За что уволили директора Эрмитажа. Протоколы партийных дураков

 30 марта 1964 года в Эрмитаже открылась выставка картин и графики пяти рабочих хозяйственной части – Валерия Кравченко, Олега Лягачева, Владимира Овчинникова, Владимира Уфлянда и Михаила Шемякина. 31 марта 1964 года выставка была закрыта по решению партбюро Эрмитажа. В истории она закрепилась под названием «выставка такелажников».

За исключением Валерия Кравченко, экспоненты выставки прославились и оставили интересные воспоминания.

Владимир Овчинников у своей работы на выставке в Эрмитаже

В частности, Шемякин говорил: «Я выставил иллюстрации к Гофману, Достоевскому и Диккенсу, несколько натюрмортов и портретов, Олег Лягачев тоже показал несколько живописных работ, а Владимир Уфлянд, поэт, выставил забавные крошечные рисунки к своей поэзии. Валерий Кравченко, который в то время учился в театральном институте, к изобразительному искусству имел слабенькое отношение, он тоже что-то нарисовал. А Володя Овчинников выставил громадный холст, который назывался “Джазовый оркестр”: на нем были изображены несколько десятков саксофонистов в фиолетовых пиджаках, и все они держали ярко-желтые саксофоны, но не руками, а рукавами фиолетовых пиджаков».

Михаил Шемякин, иллюстрация к роману «Преступление и наказание». 1964 г.

Владимир Уфлянд писал, что открыл выставку «заместитель директора музея профессор Левинсон-Лессинг. Первым гостем был великий актер немого кино Федор Михайлович Никитин, отец одного из наших коллег. Он сказал, что мои рисунки напоминают ему его любимого художника Бердслея. Повалил народ. Выражали удовольствие и неверие, что такое возможно в такие годы в такой стране. Это продолжалось полтора дня».

Владимир Уфлянд. «Такелажная» выставка. 1964 г.

Уфлянд, между прочим, выставил цветные рисунки на евангельские темы. Как он написал, к обеду 31 марта (вторник) к Эрмитажу «прибыл кортеж черных машин. В первой приехала бабец, заведовавшая в горкоме партии культурой, по фамилии не то Жданова, не то Круглова. Остальные машины были набиты одинаковыми серыми костюмами. Жданова-Круглова оглядела висящие работы и сказала:

– Абстракционизьм!».

Горкомовский бабец – это 40-летняя Зинаида Круглова, секретарь горкома, напористая тетка, интеллигенцию ненавидевшая как класс. Пришла, когда выставку уже закрыли, а после ее визита было оформлено и решение партбюро Эрмитажа о закрытии.

Но вот беда: материалы парторганизации музея никогда не публиковались. Эта публикация заполняет лакуну: шесть документов извлечены из фондов бывшего партархива Ленинградского обкома КПСС (ныне – Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга).

Документы показывают, что партийная организация Эрмитажа испытала если не шок, то глубокое удивление. Беда пришла откуда не ждали. Что такое рабочие хозяйственной части, какие там могут быть проблемы? Алкоголизм, прогулы, мордобитие… Но зато народ свой, социально близкий. А тут оказалась группа недобитой интеллигенции, лишь замаскировавшейся под пролетариат, люди социально далекие, опасные, себе на уме. И они еще картинки какие-то рисуют… Удивление было таким, словно пролетавшая муха произнесла цитату из Гегеля. Общий вопль: проглядели!

И дело, конечно, не в содержании и качестве живописи, которую одобрил сам Левинсон-Лессинг, а в том, что вот просто так, без разрешений компетентных инстанций, т.е. Леноблгорлита, который разрешал или запрещал любую выставку, захотели и выставили свои работы, потому что права не дают, а их берут. А зачем тогда нужны инстанции, Леноблгорлит, партбюро? И на каком основании эти рабочие ведут себя свободно, невзирая на тоталитарный режим? Думаю, что больше всего именно свобода взбесила партийных функционеров.

Выводы, которые дураки сделали из этой истории, восхитительны. Они решили, что рабочих просто политически недопросветили, не охватили комсомолизмом. А кроме того, у них слишком много свободного времени! Не случайно в документе № 5 четко указано: «молодых работников, имеющих среднее образование и не продолжающих ни учиться, ни приобретать профессию, нецелесообразно занимать на должностях рабочих, а тем более позволять работать на 1/2 ставки». А именно Шемякин долго работал на полставки… А вот не было бы свободного времени – не лезла бы в голову всякая дурь.

