В Колтуши к собакам Павлова. В Институте физиологии открылись Арт-Колтуши

В знаменитом Институте физиологии им. И.П.Павлова РАН под Петербургом открылась постоянно действующая выставка «Новая антропология». Она разместилась в знаменитом конструктивистском здании Старой лаборатории или Лаборатории экспериментальной генетики высшей нервной деятельности, где на фасаде размещена павловская цитата «Наблюдательность и наблюдательность».

 

«Новая антропология» расположена на первом этаже в бывших лабораторных боксах. На втором этаже находится мемориальный Музей-квартира ученого, где он жил в летние месяцы. Теперь выставка станет частью музея. Событие привязано к 170-летию Ивана Павлова — создателя института.

Пятнадцать выставочных проектов стали результатом года совместной работы молодых ученых института и художников из нескольких российских городов. Там есть — модель светодиодной нейронной сети для распознавания символов в роении мух-дрозофил; ткацкий станок, создающий изображения фрагментов ДНК общих для человека и той же дрозофилы; исследование реакции человека на запахи феромонов, которые у пчел вызывают чувство тревоги; нейроная сеть, созданная на основе исследований принципов работы мозга обезьян.

Но для понимания эти проекты требуют чтения подробных пояснений, долгого рассматривания и прослушивания. То есть, предназначены главным образом для интересантов «сайенс-арта». Публику, не готовую к научным подвигам, возможно, заинтересует инсталляция Людмилы Беловой «Ожидалка». Она посвящена проблеме биоэтики, о которой сейчас много говорят в мире. В комнате, где собаки ожидали «перевода в операционную или в звуковую камеру» для проведения над ними опытов, устроены загончики с мисками и висящими на веревках ошейниками. На стенах нарисованы имена собак, в центре комнаты на столе лежит подобие мемориальной доски с текстом: «Когда я приступаю к опыту, связанному в конце с гибелью животного, я испытываю тяжёлое чувство сожаления, что прерываю ликующую жизнь, что являюсь палачом живого существа. Когда я режу, разрушаю живое животное, я глушу в себе едкий упрёк, что грубой, невежественной рукой ломаю невыразимо художественный механизм. Но переношу это в интересах истины, для пользы людям. Иван Павлов».

В оригинале текст имеет продолжение: «… А меня, мою вивисекционную деятельность предлагают поставить под чей-то постоянный контроль. Вместе с тем истребление и, конечно, мучение животных только ради удовольствия и удовлетворения множества пустых прихотей остаются без должного внимания. Тогда в негодовании и с глубоким убеждением я говорю себе и позволяю сказать другим: нет, это — не высокое и благородное чувство жалости к страданиям всего живого и чувствующего; это — одно из плохо замаскированных проявлений вечной вражды и борьбы невежества против науки, тьмы против света!»

 

Начиная с 30-х годов опыты с участием собак проводились в лаборатории регулярно. Сейчас собаки не участвуют в экспериментах.
Все аналогии приблизительны. Тем не менее, во время поездки в Колтуши на открытие «Новой антропологии» вспомнилась байка, которую придумали кураторы выставок современного искусства в 1990- годы во время вооруженного конфликта на Балканах. На фоне дымящихся руин местный начальник дает интервью международному телеканалу. «Какой первый шаг вы сделаете для восстановления города?» — «Организую биеннале современного искусства».

Итак, существует легендарный научный центр, который принял решение с помощью современного искусства усилить свое общественное звучание. Достаточно сказать, что большинство приглашенных на открытие «Новой антропологии» музейщиков, кураторов, художников, будучи жителями Петербурга, никогда прежде в Колтушах, не бывали. Да и участники проекта признавались, что впервые попали туда после запуска проекта.

Между тем, там есть, что посмотреть. Научный городок создан по европейским образцам начала ХХ века, лаборатории размещены среди зелени в отдельно стоящих зданиях. При минимальном приспособлении там можно проводить дни науки, рассказывать публике про то, чем занимался Павлов, зачем для экспериментов нужны были собаки и т.д. Заодно бороться против мракобесия и паранаучных фейков, вроде «кожного зрения».

Мемориальная квартира Павлова с дверями, мебелью, велосипедом, радиорепродуктором, термометром и барометром (действуют), комплектом рюх и бит для игры в «городки» — сам по себе «музей музея». Там почти ничего не изменилось с тридцатых годов прошлого века. Кстати, изначально на средства гранта, полученного на «Новую антропологию», планировался ремонт музея. К счастью этого не случилось. Много времени и средств отнял ремонт лабораторных помещений на первом этаже и приспособление их для выставочных целей. Очевидно, что вмешательство в мемориал должно быть самым минимальным, чисто реставрационным: фишка музея в контрасте старой квартиры и хай-тека на выставке.

Кроме просветительства, общественное пространство в Колтушах может защитить от хищного девелопмента. Павловский научный центр входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО, но расстояние 8 км от КАД делают это место привлекательным для застройки с «видом на парк», которая вплотную подобралась к научному городку.

Справка
В 1923 году по инициативе первого нобелевского лауреата в области теоретической медицины Ивана Павлова (1849- 1936) в Колтушах был организован питомник: небольшое подсобное хозяйство для получения кормов и содержания экспериментальных животных.
В 1926 году там появилась биостанция, которая положила начало научному городку в Колтушах, ставшему крупным центром физиологической науки. В 1927 г. Павлов пригласил в Колтуши архитектора Иннокентия Безпалова. Практически все, что было построено в Колтушах до 1950 года создано самим Безпаловым или под его руководством. В том числе, в 1933 году здание лаборатории, где сейчас находится музей, старой ее стали называть через несколько лет после строительства новой лаборатории.

В Старой лаборатории была оборудована знаменитая «камера молчания», в которой проводились ставшие всемирно известными эксперименты по изучению условных рефлексов. Благодаря трудам И.П.Павлова в середине 1930-х годов Колтуши стали называть «столицей условных рефлексов».

В 1949 году в 100-летний юбилей со дня рождения Павлова по указанию академика Леона Орбели был открыт «Музей-кабинет И.П. Павлова», который состоял из кабинета ученого и примыкающей к нему веранды. В 1972 — 1973 годах по инициативе физиолога Николая Мовчана появились картины, диорама «Вид Колтушской биостанции в 1935 году» а также фотографии, отображающие пребывание Павлова в Колтушах.

В 1998 году Институт физиологии передал музею весь второй этаж здания Старой лаборатории.

 

Вадим Шувалов