Сотрудники Русского музея написали заявление прокурору

Русский музей вступил в самый трагический период своего существования за всю свою историю. То, что происходило с ним в период Великой Отечественной войны, включая эвакуацию, – полагаю, ничто, по сравнению с тем, что сейчас ему уготовили Министерство культуры и директор ГРМ В.Гусев, выполняющий противозаконное поручение министерства.

Речь идет о подготовке к противозаконной, демонстративно нарушающей федеральный закон об охране культурного наследия перестройке главного здания ГРМ – Михайловского дворца, построенного по проекту К.Росси в 1819 – 1825 гг. Под предлогом этой варварской перестройки бенефициары надеются получить 20 млн. долларов. Как в нынешних условиях можно употребить эти средства, всем известно.

Я и многие другие, включая сотрудников ГРМ – тех, кто подписал заявление прокурору, и тех, кто побоялся это сделать, – уверены: ни Русскому музею в целом для его развития и существования в современных условиях, ни Михайловскому дворцу, пережившему блокаду и сохранившемуся в исторически первозданных объемно-пространственных характеристиках с 1825 года, перестройка не требуется. Она лишь повод получить деньги, от которых воняет алчностью и корыстью.

Пока речь идет о капитальном строительстве в одном из двух внутренних дворов Михайловского дворца – Сервизном (западном). Но для строительства требуется передислокация огромного количества музейных предметов и целых фондов. Сервизный двор окружает четырехэтажное здание, поэтому на полную зачистку обречены все внутренние помещения на 4-х этажах, включая научную библиотеку, фонд которой содержит 190 000 книг. Частично закроется и постоянная экспозиция, например, залы с картинами Сурикова, Репина, Верещагина, вероятно, зал Венецианова… И всё ради чего?

Вспоминается возглас Гоголя из его завещания: «Соотечественники! страшно!..» Страшно из-за того, что ради денег можно решиться на такой вандализм, причем инициаторами беззакония оказываются именно те, кто и федеральными законами, и Уставом ГРМ обязаны сохранять здание Михайловского дворца, особо ценного объекта культурного наследия (внесенного в Регистрационный реестр указом Президента РФ от 05.06.1992 № 558). Сохранять, а не перестраивать, что категорически запрещено законом. Михайловским дворцом Гусев распоряжается так, словно это его частная собственность, с которой он может делать все, что пожелает!

Сотрудники Русского музея долго сомневались, начинать ли открытую борьбу, долго надеялись, долго боялись, потому что не исключают: директор, готовый так легко нарушать федеральные законы, может злоупотребить своими должностными полномочиями и уволить тех, кто встанет на пути его и министерства безумных планов.

Но наконец решились выступить открыто и определенно, потому что больше ждать нельзя, а надеяться на разум руководства ГРМ невозможно. Сначала 10 июля 2018 г. 96 сотрудников написали подробное письмо Гусеву, ждали месяц – ответа от директора, положенного по закону, не последовало, появилась только отписка. И вот тогда написали обращение к прокурору Центрального района, поскольку по поручению прокуратуры Санкт-Петербурга от 23 июля 2018 г. именно районная прокуратура проводит «проверку возможных неправомерных действий должностных лиц ФГБУК “Государственный Русский музей”».

В обращении сотрудников все изложено подробно, перечислено многое из того, что игнорирует нынешнее руководство музея – начиная от его директора В.Гусева и заканчивая и.о. главного хранителя О.Бабиной, которую я называю «и.о. главного разрушителя». Кстати, мои собственные заявления в прокуратуры всех уровней – районную, городскую и Генеральную – отправлены уже давно. Нарушения федеральных законов или подготовка к таким нарушениям, а также признаки составов преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом, — всем этим по закону занимаются именно прокуратуры.

И последнее. На днях были опубликованы интересные данные, касающиеся Петербурга. Оказалось, что именно в Петербурге из всех регионов страны больше всего пациентов с впервые установленными психическими расстройствами, Петербург лидирует и по психическим расстройствам непсихотического характера.  Возможно, именно это объясняет то, что произошло с В.Гусевым и его присными. Как я полагаю, только сойдя с ума, можно начать со сладострастием уничтожать музей.