Директор Эрмитажа, известный археолог и историк М.И. Артамонов, решением бюро горкома был уволен из Эрмитажа на шестой день после открытия выставки, причем в документе № 2 упоминается выговор, объявленный ему бюро Дзержинского РК КПСС: «Директору Государственного Эрмитажа, члену КПСС т. АРТАМОНОВУ М.И., партбилет № 03939374, объявить выговор с занесением в учетную карточку за плохое руководство издательством, нарушение финансовой дисциплины, выпуск изданий на внешний рынок без визы советской цензуры». Дата: 13 марта 1964 г., протокол № 13 (ЦГАИПД СПб. Ф. 25. Оп. 93. Д. 77. Л. 25).

Говоря коротко, партийное руководство Ленинграда давно имело зуб на Артамонова, и «выставка такелажников» оказалась удобным поводом свести счеты с непослушным ученым: он в обход цензуры издавал альбомы «на внешний рынок», а такелажники  в обход вообще всего открыли свою выставку! После увольнения Артамонов продолжил преподавательскую деятельность на историческом факультете ЛГУ. История этой выставки – отличная иллюстрация того, что работой Эрмитажа руководил не директор, не его заместитель по научной части, а маленький отрезок вертикали партийной власти.

Как видно из документа № 1, главным обличителем криминальной выставки оказалась К.С. Горбунова. На этом она сделала себе карьеру: из заместителя секретаря партбюро стала секретарем, а в 1965 году из научного сотрудника Отдела античного мира превратилась в заведующую отделом. Явный успех и по партийной, и по служебной линии!

Из упомянутых персон особо колоритным является Логунов (в документах парторганизации фамилию писали также Лагунов). Возможно, именно он поднял шум вокруг этой выставки, вынудив партбюро реагировать. Шемякин определил его так: «партийный работник, которого уволили из балетного училища за приставания к молодым балеринам». И еще: «Он вызвал нас в кабинет и предложил немедленно написать заявления об уходе по собственному желанию. Мы отказались. Тогда нас просто решили выдворить. Нас, художников, утром вызывали и посылали на самые грязные работы. Утром, когда мы выстраивались, Ольга Богданова, наш начальник, приказывала: “Лягачев, Шемякин – на помойку! А остальные мальчики пойдут открывать картины из Франции!”».

А незадолго до скандала в Эрмитаже Логунов отметился 13 марта 1964 года на суде по делу И.А. Бродского ярким выступлением: «С Бродским я лично не знаком. Впервые я его встретил здесь, в суде. Так жить, как живет Бродский, больше нельзя. Я не позавидовал бы родителям, у которых такой сын. Я работал с писателями, я среди них вращался. <…> Я хотел выступить в том плане, что надо трудиться, отдавать все культурные навыки. И стихи, которые составляет Бродский, были бы тогда настоящими стихами. Бродский должен начать свою жизнь по-новому».

То же самое парторганизация предложила и старшим рабочим хозяйственной части.

 

1) Протокол № 31

заседания партийного бюро Государственного Эрмитажа от 31/III – 1964 года *

Повестка дня:

  1. О работе группы содействия партийно-государственному контролю.
  2. Утверждение плана работы партийного бюро на апрель месяц.
  3. Утверждение характеристик.
  4. Информация о ходе уплаты членских взносов.
  5. О самодеятельной выставке работников хоз. части (живопись, графика).

СЛУШАЛИ:

т. ГОРБУНОВА: ставит в известность членов партийного бюро о том, что молодежь Хозяйственной части Эрмитажа открыла выставку своих работ, на которой представлена живопись и графика.

Однако выставка вызывает недоумение. Это выставка незрелых в художественном отношении работ, носящих нездоровый и противоречащий принципам социалистического реализма характер. Хотя выставка и развернута там, где обычно находится склад музейного оборудования, тем не менее туда, в западину Растреллиевской галереи, проникают посторонние посетители. Удивляет, что зам. директора т. ЛЕВИНСОН-ЛЕССИНГ, предварительно просмотревший работы, отобранные для выставки, разрешил ее открытие.

т. БРЯНЦЕВ отмечает низкий художественный уровень работ и считает, что выставка должна быть закрыта.

