Зачем Николаю Кропачеву третий факультет математики

В СПбГУ скандал – ректор Николай Кропачев принял решение о создании нового факультета — математики и компьютерных наук. Несмотря на отрицательное заключение комиссии, собранной специально для того, чтобы понять, нужен университету факультет или нет. И решение Ученого совета СПбГУ, который большинством голосов высказался против этой идеи. Ректор СПбГУ решил пойти против своего Ученого совета, потому что за новым факультетом стоят люди, которым нельзя отказать.

 

Появление нового факультета лоббирует 48-летний математик Станислав Смирнов, лауреат премии Филдса. В СПбГУ Смирнов руководит лабораторией имени Чебышёва (лаборатория занимается исследованиями в области алгебры, теории вероятностей и математической физики). Эта лаборатория была создана на мегагрант правительства РФ. Она не входит в состав Математико-механического факультета СПбГУ и не подчиняется его декану, хотя сотрудники лаборатории и считаются работающими на этом факультете.

Станислав  Смирнов (хороший математик, но сложный в общении человек — так говорят знающие его люди) считает, что перерос масштабы лаборатории и ему нужен собственный факультет с возможностью набора туда студентов.

Станислав Смирнов, лауреат премии Филдса

В СПбГУ уже есть два математических факультета – Математико-механический  и Факультет прикладной математики — процессов управления. Их деканы считают, что третий факультет университету не нужен. И можно развивать новые направления в рамках имеющихся структур.

Понятно, что деканы «старых факультетов» опасаются, что структура под управлением Станислава Смирнова отберет у них деньги, ставки и лучших людей.

В СПбГУ была создана специальная комиссия – «по рассмотрению вопроса об инициативе создания факультета математики и компьютерных наук». Комиссия из 12 человек провела шесть заседаний. Итоговое решение отрицательное: за создание факультета — 4, против — 7. Еще один член комиссии не голосовал.

Вопрос был вынесен на Ученый совет СПбГУ.

Самого Станислава Смирнова на нем не было. Как объяснил ректор Кропачев, «Станислав Константинович Смирнов очень стремился, но не может здесь быть. Поверьте, по объективным причинам, в том числе и связанным с проблемой с рейсами на самолет».

Создание факультета обсуждали четыре часа. Вот некоторые цитаты из выступлений.

 

С.П. Туник, профессор кафедры общей и неорганической химии:

«В этой комиссии я голосовал за создание нового факультета… Давайте представим себе два возможных исхода. Первый: всё остается, как есть… и инициативная группа во главе с их лидером… останется ровно в тех же рамках, какие есть. И второй вариант: когда они выделятся и получат то, что хотели получить. Итак, первый вариант: либо конфликт, который существует и отрицать который невозможно, он будет всё также ухудшать атмосферу. Либо другой вариант — люди, которые не могут существовать в условиях этого ухудшившегося морально-психологического климата, просто уйдут из университета. Поэтому я прошу поддержать инициативу группы математиков, которые хотят образовать новый факультет».

 

А.Л. Фрадков, заведующий кафедрой теоретической кибернетики:

«Жуткая цифра: у нас десять человек на специалитет «Фундаментальная математика», а у Московского университета — 286. Как можно конкурировать — при таком соотношении — с ними? Николай Михайлович, тут надо спасать университет!..

Инициаторы создания ни разу не говорили о том, что хотят с нами вести переговоры. Наоборот, они говорили, что с нами невозможно договориться… Это выдающиеся люди, да, но такие люди, которые готовы стоять на своем, не готовые к компромиссам».

 

С.В. Кисляков, академик РАН директор Петербургского отделения Математического института РАН имени Стеклова (ПОМИ):

«Поскольку группа людей… сделала очень существенные и очень успешные первые шаги, и если они хотят самостоятельности, нужно дать им эту самостоятельность».

 

А.И. Разов, декан математико-механического факультета:

«Призываю вас голосовать против создания нового факультета».

 

С.В. Иванов, член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник ПОМИ:

«Хочу высказаться в поддержку инициативы создания этого факультета. Это приведет к улучшению и приема, потому что абитуриенты будут видеть, куда они поступают. Что есть не только ПМ-ПУ, матмех и еще непонятно что, а есть факультет прикладной математики, есть факультет механики и есть факультет, где больше занимаются чистой математикой, — им будет более понятно, что происходит, а не как сейчас».

