Спасите наши уши!

Карта петербургских шумов: где и сколько.

Какие районы Петербурга тише, а какие шумнее? Какой шум для человеческого уха самый неприятный? Что надо делать, чтобы шума в городе стало меньше? Об этом «Городу 812» рассказали создатели шумовой карты города – заведующий кафедрой экологии и безопасности жизнедеятельности Балтийского государственного технического университета профессор Николай ИВАНОВ и доцент этой кафедры Петр МАТВЕЕВ.

Вы создавали вашу шумовую карту по чьему заказу?

Н.И. Карту мы делали по заказу Комитета по градостроительству и архитектуре, который готовил новый Генплан. Это была уникальная работа, по крайней мере, для России, потому что в других городах подобных карт нет. И в Европе мы были одними из первых: нас опередили только Лондон и Париж. Правда, сейчас все иначе: на Западе в каждом городе с населением свыше 100 тысяч человек теперь есть своя карта, которую регулярно обновляют. Во всех странах, кроме Мальты. Пользу ощутили сразу.

И у нас тоже?

Н.И. У нас – нет. Создание карты – единственный положительный опыт, когда у нас попытались не решить проблему, но хотя бы ее представить. Мы категорически против того, чтобы данные о шумовом загрязнении в городе как-то скрывались от людей. Жители ведь должны знать, где стоит покупать квартиру, а где нет. Но я не уверен, что при выделении новых пятен под застройку, при проектировании новых дорог все сверялись с этой картой. Не очень-то похоже. Здесь мы капитально отстаем от Европы, где на шумозащиту тратятся серьезные деньги. Только на экраны – 50 миллиардов евро в год. А все в комплексе – 1 процент от ВВП.

Карта точек замера шума

Как шум сказывается на здоровье?

П.М. Самое очевидное – потеря слуха. В среднем глухота – при длительном воздействии шума на организм – развивается лет за десять. Но поскольку шум воздействует впрямую на нервную систему – могут возникнуть любые заболевания. Человек же постоянно будет на нервах, организм разбалансируется. Где есть слабое место, там проблема и проявится. Например, с сердечно-сосудистыми заболеваниями, которые дадут о себе знать гораздо быстрее, чем слух.

Вдоль КАДа у нас все застраивается  большими жилыми комплексами.  Звукозащитные экраны решают проблему?

П.М. В тех местах, где экраны есть, их все равно недостаточно. Если уж строите вдоль шумных дорог, позаботьтесь, чтобы и дороги шум не выпускали, и здания не впускали. Нужна специальная конструкция фасада здания, окон и главное – принудительная приточно-вытяжная вентиляция. Как вы думаете, дома вблизи КАДа будут делать по такой дорогой технологии? В лучшем случае там поставят типовые стеклопакеты и сделают клапаны проветривания, но это не решение проблемы.

Карта шумов. Что логично — меньше всего шумят пригороды вдоль залива.

Знаете, в советских домах проект вообще не предусматривал вентиляцию. Строительство было максимально дешевым: ведь даже высоту потолков в квартирах и особенно подвалах занижали так, чтобы в пятиэтажный дом не надо было лифт ставить  потому что наличие лифта зависело не от этажности, а от высоты строения. Вентиляция была предусмотрена сквозь неплотности в окнах: поток воздуха входит в щели и через комнату доходит до кухни или санузла, где есть вентиляционное окошко. А теперь у нас герметичные окна и циркуляции нет.

Вот потерпим лет десять, пересядем на электромобили и будем наслаждаться тишиной.

П.М. Во-первых, электромобиль никак не улучшит экологическую обстановку, пока у нас большинство электростанций – тепловые. То есть машина не выделяет угарный газ, зато ТЭС, производящая для нее электричество, выделяет в большом количестве. Да и аккумулятор рассчитан только на тысячу циклов разряда-заряда, а потом его придется менять, а старый утилизировать. При выработке ресурса на 60 процентов емкость заряда резко падает, заряжаться надо все чаще и чаще, и как решать эту проблему, тоже не придумали еще.

Карта шумов центра Петербурга.

Во-вторых, в шуме, который издает автомобиль, шум двигателя преобладает, только если машина двигается на скорости до 40 км/ч. Если быстрее – то движок уже не слышен за шумом шин, а при скорости 120 км/ч возникает уже аэродинамический шум за счет обтекания корпуса.

Н.И. Асфальт на резиновой крошке, конечно, дает снижение шума, но не более чем на 3 децибела.

П.М. Но самое серьезное давление на психику оказывает не автомобильный шум. Существуют такие специальные расчеты – кривые Шульца, которые замеряют, какой шум оказывает максимально негативное влияние на человека. На первом месте авиационный, на втором строительный, на третьем автомобильный, на четвертом железнодорожный. Поэтому самые шумные районы в городе, конечно, центральные, а на втором месте – все, что расположено под глиссадой аэропорта.

Это Юго-Запад?