т. МАЛЧЕНКО – дополняет, что специфический антихудожественный материал, представленный на выставке, привлек туда очень своеобразных представителей нашей далеко не передовой молодежи, а один из авторов работ в течение всего дня ведет с посетителями выставки беседы.

Выставка снабжена книгой отзывов (!).

т. БЕРНЯКОВИЧ – считает, что такую выставку не следовало вообще открывать.

ПОСТАНОВИЛИ:

Выставку графических и живописных работ молодежи Хозяйственной части Эрмитажа закрыть как недопустимую в стенах советского музея не только с точки зрения ее низкого художественного уровня, но по своей безыдейности и вредной пропаганде антиреалистических традиций.

Принято единогласно.

Заместитель секретаря Партийного бюро

Государственного Эрмитажа              (Горбунова)

* ЦГАИПД СПб. Ф. 1605. Оп. 9. Д. 21. Л. 57, 65–66.

 

 

2) Постановление бюро Ленинградского горкома КПСС от 4 апреля 1964 г.

Протокол № 20 **

О крупных недостатках в руководстве Эрмитажем

  1. За неудовлетворительное руководство Эрмитажем и допущенные ошибки т. Артамонов М.И. заслуживает строгого партийного наказания, но учитывая, что в марте с.г. постановлением бюро Дзержинского РК КПСС т. Артамонову объявлен выговор с занесением в учетную карточку, освободить т. Артамонова от работы директора Эрмитажа.

Секретарь горкома КПСС                          (Попов)

** Личное дело на работника, снятого с персонального учета № 1892. Артамонов Михаил Илларионович – ЦГАИПД СПб. Ф. 25. Оп. 93. Д. 77. Л. 26 (Ленинградский горком КПСС. Отдел организационно-партийной работы. Сектор учета кадров). Рассекречено 04.10.2017.

 

 

3) Протокол № 32

заседания партийного бюро Государственного Эрмитажа от 6/IV- 64 г. ***

Повестка дня:

  1. Информация о заседании бюро ГК КПСС от 4/IV с/г.
  2. Об очередном номере стенгазеты Строительной части.
  3. Утверждение состава комиссии по проверке работы Хозяйственной части (подготовка к партбюро 24/IV-64 г.).

 

СЛУШАЛИ:

I. Информацию т. ГОРБУНОВОЙ о состоявшемся 4/IV заседании бюро Горкома КПСС. На повестке дня стоял вопрос о крупных недостатках в работе Государственного Эрмитажа за последний период.

II. Принято следующее постановление:

Учитывая все недостатки в работе Гос. Эрмитажа за последнее время, освободить от работы директора музея т. АРТАМОНОВА и зам. директора по Научной части т. ЛЕВИНСОН-ЛЕССИНГА. Главному хранителю музея т. МАЛИНИНУ вынести выговор с занесением в учетную карточку. Председателю МК, чл. КПСС т. БЕКАРЮКОВОЙ вынесен выговор без занесения в учетную карточку. Вопрос о члене КПСС т. БОГДАНОВОЙ – зав. Хозяйственной частью предложено решать в партийной организации. Вопрос об ответственности партийного бюро Эрмитажа будет стоять в повестке дня бюро Райкома КПСС.

На заседании бюро Горкома КПСС присутствовали представители администрации и секретари партийных организаций, а также – заведующие кафедрами учебных заведений и Русского музея.

Т. ГОРБУНОВА говорит, что факт открытия этой выставки свидетельствует о том, что с идеологическим воспитанием в Эрмитаже плохо, и партийное бюро должно многое сделать. Мы, правда, ищем новые формы в этой работе, но рабочих кроме как в кружках политической информации ничем не просвещаем. Членам партийного бюро ничего не известно о молодежи Хозяйственной части, оказывается, некоторые из них нигде не учатся. В ближайшее время будет на партийном бюро стоять вопрос о работе Хозяйственной части музея – нужно будет выяснить, кто и где учится, какие у них перспективы по специальности. В комиссию, которая будет готовить этот вопрос для обсуждения на заседании партийного бюро, следует ввести представителей от Группы партийно-государственного контроля, от Комитета ВЛКСМ и от Отдела кадров.

Члены партийного бюро должны признать, что из-за разбора склочных дел Издательства и отдельных лиц они запустили основной участок своей работы: плохо помогали директору в идеологической работе.