Михаил Золотоносов

 

Заявление сотрудников Русского музея прокурору Центрального района Санкт-Петербурга

Прокурору Центрального района Санкт-Петербурга

П. А. Забурко

191040, Санкт-Петербург, Лиговский пр., д. 44

Прокуратура Центрального района Санкт-Петербурга

Заявление

Многоуважаемый Петр Алексеевич!

Просим провести прокурорскую проверку и принять меры прокурорского реагирования в связи с угрозой нарушения Федерального Закона РФ № 73-ФЗ от 25.06.2002 г. «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ» и сопряженной с ним передислокацией художественных ценностей в помещениях Федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный Русский музей» (далее — ГРМ). Обстоятельства дела следующие.

I. 10 июля 2018 г. 96 сотрудников ГРМ подали директору Русского музея В. А. Гусеву обращение в связи с возобновлением работ по подготовке «к началу реализации 1-го этапа проекта «Реконструкция внутренних дворов Михайловского дворца»» (Приложение 1). Основанием для возобновления работ послужил приказ г. Гусева № 105 от 27.03.2018 г. «О проведении комиссионного обследования помещений для передислокации Особых бронекладовых» и распоряжение № 6 от 30.03.2018 г. «О составе комиссий по обследованию помещений фондохранилищ» (Приложения 3–4). В результате комиссионного обследования помещений были составлены акты (Приложения 5–6), позволившие продолжить подготовку к реконструкции.

В обращении сотрудников от 10.07.2018 г., на основные положения которого г. Гусев до настоящего времени не дал вразумительных ответов, а ограничился отпиской, составленной и. о. главного хранителя ГРМ О. А. Бабиной, были заданы конкретные вопросы, касающиеся целесообразности расходования средств государственного бюджета и спонсоров на устройство внутри Сервизного двора ГРМ лифтов для людей с ограниченными возможностями, лектория и покрытия двора-колодца стеклянным колпаком. Русский музей уже располагает лифтом и подъемником для инвалидов в корпусе Бенуа и Михайловском дворце, а также двумя лекториями — большим и малым, — находящимися в Михайловском замке (филиал ГРМ), и Михайловском дворце.

Письменный ответ В. А. Гусева, оформленный в виде таблицы, не датированный и не подписанный ни им лично, ни тремя заместителями, фамилии которых значатся в конце текста, был зачитан на совещании с заведующими отделами ГРМ 20.07.2018 г. (при прочтении присутствовали лишь 8 из числа 96 подписантов) и передан через заведующих для ознакомления сотрудников, в чем усматриваются признаки нарушения закона «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» № 59-ФЗ от 02.05.2006 г.). Вопрос о целесообразности работ во дворах и актуальности их для Русского музея был полностью проигнорирован в ответе, причем директор не счел нужным предоставить присутствовавшим на совещании возможность высказаться на злободневные темы.

Между тем в 1-м пункте ответа г. Гусев указывает: «По поручению МК РФ на средства кредита Международного банка реконструкции будет реализован проект перекрытия, ремонта и благоустройства одного внутреннего хозяйственного двора <…> заказчиком выступает не музей, а Фонд инвестиционных строительных проектов (ФИСП)». Этот ответ позволяет лишний раз убедиться в том, что готовится нарушение закона РФ № 73-ФЗ от 25.06.2002 г., согласно которому (ст. 5.1, введенная ФЗ от 22.10.2014 г. № 315-ФЗ): «в границах территории объекта культурного наследия: 1) на территории памятника или ансамбля запрещаются строительство объектов капитального строительства и увеличение объемно-пространственных характеристик существующих на территории памятника или ансамбля объектов капитального строительства; проведение земляных, строительных, мелиоративных и иных работ, за исключением работ по сохранению объекта культурного наследия или его отдельных элементов, сохранению историко-градостроительной или природной среды объекта культурного наследия». Устройство перекрытия, лифтовой шахты, лектория означает внедрение в конструкцию здания, а отсечение дворов от естественной вентиляции может повлечь за собой необратимые процессы (изменение влажности), недопустимые в условиях музейного хранения.

