В кольце врагов и снега. Александр Беглов: опасности мнимые и настоящие

В губернаторской избирательной кампании началась новая мода: все стали публиковать социологические данные. Анонимные и неприятные для врио губернатора. И это не единственная неприятность для него.

Опросы и рейтинги

Строго говоря, «все» – это многочисленные телеграм-каналы, которые вместо СМИ распространяют теперь политические новости. Причем каналы не только городские, но и федеральные: «Незыгарь», например, регулярно пророчит Александру Беглову разные беды и радуется каждому снегопаду.

Теперь все обсуждают опросы, которые якобы проводит ВЦИОМ. Сначала разные не связанные друг с другом и явно настоящие люди писали в соцсетях, что им звонят, представляются этой уважаемой организацией и предлагают высказаться по поводу ряда кандидатов в губернаторы – помимо Александра Беглова звучали фамилии Владимира Бортко, Михаила Амосова и Олега Нилова. Судя по тому что впоследствии фамилия Бортко подтвердилась (в начале марта стало известно, что местные коммунисты хотят выдвигать режиссера в губернаторы, а федеральные не против), к информации об опросах ВЦИОМа следует относиться серьезно. Хотя и совершенно необязательно верить во все те цифры, которые вбрасываются в информационное пространство и предваряются аннотацией «согласно данным закрытых опросов ВЦИОМа…»

Говорят, что согласно этим самым данным, рейтинг врио губернатора около 20–30% и падает. И в сравнении с ним многие кандидаты выглядят лучше. Однако нынешний рейтинг Александра Беглова, даже если это и правда, никак не влияет на результат сентябрьских выборов. Потому что является реакцией на сиюминутный раздражитель в виде снега. Летом горожане подобреют, смольнинская агитмашина раскочегарится, Кремль как-нибудь ненавязчиво продемонстрирует доверие, и ситуация с рейтингом исправится. Теоретически. Тем более что сегодня, за полгода до выборов, очень трудно определить группу тех, кто точно пойдет голосовать. Слишком много факторов, определяющих это решение, еще не проявились. Начиная с того, что непонятно, каких кандидатов сам против себя выставит Смольный и, соответственно, насколько интересной будет кампания. Поэтому вычислять рейтинг Беглова среди группы, которая сегодня заявляет, что точно пойдет на выборы, – дело довольно бесперспективное. А вычислять среди всего населения – бессмысленное.

 

Возмущаются активно

Однако есть показатель, который должен встревожить Смольный. Приватно социологи рассказывают, что 50% опрошенных заявляют о своем желании идти на участки. Обычно за полгода до выборов о намерении проголосовать говорят около 30%. Единственный вывод, который можно из этого сделать: люди возмущены не пассивно, как обычно, а активно. То есть вместо привычного игнорирования выборов могут пойти голосовать протестно.

Это прямой путь к «приморскому сценарию» (хотя на губернаторских выборах в сентябре прошлого года кандидаты от власти проиграли не только в Приморье, но еще в трех регионах), то есть голосованию за кого угодно, лишь бы не за навязанную сверху фигуру. Проблема в том, что российская власть еще не поняла, как вести себя в такой ситуации. Все эти годы она вполне успешно использовала тактику выжженной земли, деликатно сформулированной в тезис «Кто, если не Путин?». Профилактируя появление любых альтернативных лидеров и предлагая населению в день голосования сделать выбор между действующим представителем власти с набором достижений и аморфными статистами. Но тактика дала сбой: население стало выбирать статистов.

Конечно, надо учитывать специфику: все-таки в прошлом сентябре народ находился под впечатлением пенсионной реформы, а сейчас успокоился. Да и из 22 регионов, где проходили тогда выборы, лишь в 4-х система дала сбой, а в остальных 18-ти все проголосовали как полагается. То есть объективно Смольному бояться особо нечего. Но у страха отечественных властей перед народным гневом глаза очень велики.

 

Кругом враги

 Тем более что хотя нет сомнений в поддержке Владимиром Путиным кандидатуры Александра Беглова, последний явно сталкивается с сопротивлением какой-то из кремлевских башен. И даже не он сам, а его кураторы – клан Юрия Ковальчука. Возможно, противодействие оказывает семья Ротенбергов, которые, как считается, покровительствовали Георгию Полтавченко и, таким образом, видели Петербург своей вотчиной (хотя никто и не может сказать, как они этим пользовались). Возможно, кто-то другой не хочет усиления хозяина банка «Россия», который уже контролирует Ленобласть, а теперь получил всю полноту власти в Петербурге.

Романа Плугина прислали в Петербург из Москвы

Видимым проявлением этого стало, например, несостоявшееся назначение главой ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти Михаила Ильина, близкого к нынешнему Смольному. Хотя считалось, что вопрос решен, командовать петербургской полицией из Москвы внезапно прислали никак не связанного с Петербургом Романа Плугина.

Возможно, из этой же серии – выдвижение Владимира Бортко. Очевидно, что его кандидатура Смольному совершенно не выгодна: режиссер-коммунист пасется на том же электоральном поле, что и Александр Беглов, и откусит у него какой-то процент социально незащищенных старичков со старушками. А учитывая относительно высокую известность и популярность Бортко, он может стать для врио губернатора серьезным противником.

Владимир Бортко — кандидат в кандидаты в губернаторы СПб

Дадут ли единороссы Бортко муниципальные подписи? Если бы Смольный полностью контролировал местную «Единую Россию», коммунистам с такой кандидатурой ничего бы не светило – в лучшем случае им бы предложили выдвинуть, как в прошлый раз, депутата Ирину Иванову. Но Смольный не контролирует «Единую Россию», и Вячеслав Макаров может (при условии, что Бортко согласован на высшем уровне) сказать: «Извините, но у меня приказ». А о том, что кандидатура режиссера – это не экспромт местного КПРФ, может свидетельствовать наличие его фамилии в опросных листах ВЦИОМа.

Сюда же можно отнести постоянно приходящие, в том числе через федеральные телеграм-каналы, слухи, что Беглов – не окончательный кандидат в губернаторы.

Ситуация выглядит так, что Александр Беглов может столкнуться с противодействием широкого фронта сил. От врагов своего патрона до местной «Единой России», которая теоретически заинтересована в том, чтобы раскачать ситуацию, а потом прийти на помощь, выставив солидный счет за свои услуги.

Станислав Волков