ПОСТАНОВИЛИ:

Информацию о постановлении бюро Горкома КПСС от 4/IV-64 г. принять к сведению.

Принято единогласно.

*** ЦГАИПД СПб. Ф. 1605. Оп. 9. Д. 21. Л. 68–69.

 

4) Протокол № 33

заседания партийного бюро Государственного Эрмитажа от 17 апреля 1964 г. ****

СЛУШАЛИ:

Выяснения обстоятельств, при которых 30 марта была открыта выставка работ рабочих хозяйственной части.

В результате беседы с зав. хоз. частью Богдановой и участниками выставки Шемякиным, Лягачевым и Кравченко выяснились следующие обстоятельства открытия выставки:

рабочие хоз. части обратились к т. Богдановой с вопросом, нельзя ли им организовать выставку своих работ по образцу выставки реставраторов. Тов. Богданова получила принципиальное согласие на открытие выставки от директора Гос. Эрмитажа (с ним беседовала председатель месткома т. Бекарюкова), от секретаря партбюро т. Новосельской и председателя месткома т. Бекарюковой.

Как директор, так и секретарь партбюро указали на необходимость предварительного просмотра картин. Просмотр картин был сделан зам. директора Эрмитажа В.Ф. Левинсон-Лессингом в присутствии председателя месткома Бекарюковой и уч. секр. Эрмитажа Каспаровой. Отобранные В.Ф. Левинсон-Лессингом картины развешивали в воскресенье 29 марта. Картины были пронесены через Шуваловский проезд и до экспонирования находились в помещении хоз. части. Тов. Логунов Ф.И. видел, как Шемякин проносил последние картины. 29 марта группа рабочих хоз. части готовили пригласительные билеты, форма которых ни с кем не была согласована и утверждена. Было изготовлено около 100 билетов. В процессе изготовления билеты видел Логунов, но не поинтересовался, что это за билеты. Билеты частично были розданы сотрудникам Эрмитажа, остальные родным и знакомым участников выставки. Распространением билетов занимались сами участники выставки без согласования с кем-либо. На выставку пропускали при наличии платного билета музея и пригласительного билета. Через главный контроль музея пропускали по платным билетам, на саму выставку – по пригласительным. Образец пригласительного билета был передан дежурному охраннику Ломакиной, стоявшей в Растреллиевской галерее самими участниками выставки. Никаких указаний ни от бригадира, ни от начальника охраны она не получала и официально ей никто не приказывал пускать на выставку по пригласительным билетам. Официального открытия выставки не было, просто с 12 часов начали пропускать публику.

Таким образом, совершенно очевидно, что к открытию выставки не отнеслись с достаточной ответственностью ни администрация музея, ни общественные организации музея. Была допущена непростительная халатность в отборе картин. Выяснилось, что в музее нет достаточной четкости и строго установленных правил в порядке подготовки и организации выставок. Необходимо отметить, что не только рядовые коммунисты, смотревшие выставку в первый день, но и члены партбюро тт. Брянцев и Логунов не приняли мер к ее закрытию сразу же после того, как ее видели.

 

Секретарь партбюро Гос. Эрмитажа                  (К. Горбунова).

**** Там же. Л. 72–74. На заседание были приглашены не только заведующая хозяйственной частью Эрмитажа О.Н. Богданова, но и участники выставки М.М. Шемякин, В. Кравченко и О.А.Л ягачев, а также ученый секретарь Эрмитажа К.В. Каспарова.

 

5) Протокол № 34

заседания партийного бюро Государственного Эрмитажа от 24/IV-64 г. *****

 

Повестка дня:

  1. О работе хозяйственной части Государственного Эрмитажа.
  2. Утверждение характеристик. <…>

ВЫВОДЫ

комиссии по проверке деятельности хозяйственной части Государственного Эрмитажа

апрель, 1964 г.

Комиссия в составе: А.В.БРЯНЦЕВ <председатель комиссии>, Д.С.БУСЛОВИЧ, Н.<Г.>ГЕРАСИМОВА, А.Н.СМИРНОВ, А.П.ДЕЛЬВА, Н.<С.>КОСАРЕВА, КОРАБЛЕВА.

<…>

  1. Старшие рабочие – молодежь, занятая всеми такелажными работами.

В бригаде 16 человек, но необходимо учредить в ней бригадира. Комиссия отмечает, что молодежь, большая часть которой занята в этой бригаде, в своем большинстве учится в различных высших учебных заведениях.