 

Л.А. Петросян, декан факультета ПМ-ПУ:

«Наличие лаборатории П.Л. Чебышёва последнее время имело, безусловно, положительное значение. Но, тем не менее, мы видим, что отрицательным является очень большой отсев. Мы принимаем сильных студентов, а потом они не заканчивают обучение. Вот это недопустимо. И вообще, изначально, мне кажется, неправильным принимать только гениальных студентов, это абсолютно неправильная политика. Мы должны принимать людей, которые могут в дальнейшем активно работать… нам нужны сотни математиков в год, такого количества гениев не найдешь…

Надо поддержать решение комиссии (отрицательное – ред.). Комиссия работала очень скрупулезно».

 

А.И. Стребков, заведующий кафедрой конфликтологии:

«Я выступаю не от математической общественности, а от конфликтологической. Потому что налицо конфликт… [Надо] инкорпорировать тот научный потенциал лаборатории… в те образовательные программы, которые имеют место быть уже на математико-механическом факультете».

 

С. Г. Кащенко, заведующий кафедрой источниковедения истории России:

«На сегодняшний день, мне кажется, идея создания нового факультета еще не созрела».

 

С.Б. Тихомиров, доцент образовательной программы «Математика»:

«Я сам уезжал в 2009 году за границу и вернулся сюда, в образовательную программу «Математика», благодаря тому, что здесь есть большое движение… На мой взгляд, выделение образовательных программ лаборатории П.Л. Чебышёва в отдельный факультет только ускорит процесс возращения уехавших людей обратно».

 

А.Н. Терехов, заведующий кафедрой системного программирования:

«Когда я был студентом матмеха, достаточно было принести вот такую бумажку, и ты читаешь спецкурс. А теперь за год, заранее нужно формулировать программу, задачи, и еще черт его знает, получишь ли ты под это дело ставку или не получишь… Ну, вот недавно прогремел приказ, что на спецкурс должно быть десять человек. Но у нас на матмехе испокон века правило: профессор должен читать лекцию, если в зале сидит три человека. Так было, и так есть…

Таблица, которую показывали, кто прошел через лабораторию П.Л. Чебышёва (кто в Америке, кто в Тель-Авиве), мне не понравилась. Я всю жизнь борюсь за то, чтобы мои ученики оставались у нас и работали…  Поэтому есть большой риск, что мы будем готовить кадры для заграницы».

 

Профессор Т.В. Черниговская, и.о. декана факультета свободных искусств и наук:

«Честно говоря, я абсолютно не понимаю (я вам клянусь, что говорю без лукавства), как из этой ситуации можно выйти, потому что при любом решении — пожар всё равно есть… Насильно всё равно ты не удержишь, всё равно ничего не выйдет. С другой стороны, я консерватор и люблю старые факультеты и вообще старые сообщества. Вот что тут делать, не знаю…».

 

Результаты тайного голосования членов Ученого совета СПбГУ: «за» создание факультета математики и компьютерных наук — 23, «против» — 52, 18 бюллетеней признаны недействительными.

После этого выступил ректор СПбГУ Николай Кропачев:

«Я понимаю, что принимаю решение, которое большинству не понравится, но я принимаю решение создать факультет… Ту меру ответственности, которую я несу за принятое решение, я беру на себя».

Полностью текст заседания Ученого совета СПбГУ можно прочитать здесь.

 

Почему Николай Кропачев решился на создание нового факультета, вопреки мнению Ученого совета? По нашим сведениям, не только потому, что ректор СПбГУ всегда поддерживает новое и прогрессивное, а Станислав Смирнов – гениальный математик. А потому, что за математиком Смирновым стоит помощник президента Андрей Фурсенко (закончил мат-мех ЛГУ, потом уже были Физтех, кооператив «Озеро» и кресло министра науки и образования). Сопротивляться желаниям Фурсенко в нынешней ситуации ректор СПбГУ не считает для себя возможным.

Ходят слухи, что у Станислава Смирнова большие карьерные планы. И созданием факультета всё может не ограничиться.

Сергей Балуев