у Горевого, фигура слишком мелкая на фоне громадного собора-новодела, установленного вместо памятника Ленину. Исторического смысла памятник «1914» также лишен: войска из Царского Села на фронт не уходили.

Третий объект, поставленный по инерции, – композиция, посвященная Комендантскому аэродрому. Тут уже банальность дошла до своего предела: на пьедестал, изображающий взлетную полосу, воздвигнуты две модели самолетов. Слово «аэродром» обладает магической силой и будит желание поставить тут что-то авиационное. Только творческого воображения нет, поэтому в честь самолетов установили самолеты. Это простейший вид знаков – знак-указатель. Кстати, Комендантский аэродром был сооружен в 1910 г. А на крыльях самолетов мы видим красные звезды, что противоречит названию объекта: вряд ли Лев Мациевич и Михаил Ефимов летали в 1910 году на аэропланах с такой символикой. Так что надо или звезды закрасить, или название памятника изменить. В самолетах я не специалист, но анахронизмы вероятны и тут.

Творческого воображения нет,поэтому в честь самолётов установили самолёты

И, наконец, четвертый объект – памятный знак в честь 120-летия Русского музея. Об этом бессмысленном изделии я уже писал. Инерция простая: 120 лет исполнилось – нужна стела! А когда исполнится 125 лет – еще одна?.. На стеле барельефы Александра III и Николая II в круге, а также накладные информационные доски. Инерция монархического лизоблюдства имеет вполне понятный политический генезис, а парный барельеф двух царей точно повторяет известный в 1940–1950-е годы парный барельеф Ленина-Сталина.

Парный барельеф двух царей на стеле у Михайловского дворца повторяет парный барельеф Ленина-Сталина

Еще хуже обстоит дело с датами. На самом деле именной высочайший указ императора Николая II «Об учреждении особого установления под названием “Русский музей императора Александра III“…» был издан не 14 апреля, как указано на памятнике, а 13 (25) апреля 1895 г. Официально музей открылся действительно 7 марта 1898 г., но по старому стилю, по новому же – 19 марта. Поэтому странно, что дарительная табличка датирована 7-м, а не 19 марта. Или СПб тайно перешел на юлианский календарь? Или просто скульптор малограмотен и здесь тоже предстоит работа над ошибками?

 

Декоративный синдром

 В исходном проекте архитектурной мастерской «Студия 44» скульптур на фасаде торгового центра на Малом пр. Петроградской стороны не было – Никита Явейн даже обиделся, когда я его об этом на всякий случай спросил. Это самодеятельное творчество владельца ТЦ, известного своей любовью ко всякого рода «монументалке», Юрия Жорно. Сейчас статуй семь, еще две готовы и скоро встанут на свои посадочные места, украсив закругленный фасад, обращенный к Малому проспекту. Понятно, что после появления статуй на фасаде ТЦ «Галерея» такого рода украшательство стало если не обязательным, то модным.

Строительство этого ТЦ началось в 2007 г. Я об этом ТЦ писал 9 лет назад – темой статьи была полная внеконтекстность ТЦ и существенные отклонения от проекта, допущенные при строительстве, о которых редакции сообщил Явейн. Кроме того, здание построили на территории Большого Рыбацкого сквера, т.е. вообще незаконно. Редкий случай: после выхода моей статьи по указанию губернатора В. Матвиенко стройка была заморожена…

С учетом сложной геометрии участка проектировщики придумали «четверть Колизея», как было написано в кудрявой аннотации к проекту. Теперь Жорно на этот «Колизей» еще и добавил статуи – в основном древнеримских богов, причем под каждой фигурой, стоящей на крошечном цилиндрическом постаменте, написано название одного из городов Европы: слева направо идут Амстердам, Женева, Рим, Вена, Санкт-Петербург, Париж, Лондон, Гамбург и Мадрид. Забавно при этом, что название ТЦ «написано» на фасаде накладными буквами то ли с ошибкой, то ли… Не Europe (англ., франц.) и не Europa (нем., исп., итал.), а Evropa, т.е. по-хорватски или по-словенски. Почему так – не знаю, но хорошо, что хотя бы не Yurub, т.е. по-сомалийски.

Фигуры представляют собой реплики статуй, которые находятся в указанных городах, каждая держит щит с гербом «своего» города. Амстердам символизирует Нептун с трезубцем – такой фонтан есть в Амстердаме; Вену – Минерва (такой фонтан есть в Вене); Париж будет представлять Марианна, символ Франции, с памятника Республике в Париже работы скульптора Л. Мориса; Гамбург представляет Амфитрита (жена Нептуна), тоже с фонтана; Мадрид – Аполлон с лирой (такой фонтан есть в Мадриде).

 

Император Август на фасаде торгового центра лицом напоминает Владимира Путина

Особый интерес представляют два города: Петербург и Рим. Петербург символизирует Ангел с мощными крыльями (я сначала подумал, что это Виктория, богиня победы), а Рим – император Август, т.е. реплика статуи Августа из Примы Порты (Рим, Ватикан, музей Кьярамонти). Причем у Августа лицо… правильно, Путина. Думаю, что Юрий Жорно попросил скульптора обеспечить сходство, и в этом есть что-то трогательное, точнее, трогательно-провинциальное.

Выглядит фасад мощно и именно потому нелепо с учетом места – глухого участка Малого пр. ПС, где Б. Зеленина ул., утыкаясь в ТЦ, раздваивается на Рыбацкую и Ижорскую улицы, ведущие к Большому пр. и памятнику Добролюбову.