Не учатся М.ШЕМЯКИН и оставивший институт по семейным обстоятельствам САБУРОВ, а также УФЛЯНД, ОВЧИННИКОВ И КОЧУБЕЕВ, последние 3-е собираются поступать в этом году в ВУЗы.

Из 20 молодых людей хозяйственной части 17 – члены ВЛКСМ, т<ак> ч<то> целесообразно организовать там комсомольскую группу.

Почти месяц именно эта часть работников привлекает к себе внимание скандально-нашумевшей выставкой самодеятельных работ.

Естественно, что комиссия ставила перед собой вопрос, что послужило причиной, вызвавшей нездоровый формалистический характер их работ.

С этой точки зрения характерны ШЕМЯКИН, ЛЯГАЧЕВ, ОВЧИННИКОВ, УФЛЯНД, т.к. в их работах наиболее убедительно продемонстрировано себя (так! – М.З.) немощное эпигонство и желание противопоставить тенденцию формальных заимствований осмысленному творчеству с позиций реалистического искусства.

Комиссия не считает завершенным ознакомление с этой группой работников, тем более, что с ними необходим еще не один откровенный разговор относительно их ошибок в выборе примеров для подражания в художественно-самодеятельном творчестве.

Необходимо признать, что общественные организации музея оказались несведущими относительно области духовных интересов этих товарищей.

Необходима активная и целенаправленная работа с молодежью, предусматривающая не только ее общее политическое и трудовое воспитание, но и содействие развитию здоровых интересов. Ф.О. Логунову, О.Н. БОГДАНОВОЙ и Ф.П. БЛАГОЧИННОВОЙ необходимо принимать участие в мероприятиях, проводимых общественностью с их подчиненными, т.к. крах выставки продемонстрировал и полное неведение возглавляющих отдел сотрудников.

Необходимо следить за регулярным посещением молодежью занятий, участием их в общ<ественной> жизни.

Необходимо отметить, что молодых работников, имеющих среднее образование и не продолжающих ни учиться, ни приобретать профессию нецелесообразно занимать на должностях рабочих, а тем более позволять работать на 1/2 ставки.

Из штата отдела выделено к настоящему моменту 20 человек в различных подразделениях музея. Необходимо строго пересмотреть вопрос заимствовавшие (так! – М.З.) единиц из штата хоз. части.

<…>

Партийное бюро постановляет:

<…>

  1. Указать заместителю директора музея по хозяйственно-административной части т. ЛОГУНОВУ и заведующей хозяйством БОГДАНОВОЙ на нецелесообразность долговременного использования на рядовых должностях хозяйственной части здоровых молодых мужчин, которые не учатся, не стремились к приобретению специальности. Старшие рабочие УФЛЯНД, ШЕМЯКИН относятся именно к этой категории, последний кроме того длительное время работал на 1/2 ставки. Подобную практику считать недопустимой.
  2. Отметить низкий уровень воспитательной работы среди молодых рабочих хозяйственной части. Заместитель директора по административно-хозяйственной части Ф.О. Логунов и заведующая хозяйством О.Н. БОГДАНОВА недостаточно занимались воспитанием работников хозяйственной части. Указать заместителю директора по административно-хозйственной части Ф.О.ЛОГУНОВУ и заведующей хозяйством О.Н.Богдановой на необходимость коренного улучшения воспитательной работы среди работников хозяйственной части, особенно молодежи.

Партгруппе хозяйственной части и комсомольской организации музея взять под контроль воспитательную работу в хозяйственной части. Партийному бюро усилить воспитательную работу в хозяйственной части и регулярно ее контролировать.

В хозяйственной части необходимо организовать комсомольскую группу.

***** Там же. Л. 75, 82, 84–85, 89–91.

 

Постановление бюро Ленинградского обкома КПСС от 8 сентября 1964 г.

Протокол № 80.******

О т.  Артамонове М.И.

Принять предложение Ленинградского горкома КПСС об освобождении т. Артамонова от обязанностей директора Эрмитажа за неудовлетворительное руководство Эрмитажем и допущенные ошибки.

