Беседу Гагарина и Хрущева снимали за месяц до полета. ЦРУ сомневалось, летал ли Гагарин в космос

Совершенно закономерно, что такое историческое событие, как первый полет человека в космос, обросло и продолжает обрастать мифологией, а также сведениями, по поводу которых невозможно провести проверку и подтвердить их или опровергнуть. К таким вполне вероятным событиям относится сообщение журналиста Леонарда Гендлина из его статьи «Радио и телевидение в СССР», опубликованной в нью-йоркской газете «Новое русское слово» 8 апреля 1973 года.

Леонард Евгеньевич Гендлин (1923 – ?) был сыном профессионального революционера, позднее подвергшегося репрессиям, стал ЧСИР – членом семьи изменника родины. В 12 лет был заключен в детское отделение психиатрической больницы им. Кащенко, где в то же время отбывали «лечение» дети многих деятелей коммунистического движения.

Позже Гендлин стал журналистом.  В 1960-х годах начал борьбу за наказание непосредственных исполнителей беззаконий сталинского периода, за что снова подвергся преследованиям КГБ и второй раз был принудительно госпитализирован в психиатрическую больницу. Третья «госпитализация» последовала в 1971 году в связи с борьбой за выезд в Израиль. Репатриация состоялась в 1972 г. (см. тут).

В «Новом русском слове» Гендлин поместил целый ряд материалов, в том числе статьи, посвященные реалиям советской прессы, радио и ТВ. Один из эпизодов, рассказанный им со слов звукооператора Е.Н.Кашкевича, посвящен PR-подготовке к запуску космического корабля «Восток» с Юрием Гагариным.

Обращает внимание указание на то, что съемка осуществлялась за месяц до 12 апреля 1961 года. Дело в том, что точная дата, когда из двух претендентов был выбран именно Гагарин, в истории не зафиксирована. Известно, во-первых, что выбор осуществил С.П.Королев, которому это право уступил Хрущев; во-вторых, на пресс-конференции после полета на вопрос о том, когда его известили, что летит именно он, Гагарин ответил, что известили его своевременно.

 

  • Новое русское слово. 8 апреля 1973 года

 

Из статьи Л.Гендлина:

“Звукооператор киностудии «Мосфильм» Евгений Николаевич Кашкевич рассказал, как на пленку для специального телевизионного фильма снималась «космическая беседа» первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева и члена президиума ЦК КПСС Анастаса Микояна с летчиком-космонавтом Юрием Гагариным за месяц до его исторического полета.

– Съемки проходили в самом большом павильоне киностудии «Мосфильм». Фоном с изображением облаков служил огромный подвесной задник. По чертежам в столярном и бутафорском цехах была изготовлена модель кабины космического корабля «Восток». Два раза на «Мосфильм» приезжал конструктор космических кораблей Королев.

В декорации объекта «Кабинет Хрущева» поставили обыкновенный письменный стол, телефонный аппарат и два стула.

В точно назначенное время на «Мосфильм» прибыли Хрущев, Микоян, Гагарин, «главный опекун» космонавтов генерал-лейтенант Каманин, представители прессы, радио, телевидения – Месяцев, Аджубей, Сатюков, Субботин, Бурков и автор сценария, комментатор Юрий Фокин. Режиссировать попросили народного артиста СССР, кинорежиссера Михаила Ромма.

Вся киностудия была оцеплена штатскими сотрудниками КГБ и специальной вооруженной охраной, которую возглавляли комендант Московского Кремля генерал-лейтенант Веденин, военный комендант генерал-майор Колесников и командующий Московским военным округом. Никому не разрешалось входить и выходить из павильона, в которм проходили съемки.

Юрий Гагарин в скафандре по декорационной винтовой лестнице поднялся в «космический корабль» для беседы из «космоса» с коммунистом № 1 Никитой Сергеевичем Хрущевым”.

