Сколько приписали к явке?

«Город» описывает механизмы, которыми повышали явку и считает, какой она была на самом деле

Смольный справился с заданием и не провалил явку — она составила 63,8%. Это на 1,1% больше по сравнению с предыдущими выборами и выше планового показателя в 60%. Как удалось собрать народ на такие скучные предрешенные выборы? Какой должна была бы быть явка, если бы ее не накручивали?

Выборы выкосили 300 тысяч за 2 месяца

О том, что число избирателей в Петербурге меняется от выборов к выборам на 100-200 тысяч «Город» писал неделю назад. И предполагал, что 18 марта будет что-то подобное. Так и получилось, причем в рекордных масштабах.
По официальным данным за 2,5 месяца, с 1 января по 17 марта, число избирателей в Петербурге сократилось на 298 тысяч человек, или 7,8% (с 3,817 до 3,519 миллионов человек). А за один день 18 марта выросло на 113 тысяч или 3% (до 3,632 миллионов). В Горизбиркоме привычно называют это «уточнением списков избирателей».
Перед прошлыми президентскими выборами в 2012 году число избирателей, наоборот, резко выросло — за 3 месяца на 204 тысячи. Делалось это, предположительно, для организации вбросов: впоследствии часть виртуальных избирателей голосовала на таких же виртуальных участках, которые невозможно было найти по тем адресам, по которым они значились. Другая часть голосовала на тех реальных участках, где у партии власти были плохие результаты: таким образом они, не привлекали внимания, подтягивались до среднего уровня.
В этот раз организаторы выборов, видимо, наоборот, пошли на сокращение числа избирателей для повышения явки. По мнению экспертов, делается это просто: по архивам старых выборов вычисляются те, кто никогда не голосует. После чего их просто не вносят в новые списки избирателей, сокращая балласт. Если такой человек вдруг на выборы придет, перед ним извинятся за «ошибку», впишут от руки в дополнительный список избирателей и выдадут бюллетень. У него даже не будет оснований жаловаться.
Скорее всего, именно поэтому с января по март число избирателей сократилось на 298 тысяч. 113 тысяч, возникшие в течение дня голосования, скорее всего, появились на свет двумя путями. Отчасти это те, кто был вычеркнут, но все-таки пришел голосовать. Их вписывают на отдельном листе, а потом суммируют с основным списком избирателей. Отчасти это, скорее всего, участники каруселей, которые голосуют на нескольких участках. Каждый раз им выдают новый бюллетень и, соответственно, записывают в дополнительный список проголосовавших на этом участке.
Мы не можем утверждать, что все 298 тысяч исчезнувших избирателей действительно были умышленно вычеркнуты из списков с целью повышения явки. Часть из них, возможно, «открепилась» и голосовала в других регионах. Однако едва ли таковых было много.
Но, если взять число избирателей по состоянию на 1 января, то есть до всех «чисток», и поделить на число проголосовавших, то явка получится не 63,8%, как официально заявлено, а 60,7%. То есть ниже, чем в 2012 году. Это, однако, не очищает нашу статистику от других махинаций, в первую очередь — принудительного голосования.

Избиратель едет в Тамбов

Еще одним способом повышения явки был новый механизм голосования по месту нахождения: желающий исполнить гражданский долг не по прописке должен был через МФЦ или Госуслуги «открепиться» от своего участка и «прикрепиться» к другому.
Это дало возможности для комбинаций двух типов. Во-первых, часть людей, в основном бюджетники, студенты и прочие зависимые от административного ресурса категории получили приказ прикрепиться к участку по месту работы. Таким образом, с одной стороны, стало легче контролировать их явку, с другой — повышался результат в том районе, где они голосовали. Что было важно для глав районов, конкурирующих друг с другом за хорошие показатели.
Второй механизм — избирателей могли откреплять в другие регионы или страны, чтобы улучшить показатели явки. Такая практика существовала по всей стране и очень встревожила Центризбирком, который произносил по этому поводу грозные филиппики. Однако, как обычно, сделать ничего не смог.
Известно, например, что люди целыми квартирами и даже домами отправлялись голосовать в Дагестан, Ингушетию, Египет и другие курортные места. Можно предположить, что в Петербурге второй механизм был менее популярен, чем первый: зачем откреплять куда-то избирателей, когда их можно просто вычеркнуть?
Оценить масштаб этих фальсификаций мы можем лишь примерно. В Горизбиркоме «Городу 812» не предоставили данные о числе открепившихся горожан и о том, куда они прикрепились, сказав, что такой статистики нет.
По данным «Наблюдателей Петербурга», от участков открепились 419 тысяч человек, а прикрепились — 316 тысяч. Однако эти данные не полные — после того, как они были скачаны из системы ГАС «Выборы», процесс открепления и прикрепления еще какое-то время продолжался. То есть в отношении этих цифр корректно говорить «не менее».
Не менее 419 тысяч открепившихся — это 18% всех проголосовавших. Нельзя, конечно, утверждать, что все эти люди откреплялись под давлением административного ресурса или были откреплены заочно и высланы голосовать в Дагестан. Но логика подсказывает, что людей, которые по собственной инициативе сначала тратили время на то, чтобы открепиться, а потом — чтобы проголосовать на выборах, итог которых предрешен и в которых нет никакого смысла, не должно быть очень много.
«Наблюдатели Петербург» создали две карты, на которых видна миграция избирателей — из спальных районов люди откреплялись в центр, по месту работы. Она составлена на основе данных по УИКам.

Трогательная забота властей о своих гражданах проявилась не только в том, что они заставляли их в выходной ехать голосовать на конкретный участок, не всегда находящийся рядом с домом. Но и в том, что таких участков было немного, поэтому на них выстраивались огромные очереди, стояние в которых могло занять до 2 часов.

Антон Мухин