 

Секретарь промышленного обкома КПСС                      (Толстиков)

****** Личное дело на работника, снятого с персонального учета № 1238. Артамонов Михаил Илларионович — ЦГАИПД СПб. Ф. 24. Оп. 129. Д. 76. Л. 8 (Ленинградский обком КПСС. Отдел организационно-партийной-работы. Сектор учета кадров). Рассекречено 04.10.2017

 

 

Указатель имен

 

Артамонов Михаил Илларионович (1898–1972), археолог, историк, директор Эрмитажа (1951–1964).

Бекарюкова Александра Никаноровна (1925–1992), председатель местного комитета профсоюзной организации Эрмитажа.

Бернякович Зоя Алексеевна (1916–1988), искусствовед, научный сотрудник Отдела истории русской культуры, член партбюро Эрмитажа.

Благочиннова Фаина Павловна, заместитель заведующей хозяйственной частью Эрмитажа.

Богданова Ольга Николаевна (1925–2014), заведующая хозяйственной частью (1945–1965), начальник хозяйственного отдела (1965–2014) Эрмитажа.

Брянцев Алексей Вячеславович (1922–2003), экскурсовод, научный сотрудник, художник-реставратор в Эрмитаже (с 1957), член партбюро Эрмитажа.

Буслович Дора Семеновна  (1912–1994), сотрудник Научно-просветительного отдела Эрмитажа (с 1946).

Герасимова Нина Григорьевна, сотрудник (1958–1967), заведующая (1967–1999) химической лабораторией Отдела научной реставрации и консервации памятников Эрмитажа.

Горбунова Ксения Сергеевна (1923–1979), искусствовед, заместитель секретаря, секретарь партбюро, сотрудник (с 1953), заведующая (1965–1979) Отделом античного мира Эрмитажа.

Каспарова Ксения Васильевна (1929–1994), археолог, помощник директора, ученый секретарь Эрмитажа (до 1964), научный сотрудник Отдела истории первобытной культуры (1964–1994).

Косарева Нина Сергеевна (род. 1924), главный редактор журнал «Костер» (1958–1960), первый секретарь Дзержинского райкома КПСС Ленинграда (1962–1966), секретарь правления Ленинградского отделения СП РСФСР (1966–1969)

Кравченко Валерий, студент Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии, старший рабочий хозяйственной части Эрмитажа.

Круглова Зинаида Михайловна (1923–1995), до 1963 г. секретарь Фрунзенского райкома КПСС, секретарь Ленинградского горкома КПСС (1963–1968), секретарь по идеологии Ленинградского обкома КПСС (1968–1974).

Левинсон-Лессинг Владимир Францевич (1893–1972), искусствовед, заведующий отделом западноевропейского искусства (1947–1956), заместитель директора по научной части (1945–1947, 1956–1964), научный консультант дирекции (1964–1972) Эрмитажа.

Логунов (Лагунов) Федор Осипович (Иосифович), заместитель директора по административно-хозяйственной части, член партбюро Эрмитажа.

Ломакина, дежурный охранник в Эрмитаже.

Лягачев Олег Александрович (род. 1939), студент факультета истории и теории искусства Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина, старший рабочий хозяйственной части Эрмитажа.

Малинин Павел Иванович (1900–1974), сотрудник УКГБ по Ленинградской области, заведующий спецчастью, секретарь парторганизации (до 1956 г. и в 1960-е гг.), главный хранитель, заместитель директора Эрмитажа.

Малченко Мария Даниловна (1926–1997), искусствовед, научный сотрудник Отдела истории русской культуры, член партбюро Эрмитажа.

Новосельская Ирина Николаевна (1928–2006), научный сотрудник Отдела истории западноевропейского искусства, секретарь партбюро Эрмитажа (была снята с партийной должности после скандала).

Овчинников Владимир Афанасьевич (1941–2015), старший рабочий хозяйственной части Эрмитажа.

Попов Георгий Иванович (1912–1984), второй секретарь Ленинградского обкома КПСС (1957–1960), первый секретарь Ленинградского горкома КПСС (1960–1971).

Толстиков Василий Сергеевич (1917– 2003), первый секретарь Ленинградского обкома КПСС (1962–1970).

Уфлянд Владимир Иосифович (1937–2007), старший рабочий хозяйственной части Эрмитажа.

Шемякин Михаил Михайлович (род. 1943), учащийся средней художественной школы при Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина (1957–1961), отчислен в 1961 г., старший рабочий хозяйственной части Эрмитажа.

Михаил Золотоносов