 

Собака – не та!

Композиция «Собачье сердце» появилась в курдонере бывшего дома страхового общества «Россия» летом 2018 г., а ее открытие приурочили к 30-летию премьеры фильма. Место установки не случайно: съемки  проходили в Ленинграде, Пречистенкой, где произошла встреча Шарика с профессором, стала Боровая улица; Обухов переулок, где находится дом, в котором жил профессор Преображенский, снимали на Моховой ул.: на 10-й минуте фильма хорошо видны ворота дома 27.

Собака никак не похожа на дворняжку Шарика из «Собачьего сердца»

Идея поставить здесь композицию интересная, фильм отличный, и только от скульптурной композиции веет серостью и бездарностью. С одной стороны, предложена примитивная иллюстративность, с другой – врач не похож на профессора Преображенского в исполнении Евгения Евстигнеева, а собака – на дворняжку Шарика. Это породистый стаффордширский терьер. В чем тогда смысл? Сидят они на парковой скамейке, иначе именуемой «Ленинградским диваном», – в Москве 1920-х такого быть не могло.

Для чего или для кого Сенин сделал эту композицию, где она была раньше – вот что любопытно на самом деле. Думаю, что создана скульптура была по другому поводу и к повести Булгакова никакого отношения не имела, но потом была соответствующим образом легендирована и освящена режиссером В. Бортко как объект в честь 30-летия его фильма.

Серые начинают и выигрывают – общий вывод после ревизии новых поступлений городской глиптотеки 2018 года.

Михаил Золотоносов

 

 

Памятники, памятные знаки и декоративные скульптуры, установленные в Петербурге в 2018 году

 

  1. Памятник «Мужеству ленинградцев, отстоявших город». Открыт 26 января 2018 г. Установлен на пл. Мужества, в Сквере блокадников. Скульптор Евгений Ротанов. Бронза, гранит, Высота фигур 4 м, общая высота 5,8 м. Надпись на фасаде : «1941 – 1944».

Памятник «Мужеству ленинградцев» слишком мал для площади Мужества

  1. Памятный знак в честь 120-летия Русского музея. Открыт 17 марта 2018 г. Установлен в Парадном дворе Михайловского дворца. Скульптор Илья Дюков (Серпухов). Бронза, гранит. Барельефный парный портрет Александра III и Николая II в круге; накладная бронзовая доска с указом о создании Русского музея императора Александра III от 14 апреля 1895 г. и записью об открытии музея 7 марта 1898 г.; табличка с надписью: «Дар правительства Санкт-Петербурга Русскому музею в день 120-летия со дня его открытия. 7 марта 2018».

 

  1. Бюст генерал-полицмейстера Санкт-Петербурга А.М. Девиера. Открыт 18 мая 2018 г. Установлен в Звенигородском  сквере (ул. Марата, 79), перед 28-м отделом полиции. Скульптор Владимир Бродарский, архитектор Юлия Резниченко. Бронза, гранит. Высота 3 м. На лицевом фасаде накладная бронзовая доска с надписью: «Первый генерал-полицмейстер Санкт Петербурга Антон Мануилович Девиер. К 300-летию российской полиции. 2018».

 

  1. Памятник сотрудникам Института экспериментальной медицины, погибшим в годы сталинских репрессий. Открыт 9 июня 2018 г. Установлен на Левашовском мемориальном кладбище. Надпись на тыльном фасаде: «Памяти сотрудников ИЭМ. 1937 – 1938».

 

  1. «1914». Памятник открыт 1 августа 2018 г. Установлен в Пушкине на Соборной пл., возле Екатерининского собора. Скульптор Владимир Горевой. Бронза, гранит. На лицевом фасаде надпись: «MCMXIV». На садах бронзовые барельефы с изображением Георгия Победоносца и герба Российской Империи.

 

  1. Скульптуры (7) на фасаде торгового центра «Evropa» (на пересечении Малого пр. П.С. и Рыбацкой ул.). Установлены летом 2018 г. Скульптор Ярослав Барков.

Слева направо символы Амстердама, Женевы, Рима, Вены, Санкт-Петербурга, Парижа, Лондона, Гамбурга, Мадрида.

Слева направо символы Амстердама, Женевы, Рима, Вены, Санкт-Петербурга, Парижа, Лондона, Гамбурга, Мадрида в виде реплик фигур памятников и фонтанов городов Европы. Материал – искусственный камень (под бронзу, полиэфирная смола с мраморной крошкой). Высота фигур около 2,7 м.

 

  1. Композиция «Собачье сердце». Установлена в курдонере д. 27 по Моховой ул. летом 2018 г., торжественно открыта 26 ноября 2018 г. Скульптор Игорь Сенин.

 

  1. Архитектурная композиция «Первым летчикам России, героическим авиаторам Комендантского аэродрома». Установлена в сквере Генерала Селезнева (пр. Королева – Долгоозерная ул. – Ольховая ул.). Открыта 17 августа 2018 г. Архитектор Валентин Федоренко.

 

  1. Памятник М.А. Дудину. Открыт 30 ноября 2018 г. Установлен в сквере у д. 8 по Большой Посадской ул. Скульпторы Павел Шевченко и Надежда Вострикова. Бронза, гранит. Высота фигуры 2 м. Надпись на лицевом фасаде :«Михаил Дудин».