 

II. О том, что готовится внедрение в конструкцию здания Михайловского дворца указывают и спешные приготовления к «передислокации Особых бронекладовых» и других фондов и служб, находящихся вокруг Сервизного двора.

Поскольку в более ранних документах (вышеупомянутый приказ г. Гусева № 105 от 27.03.2018 г.) речь идет о «реализации 1-го этапа проекта «Реконструкция внутренних дворов Михайловского дворца»», очевидно, что администрация ГРМ не ограничится «перекрытием, ремонтом и благоустройством одного внутреннего хозяйственного двора», а распространит эти работы и на второй двор, то есть последует второе нарушение того же Федерального Закона.

 

III. Осуществление 1-го этапа реконструкции предполагает передислокацию мест хранения и рабочих помещений 10-ти структурных подразделений ГРМ — отделы древнерусского, прикладного, народного искусства (ОДРИ, ОПИ, ОНИ), отдел картинных рам и исторического музейного оборудования, научная библиотека, мастерская реставрации древнерусской живописи, сектор химико-биологических исследований, центр эстетического воспитания, фотолаборатория. В их числе переезду подлежат две особые бронекладовые, где хранятся изделия из драгоценных металлов и с драгоценными камнями (более 8 000 единиц хранения). Согласно приказу г. Гусева № 322 от 30.07.2018 г. (Приложение 2), перемещение экспонатов и имущества научно-фондовых отделов должно быть завершено в следующие сроки:

1) освобождение помещений для перемещения Особой Бронекладовой № 1 и Особой Бронекладовой № 2 до 15 сентября 2018 г.

2) освобождение помещений, примыкающих к «Сервизной лестнице» и входящих в зону реконструкции, — до 1 декабря 2018 г. (речь идет о перемещении 8 000 единиц хранения, содержащих драгметаллы и драгоценные камни, около 195 000 книг, в том числе редких и ценных, около 3000 картинных рам XVIII–XIX вв., оборудования и технического оснащения реставрационных мастерских, в том числе уникальной дорогостоящей техники, включающей микроскопы и фотоаппаратуру).

 

IV. Начало осуществления 2-го этапа проекта «Реконструкция внутренних дворов Михайловского дворца»» чревато еще более серьезными последствиями: полным разрушением системы хранения отдела древнерусского искусства, все помещения которого группируются вокруг Церковного двора, временной передислокацией фондов отделов: живописи XVIII — начала XIX века (ОЖ), рисунка (ОР), мастерской реставрации масляной живописи и Отдела технико-технологических исследований. Обращаем внимание на то, что условием предоставления средств Международным банком реконструкции является «перекрытие, ремонт и реставрация» двух дворов.

 

V. Вместе с тем на 10 августа 2018 г. помещения, планируемые для переезда, находятся в том же состоянии, что и 3 апреля 2018 г. (Приложения 5–6): многие из них имеют устаревшую электропроводку и протечки, отсутствует современная система пожаротушения и кондиционирования (температурно-влажностный режим в помещениях, отводимых для бронекладовых, не соответствует санитарным нормам и непригоден для длительного пребывания в них сотрудников, в том числе для проведения ювелирных экспертиз). К изготовлению необходимого оборудования еще не приступали; окончательно не решен вопрос о том, какими силами будет производиться перемещение экспонатов. В настоящий момент и. о. главного хранителя О. А. Бабина вынуждает сотрудников отдела картинных рам самостоятельно заниматься поисками организаций для транспортировки картинных рам, что не входит в круг их должностных обязанностей. Т. о., в действиях г. Бабиной усматриваются признаки «превышения должностных полномочий» (ч. 1 ст. 285 УК РФ).

