Василиса Старшова: «Голос країни» — потрясающий проект! Но все испортили «миротворцы»…

19 января стартовал X сезон украинской версии шоу «Голос». Самым ярким и запоминающимся эпизодом первого выпуска «Слепых прослушиваний» стало выступление петербургской, точнее, шлиссельбургской певицы Василисы Старшовой, экс-солистки «Ленинграда», когда-то лихо зажигавшей с хитом про лабутены.

Василиса исполнила композицию Аврил Лавин «Complicated», развернула к себе всех наставников (которые изначально слушают конкурсантов, сидя к ним спиной, и разворотом кресла выражают одобрение услышанного) и впервые за всю историю проекта «Голос», превратила традиционный спор между ними за право «обладания» участником (в качестве куратора) в настоящий рэп-батл. В итоге Василиса выбрала команду Дана Балана.

А всего через несколько дней после эфира СМИ сообщили о том, что Василиса внесена в чёрный список украинского интернет-сайта «Миротворец», специализирующегося на публикации личных данных тех, кто, по мнению создателей сайта, совершил «преступления против основ национальной безопасности Украины, мира, безопасности граждан». Причиной внесения Василисы Старшовой в этот список стало то, что в 2016 году она выступила вместе с группой Ленинград на фестивале «Золотая балка» в Крыму. Представители «Миротворца» передали личные данные певицы правоохранителям и организаторам проекта. В итоге безопасность Василисы Старшовой оказалась под угрозой, а её дальнейшее участие в шоу «Голос» – под вопросом. Василиса публично обратилась за поддержкой к президенту Украины Владимиру Зеленскому (который незадолго перед тем лично обеспечил безопасность пребывания в Киеве шведского музыканта Dr.Alban’a, до того побывавшего в Крыму).

С опальной в Украине певицей встретилась корреспондентка «Города 812».

— «Миротворец» приписал вам участие в «пропагандистских мероприятиях» и в «попытках легализации оккупации АР Крым российскими захватчиками», имея в виду ваше выступление в Крыму в 2016-м году. Как вы относитесь к этим обвинениям?

— Как к циничному политиканству, не имеющему никакого отношения к истине. Начнём с того, что, насколько мне известно, закон о незаконном пересечении границы, криминализирующий въезд в Крым не с территории Украины, появился в Украине лишь в 2018 году. Я же выступала за два года до того, а обратной силы закон, как известно, иметь не может. Так что даже с чисто юридической точки зрения обвинение меня в совершении преступления, как мне представляется, – не что иное, как клевета, то есть, в свою очередь, уголовное преступление. Но пусть с этим разбирается украинская прокуратура, если посчитает нужным.

А если взглянуть на произошедшее так, как я воспринимала его тогда, то эти обвинения будут выглядеть не только юридически некорректными, но и попросту комичными. В 2016 году у меня как солистки «Ленинграда» был очень плотный график гастролей – мы выступали в Париже, Владивостоке, Франкфурте, Сочи, Таллине и множестве других городов. Я представить не могла, что затесавшийся среди них музыкальный фестиваль «Золотая Балка» чем-то отличается от обычного концерта и будет иметь для меня такие удивительные последствия. Это все равно, как если бы после нашего выступления в Лондоне я бы прилетела в Эдинбург и стала там «государственной преступницей», потому что Шотландия решила отделиться от Великобритании. Или наоборот. Но, слава богу, в Европе до такого абсурда не доходят, даже в Сербии об уголовном преследовании за «неправильный» въезд в Косово, насколько я знаю, речь не идет.

Я считаю, что обычные контакты обычных людей, в том числе их творчество – не имеют границ. Для меня важны люди, для которых я пою, а не страны, в которых они живут.

Я не участвовала ни в каких пропагандистских акциях, я просто пела песни, смысл которых, к слову, не несет в себе никакой политической подоплеки.

  • Василиса Старшова выступала с Сергеем Шнуровым в 2016-17 годах

 

— Многие ваши коллеги по цеху, начиная с Лолиты, Ирины Аллегровой и Григория Лепса и заканчивая Димой Биланом и Федором Бондарчуком, попали в схожую ситуацию – получили запрет на въезд на территорию Украины после концертов в Крыму. Медийные личности, судя по всему, в первую очередь попадают под статьи новых украинских законов о «нарушении государственных границ». Почему, на ваш взгляд?

— Думаю, прежде всего, потому что их перемещения легко отследить по проведенным концертам, видеозаписям и доносам «благожелателей». Вообще, когда возникла эта ситуация, я показалась себе Василисой Премудрой, очутившейся в избушке, которая мало того, что на курьих ножках, так еще и непонятно, в какую сторону вертится. Почему вдруг закон, принятый в 2018 году, миротворцы в кавычках решили «повернуть вспять»? И почему в черных списках я оказалась уже после эфира, хотя в Украине до этого бывала много раз, когда приезжала к друзьям и родственникам, а также на кастинг самого «Голоса»? Только потому что я «слишком успешно» выступила в первом туре? Но какое отношение к праву и закону имеют такие мотивы? Вопрос, увы, риторический. Это даже не политика. Это банальная злоба, а возможно, и зависть. Другие объяснения мне просто трудно найти.

— Почему вы вообще решили поехать на украинский «Голос», а не на российский?