П.М. Теперь еще Пушкин, Шушары и особенно – поселок Ленсоветовский. Все очень быстро меняется, и после того как в «Пулково» построили новую взлетно-посадочную полосу, карта шума преобразилась. В Ленсоветовском самолет пролетает прямо над домами, и стоя во дворе последнего дома, можно уже лица пассажиров в окнах разглядывать. Кроме того, именно там самолеты выпускают шасси – резкий подскок и усиление шума и вибрации. Впрочем, от взлетающего самолета грохота еще больше, чем от идущего на посадку. Кстати, я провел в полях – у нас и в Европе – немало часов за замерами шума и могу уверенно сказать: самолеты у «Аэрофлота» гораздо тише, чем у «Люфтганзы». Потому что новее.

Н.И. В «Пулково» стараются следить за этой шумовой дисциплиной. Мы много лет ведем мониторинг шума вокруг аэропорта и знаем, что для летчиков есть своя четкая трасса. Если они от нее не отклоняются, то шум терпимый. Но бывает, что забирают в сторону, и тогда местные жители страдают, конечно.

Значит, возле железной дороги жить приятнее, чем в районе аэропорта?

Так измеряют шум.

П.М. Не везде. Сортировочная, например, очень шумное место: там поезда как раз разгоняются. В местах, где поезда ходят редко и медленно, скажем, у Сестрорецкой железнодорожной ветки, вполне можно жить, потому что поезд пройдет – волна негатива прогремит и затихнет. К железнодорожному перестуку люди могут привыкнуть, если он не будет слишком частым. Но ведь у нас поезда гоняют интенсивно, и на некоторых участках они ходят каждые 12–15 минут. И если не принимать никаких мер, не ставить экранов, уровень шума будет приходить в норму только на расстоянии километра.

Общественные активисты ругают Канонерский остров, где автотрасса проходит прямо над головой жителей.

П.М. По замерам, шум от ЗСД сопоставим с шумом от любой другой магистрали. Трасса, находящаяся над населенным пунктом, не более вредна, чем та, что на одном уровне, потому что звук рассеивается в пространстве. Шум от поезда, который идет по насыпи, всегда затихает быстрее.

Если Роспотребнадзор обнаружит превышение уровня шума, что он может сделать?

Н.И. По карте видно, что на 70 процентах территории уровень шума превышен. В норме он только в вытянутой части города, в Курортном районе то есть. У нас всего было 780 тысяч точек расчета. Весь город поделили на квадраты 50 на 50 метров и скрупулезно считали. Так вот, составленная нами карта – это не руководство к действию, это просто зафиксированная проблема. Программа-минимум для нас и всех, кто борется с шумом в городе, – сделать так, чтобы ни в одной зоне больше не прибавилось ни одного децибела. Но поскольку в стране нет закона о борьбе с шумом, то даже о таком скромном результате приходится лишь мечтать.

Как – у нас же есть городской закон о нарушении тишины в ночное время.

Н.И. Это паллиативный, совсем не жесткий закон, который к тому же плохо выполняется. Надо оберегать людей от шума и днем тоже. Хорошо, строительную организацию, которая включит свой компрессор в час ночи, могут оштрафовать, и сильно: тысяч на 500. Ну а вечером, когда людям тоже хочется отдохнуть? У нас существуют юридически два времени: день и ночь (с 23 до 7 утра). А на Западе – еще и вечер: с 19 до 23. И для него – особые нормы по шуму, пожестче, чем днем, но мягче, чем ночью. В Израиле можно запросто вызвать полицию, если днем кто-то ведет слишком громкую стройку. А у нас даже мотоциклиста не могут догнать, который ездит без глушителя.

Догонят его, оштрафуют на 2000 рублей.

Н.И. Для него единственная адекватная мера – конфискация мотоцикла. Потому что штраф копеечный, а ущерб он наносит серьезный. Я живу на Невском и натерпелся, конечно. И никакой надежды нет, что ситуация изменится. Правда, вот грузовикам запретили въезд в центр, уже хорошо.

Я читала, что к вам обратились представители американской фирмы с просьбой разработать шумопоглощающий капот для двигателя. И как – получилось?

Н.И. Наш Институт акустических систем занимается не только созданием экранов, но всем, что имеет отношение к шумовым процессам: глушителями, компрессорами, градирнями. Мы помогали американцам делать расчет ожидаемых шумов и преуспели: их спецтехника признана самой малошумной в мире. В Морской академии имени Макарова есть несколько таких двигателей, мы там проводили замеры и выяснили, что наши глушители и капоты помогают снизить уровень на 20 децибел, то есть с 90 до 70. Это почти норма. Отойди на восемь метров – и уже не будешь испытывать никакого дискомфорта.

А нам, может, просто запретить слишком шумные грузовики?