Календарным графиком от 09.08.2018 г. (Приложение 7) устанавливаются абсурдные сроки освобождения и подготовки помещений. Очевидно, что их соблюдение приведет к многочисленным злоупотреблениям, а форсирование переезда чревато нарушением сотрудниками их должностных инструкций и давлением на них администрации, что уже наблюдается на предварительном этапе работ.

В ответе В. А. Гусева на обращение 96 сотрудников декларируется, что условия хранения музейных фондов в результате их переезда улучшатся. Это заявление голословно, поскольку последствия аврального переезда хрупких музейных предметов, в том числе тканей, изделий из драгоценных металлов и с драгоценными камнями, не только сопряжено с опасностями и рисками, но и непредсказуемы в связи с изменением климатических условий, в которых музейные предметы окажутся. Особое беспокойство вызывает временное перемещение фондов научной библиотеки в Белый зал Мраморного дворца, в отреставрированном интерьере которого должны быть выстроены стеллажи и проложены рельсы. Согласно графику, сроки перемещения библиотеки выпадают на дождливые осенние месяцы. Условия временного хранения книг надолго закроют доступ к библиотечным фондам, что неминуемо скажется на научной, выставочной и экскурсионной деятельности музея.

Следует отметить, что в музее имеются большемерные шпалеры, пелены и плащаницы, иконы и картинные рамы, которым противопоказаны перемещения. Речь идет о предметах, имеющих неудовлетворительное состояние сохранности, и так называемых экспонатах-«хрониках».

Планируемые переезд и реконструкция сократят посещаемость музея, поскольку на время ремонта должны быть закрыты часть экспозиции Отдела народного искусства и залы с живописью XIX в. Это ограничит доступ посетителей к произведениям искусства.

В письме 96 сотрудников сказано, что в музее существует множество нерешенных проблем, связанных с системой хранения экспонатов. Некоторые фондовые помещения не реставрировались 72 года, столько же лет существует музейное оборудование, изготовленное из подсобных материалов после реэвакуации музейных фондов в Ленинград и с того времени не замененное. Эти факты также оставлены в ответе директора без внимания. Начало строительных работ, сомнительных со всех точек зрения и нарушающих закон РФ № 73-ФЗ от 25.06.2002 г., в ущерб насущным потребностям музейной жизни и обеспечению нормальной системы музейного хранения мы расцениваем как безразличие администрации ГРМ (в первую очередь, заместителя директора по капитальному ремонту В. А. Баженова и и. о. главного хранителя О. А. Бабиной) к нуждам учреждения, что подпадает под ст. 293 УК РФ.

 

На основании вышеизложенного просим:

1) принять меры прокурорского реагирования к администрации ГРМ, продолжающей, в нарушение закона РФ № 73-ФЗ от 25.06.2002 г., подготовку к осуществлению проекта реконструкции Михайловского дворца — особо ценного объекта культурного наследия народов РФ, внесенного в Регистрационный реестр указом Президента РФ от 05.06.1992 г. № 558, и вовлекающего в эту деятельность сотрудников Русского музея.

2) истребовать у администрации ГРМ рабочий проект реконструкции внутренних дворов Михайловского дворца с экспликацией и объяснительной запиской к нему на предмет установления возможных рисков повреждения объекта культурного наследия, наказуемого ст. 243 УК РФ.

3) истребовать у КГИОП разрешение, выданное Русскому музею на проведение работ во дворах Михайловского дворца.

 

Приложения:

  1. Обращение 96 сотрудников Русского музея к директору В. А. Гусеву от 10.07.2018 г. (копия)
  2. Приказ директора ГРМ В. А. Гусева № 322 от 30.07.2018 г. (копия)
  3. Приказ директора ГРМ В. А. Гусева № 105 от 27.03.2018 г. (копия)
  4. Распоряжение директора ГРМ В. А. Гусева № 6 от 30.03.2018 (копия)
  5. Акт обследования помещений № 8, 9, 11 (а) от 03.04.2018 г. (копия)
  6. Акт обследования помещений № 50, 50а, 51, 52, 53 а, б, в от 03.04.2018 г. (копия)
  7. Дополнение к приказу № 328 от 09.08.2018 г. (копия)

14.08.2018