Золотая орда и Кремль. Концепция ига снова поменялась?

Госсовет Татарстана выступил против установления в России новой памятной даты — свержения монголо-татарского ига, что, по версии депутата Госдумы от «Единой России», случилось 11 ноября 1480 года. Власти Татарстана приводят два несколько противоречащих друг другу аргумента: 1) новый праздник сделает татар и русских врагами, 2) дата неправильная – потому что и после 1480 года иго осталось.

 

История с монголо-татарским игом всплывает в России в среднем раз в пять лет. Последний раз его переименовали – убрали из названия  и татар, и монголов.

В этот раз все пошло от депутата Госдумы от «Единой России» Геннадия Скляра. Он предложил внести в список памятных и праздничных дат  11 ноября – «День окончания Великого стояния на реке Угре (1480 год)». Правительство РФ дало этой инициативе положительную оценку. Проект разослали по регионам — 43 субъекта РФ его уже поддержали. Но госсовету Татарстана идея не понравилась. Татарский госсовет сказал, что идея вредная, противопоставляющая «два основных народа нашей страны».

Это, во-первых, а во-вторых, и после того, как хан Ахмат и Иван III в ноябре 1480 года отвели войска от реки Угры каждый в свою сторону, зависимость русских княжеств от Золотой Орды не закончилась.

Возмущение Татарстана несколько удивительно, потому что упоминание татар из учебников истории уже убрали. В 2013 году представители татарской общественности, якобы, попросили Путина во имя межнационального мира и политкорректности убрать упоминание татар из «монголо-татарского ига». Им пошли навстречу – и татар убрали, а заодно и монголов. И иго стало  ордынским – теперь в учебниках и билетах ЕГЭ пишут: Ордынское иго.

Лично мне тогда казалось, что тех просящих татар Кремль выдумал. Потому что никто этих просящих татар СМИ не предъявил.

Конечно, строго говоря, ни татары, ни даже Золотая орда давать игу свое имя не могут. Потому что Орда возникла как самостоятельное государство уже после того, как Батый сжег русские города и перебил русских князей, а татары в современном понимании этого слова были лишь одним из народов, который жил на оккупированной территории. И с тем же успехом иго может именоваться монголо-московским, поскольку московские князья, присягнув ордынским ханам, с необыкновенной радостью резали своих соплеменников из Твери и других конкурирующих княжеств. Но это все совершенно лишний исторический экскурс.

А казалось мне невозможной такая татарская просьба вот почему. Представьте: сидит себе Путин в Кремле, пишет указы. Приходят к нему наши ветераны,  медалями увешанные, и говорят: «Давайте, Владимир Владимирович, не будем в учебниках писать, что это мы немцев победили и Берлин взяли. Неудобно как-то. Как будто мы злодеи какие. Пишите, лучше, общо как-нибудь. Ну, там, «союзники», «страны антигитлеровской коалиции»…»

Поверить в реальность такого сюжета совершенно невозможно. А с чего бы это татарам вдруг застесняться своего ига, хотя бы и приписанного им не совсем заслуженно? Это иго, может быть, является единственной яркой страницей в истории их самостоятельной государственности? Тем более, что татары, как и все прочие народы нашей многонациональной родины, воспитаны на наследии великого русского поэта Пушкина. Который сам не упускал возможности напомнить французам: «как были мы в Париже, где наш казак иль полковой наш поп морочил вас, к винцу подсев поближе, и ваших жен похваливал да …»

Нет, решительно не мог  я представить себе татар, добровольно отказывающихся от авторского права на иго. А если и были какие-нибудь такие отдельные татары, то чью точку зрения они представляли – еще неизвестно.

Очевидно, что иго у татар в 2013 году забрал Кремль. Зачем – тоже понятно. В стране идет подъем патриотизма. А тут выходит, что мы у татар с монголами 300 лет под игом были. Можно сказать, в гастарбайтерах ходили. Куда это годится?

Вот иго Золотой орды – уже лучше. Потому что это еще не понятно, отчего она золотая. Может, она золотая потому, что за ней золото мировой закулисы стоит? На золото мировой закулисы, как всем известно, большевики царя-батюшку свергли, а Ельцин с Горбачевым Советский Союз развалили.

А может быть, все гораздо глубже. И в Кремле думали о новой историософской концепции, основанной на трудах Льва Николаевича Гумилева. Который как раз пользовался популярностью в те времена, когда нынешние обитатели Кремля были молоды и смотрели на мир широко раскрытыми глазами.

Иго, согласно этой концепции, не зло, а благо. Именно благодаря ему раздробленная Русь, где каждый князь делал, что хотел, превратилось в великое единое государство, в котором, наконец, установился порядок. Необходимость постоянно заискивать перед ханами помогла властителям России воспитать в себе на сотни лет вперед многие ценные качества. А регулярное разорение русских земель татарскими набегами способствовало отказу местного населения от попыток накопительства и привело к небывалому росту духовности.

Коль скоро иго – такое позитивное явление, отдавать его авторство татарам политически неправильно. Это все равно, что говорить, будто бы государственность на Руси установил некий иностранный гражданин Рюрик.

Какую бы цель ни преследовали авторы идеи о переименовании ига, вывод из переписанных учебников школьники должны делать тот, который нужно: никакие инородцы не вправе порабощать великий русский народ. Только он сам в состоянии себя поработить.

В рамках этой концепции нынешний демарш Татарстана был бы правилен – если никакого ига не было, то и отмечать его свержение не с руки.

Но если депутату Скляру разрешили носиться с новой инициативой – значит концепция поменялась. А в Татарстане не знают.

Станислав Волков