Н.И. Они сейчас в основном импортные и довольно тихие. Хотя основной источник шума – это действительно автомобили. На 70–80 процентов. От железной дороги – 10 процентов, от авиации – 15. В разных городах, конечно, по-разному: например, если нет своего аэропорта, но развита сеть железных дорог.

На Западе настоящая шумофобия, это видно по тому, с какой горячностью они обсуждают эту тему на разных международных конференциях. Там трудно представить, что в метро будут включать на полную громкость звуковую рекламу, а из торговых центров будут орать динамики с рекламой. У нас люди постоянно на это жалуются, и никто их не слушает. Знаете, я лет двадцать назад читал, что в Америке все так бесятся из-за шума, что готовы стрелять в людей, которые слишком громко кричат во дворе. Удивился: вот народ, других проблем у них нет! А в прошлом году в Москве средь бела дня застрелили девушку-промоутера, которая делала объявления с помощью громкоговорителя. Прямо из окна, из ружья пальнули на звук. А был бы закон, который запрещает произносить рекламу громче 70 децибел, девушка бы его соблюдала – и была бы жива, а убийца не сидел бы в тюрьме.

Мы сейчас с вами разговариваем какой шум создаем?

Н.И. Примерно 60 децибел.

Что для нас вреднее: шум или вибрация?

Н.И. У нас метро глубокого заложения, поэтому вибрация для нас не так актуальна, как для москвичей. Шум тоже может быть более и менее вредный. Слушать свист – пронзительный высокочастотный звук – всегда неприятней, чем монотонный низкочастотный гул от автотрассы. Самые высокочастотные звуки выдают реактивные двигатели, компрессоры, ТЭЦ – в общем, все, что выбрасывает воздух в атмосферу. И скоростные поезда. Вот и думайте, где не надо селиться.

От поездов можно спастись с помощью звукозащитных экранов. Правда, в Репине и Комарове, кажется, поставили вместо них жестяной забор.

Н.И. Это тоже экран. Защитные экраны могут быть из металла, пластика, дерева и стекла. Сейчас мы разрабатываем шумозащиту для ВСМ «Москва – Нижний Новгород», это самая грандиозная железнодорожная стройка в Европе: поезда будут мчать со скоростью 400 км/ч. Шумозащита займет несколько процентов от стоимости – несколько сот километров экранов. Конечно, их надо делать разнообразными, чтобы сохранить психику машинистам, ведь им тяжело будет все время гнать, как будто в тоннеле.

Граффити делать красивое?

Н.И. Хотя бы чередовать: где-то делать прозрачные, из стекла, где-то из дерева, но со специальной пропиткой, чтобы ни жучков, ни дождей не бояться. Звукозащитные экраны внедряют уже лет десять, но бездарно. Первые появились на МКАДе, но частью они уже сгнили, осыпались. Где-то ставят экран под насыпью – он даже на децибел снижения не дает. Или бывает, что местные жители просят прорезать им проход, чтобы ходить в магазин на другой стороне полотна. Дырку делают, но в таком месте, что нивелируется эффект от всего экрана.

В Барселоне всюду датчики для мониторинга шума – нам стоило бы их поставить или это пустые траты?

Н.И. Это отличная идея, которую внедряют все крупнейшие города. Сразу становится известно о внеплановых нарушениях. Раньше это было дорого, но сейчас датчики подешевели в десятки раз.

Нина Астафьева

 

Как с шумом борются

В Балтийском техническом университете регулярно проходят международные конференции по борьбе с шумом. «Город 812» ознакомился с материалами докладов за последние пять лет и сделал несколько заметок.

  •  Среди строительной техники наиболее проблемной по части шума оказались сваебойные машины.
  •  Среди домашней техники – кондиционеры.
  •  Помимо транспортного и строительного шума ученых заботит также звон колоколов.
  •  Зеленые насаждения спасают от шума лучше, чем экраны, но это и выходит дороже.
  •  На железной дороге можно бороться с шумом с помощью бесшовных рельсов, их тщательной шлифовки и использовании лубрикаторов – для более мягкого хода.
  •  Первую шумовую карту Ленинграда составили еще в 1971 году. Самые шумные места оказались в Автове – улицы Автовская, Краснопутиловская и Зайцева. На втором месте – проспект Газа, Пироговская набережная и угол Колокольной и Марата. Самым бесшумным местом тогда была 6-я линия Васильевского острова и улица Васи Алексеева.
  •  Благодаря 3D-моделированию можно еще до начала строительства дома определить, как будет меняться шумовая картина внутри двора в зависимости от этажности. Иногда само здание выступает в качестве звукозащитного экрана. Например, по такой технологии построили большое офисно-жилое здание на улице Матроса Железняка, которое защищает жилую застройку от шума проспекта Испытателей и железной дороги.
  •  Стеклопакеты, хоть и оберегают от шума, но несут другие проблемы. В квартире с герметично закрытыми окнами накапливается водяной пар (семья из 3–4 человек выделяет в сутки 10–15 литров воды), растет концентрация углекислого газа.