— Потому что в команде Шнурова я уже была! (смеётся). [Сергей Шнуров последние несколько сезонов является наставником российского шоу «Голос» — Е.В.] Кроме того, к украинскому «Голосу», всегда было приковано внимание мировой аудитории, он открывает мне возможность быть услышанной большим количеством людей. И вообще, сама атмосфера украинского конкурса мне ближе – более спонтанная, свободная, открытая. Я решила, что этот проект принесет мне пользу и в дальнейшем поможет найти новых соратников. Возможно, я наконец отыщу продюсера, который в меня поверит, не будет бояться моих «гениальных безумных идей» и явит всему миру мою, как мне кажется, вполне сценически оправданную самобытность.

А началось всё довольно прозаично – я просто заполнила заявку на сайте «Голоса». Потом поехала в Киев на кастинг, который успешно прошла и была допущена до «Слепых прослушиваний».

— Как вас приняли на «Голосе країни»?

— Если честно, мне казалось, что я приехала в гости к родственникам – настолько душевным оказалось отношение к участникам проекта! Это очень меня вдохновило, укрепило веру в себя. И мне хочется от души поблагодарить продюсеров, кураторов, гримеров, костюмеров, звездных тренеров – это профессиональная команда людей с открытыми сердцами, любящих свое дело.

Отдельное спасибо «Голосу» хочу сказать за потрясающих музыкантов, с которыми мне повезло познакомиться. Это действительно проект, который собирает в одну команду по-настоящему талантливых людей.

—Ваше выступление на «Слепых прослушиваниях» действительно было ярким, можно даже сказать экстатическим – а что вы сами испытывали в тот момент?

— Фишка в том, что ты до последнего не знаешь, в какой момент выйдешь на сцену: с 5 утра я была на ногах, приехала на съемочную площадку, сделала грим, сходила на генеральную репетицию. Я сова, а не жаворонок, и такой подвиг дался мне нелегко! Потом я полдня давала интервью, снималась в рекламе. В какой-то момент ко мне подошла наша куратор и сказала, что я пою через два номера. «Чтооо?» – такова была моя реакция, ведь буквально за минуту до этого я еще поедала шоколадные конфеты, которые рекламировала (и которые вообще-то перед вокальным выступлением есть нельзя). И вот я уже стою в свете софитов, а сердце буквально выскакивает из груди. В самом начале первого куплета поворачивается Дан Балан, бежит ко мне навстречу – и дальше всё как в тумане! Помню только, что на высоких нотах хотелось перестать прыгать, но Дан шепнул на ушко: «Танцуй, танцуй!!!» – и пришлось танцевать!

  • Василиса Старшова и Дан Балан

 

— А как пришла идея устроить рэп-батл между наставниками? Многие комментаторы считают, что сказался опыт выступлений с Сергеем Шнуровым…

— Никакого плана не было, мысль пришла внезапно: я посмотрела на Потапа – он же рэпер, и решила – почему бы и нет? Конечно, эта идея обескуражила Тину Кароль, Монатика и НК, но надо отдать им должное, они проявили себя как настоящие профессионалы, мгновенно сориентировавшись и вслед за Даном приняли вызов! Еще в детском саду моим сверстникам было трудно выговорить мое имя, поэтому оно обычно произносилось как «Веселиса» – мол, пришла повеселиться. Так что устраивать шоу – это было у меня в крови задолго до «Ленинграда».

— А в какой момент «что-то пошло не так»?

— Через два дня после ошеломительного успеха первого эфира, мне в личных сообщениях и комментариях стали поступать угрозы о расправе, оскорбления, вопросы о том, где я нахожусь. Украинские подписчики сообщили мне, что мое имя было внесено в черный список базы «Миротворец». Я набрала свою фамилию в google, и увидела множество статей, называющих меня агрессором и преступницей. Для меня это стало настоящим шоком, и это состояние, честно говоря, сохраняется до сих пор. Я поняла, что мое дальнейшее участие в проекте – под угрозой.

Я вспомнила, что недавно смотрела саммит Нормандской четверки в Париже, где Владимир Зеленский на украинском и русском языках говорил, что стремится к налаживанию отношений и миру между нашими государствами, поэтому мне показалось, что он может откликнуться на мою просьбу о продолжении участия в «Голосе». И ещё мне вспомнился прецедент со шведским музыкантом Доктором Албаном, который тоже въезжал в Крым не со стороны Украины, и уже после принятия закона о запрете пересечения границы (16 декабря 2019 года), однако президент лично провел для него экскурсию по Киеву. И я решила, что у меня тоже есть шанс.

— Каково положение вещей на данный момент?

— Я очень жду официального ответа от Зеленского. Сейчас непонятно, чем дело закончится, но я твердо уверена в одном – для меня главным было и остается творчество.  Я сама пишу песни, сотрудничаю с самыми разными музыкантами – от панк-рокеров до консерваторских исполнителей. Для меня нет границ в музыке, поэтому мои песни, как мне хотелось бы верить, получаются волшебными, непохожими на то, что происходит сейчас в музыкальной индустрии.

Я снимаю клипы к своим песням, сама пишу для них сценарии (одной из моих работ для «Ленинграда» в качестве сценариста стали «Очки Собчак»), придумываю для себя новые образы, нахожу неожиданные локации. Для своих песен я создаю в клипах особую реальность, раскрывающую смысл музыки и текста.

Я также занимаюсь живописью – пишу картины в моем авторском стиле (не решила пока ещё, как его назвать), посвящая их проблемам и общества в целом, и отдельно взятых людей.

В нынешней ситуации мне особенно сильно хочется воззвать к миру, призвать людей вытащить сердца из холодильника и разморозить их отличной музыкой. В первую очередь, конечно, моей!

Беседовала Екатерина Виноградова

 

  • Василиса Старшова. Живопись