Примечательно, что видеозапись такого разговора Хрущева с космонавтом № 1, находившемся на орбите в космическом корабле, если она, действительно, была, после полета не использовали. Из космоса Гагарин говорил только с ЦУПом.

А 13 апреля 1961 года была опубликована запись беседы Гагарина с Хрущевым по телефону. Она вышла под заголовком «Беседа Н.С.Хрущева с первым космонавтом Ю.А. Гагариным»:

«Находящийся в районе Сочи Первый секретарь ЦК КПСС и Председатель Совета Министров СССР товарищ Н. С. Хрущев 12 апреля с неослабным вниманием следил за подготовкой и запуском корабля-спутника «Восток», за полетом первого в мире космонавта, советского гражданина, летчика коммуниста Юрия Алексеевича Гагарина, пионера освоения космоса.

— С большим удовольствием,— сказал Н. С. Хрущев,— поговорю с товарищем Гагариным.

Взяв телефонную трубку, Никита Сергеевич говорит:

— Я рад слышать вас, дорогой Юрий Алексеевич.

Ю. А. Гагарин: Я только что получил вашу приветственную телеграмму, в которой вы поздравляете меня с успешным завершением первого в мире космического рейса. Сердечно благодарю вас, Никита Сергеевич, за это поздравление…»

Во время беседы Гагарин 2 раза сказал «благодарю», 1 раз «сердечно благодарю» и 2 раза «спасибо». Хрущев интересовался здоровьем Гагарина, спрашивал, есть ли у него жена, дети, родители. Сообщил, что рядом с ним находится Анастас Микоян…

 

  • Правда. 13 апреля 1961 года

 

 

И еще один любопытный материал, который взят с сайта Центрального разведывательного управления США. Это совершенно секретный (Top Secret) меморандум, датированный 2 марта 1962 года, когда в космос слетал уже и Герман Титов.

Меморандум представляет собой ответ на вопрос директора ЦРУ от 27 февраля 1962 года о том, действительно ли Гагарин и Титов летали в космос, пилотируя космические корабли «Восток» и «Восток-2», то есть не постановка ли это, снятая в какой-то студии?.. Видимо, этот вопрос всерьез волновал Комитет Палаты представителей США по иностранным делам (House Foreign Affairs Committee).

Со ссылкой на заключение OSI – Управления научной разведки ЦРУ – автор меморандума утверждает, что действительно и Гагарин, и Титов летали в космос на указанных космических кораблях, и мнение ЦРУ на этот счет не изменилось с июля 1961 года, когда этот вопрос исследовался после полета Гагарина.

Михаил Золотоносов

 

IDENTIFICATION OF SOVIET ASTRONAUTS

 

  • Меморандум ЦРУ 2 марта 1962 года.

 

P.S. О сведениях официальных и неофициальных.

 Было бы даже странно, если бы после публикации материала на сайте кто-то не привел хрестоматийно известные, общедоступные данные о том, что «только 8 апреля состоялось заседание Государственной комиссии под руководством К.Руднева, на котором заслушали доклады о готовности, приняли решение о запуске, утвердили задание и цель полета, а потом в присутствии только членов комиссии заслушали предложение Каманина о назначении пилотом Гагарина, а “запасным пилотом” Титова».

Из чего делается вывод, что на «Мосфильме» за месяц до 12 апреля 1961 года пришлось бы снимать разговоры Хрущева с шестью кандидатами.

Однако вот сведения, которые размещены на официальном сайте госкорпорации «Роскосмос» в материале «Гагарин. Поехали! Как это было»:

«И вот 17 января 1961 г. настал первый экзаменационный день, когда представительной и требовательной комиссии надо было в течение часа детально, подробнейшим образом рассказать о корабле “Восток”, его внутренней начинке, об условиях орбитального полета, ответить на множество других вопросов, связанных с предстоящим путешествием в космос. По итогам двух экзаменационных дней все шестеро слушателей получили отличные оценки. Фамилия Гагарин в списке кандидатов на первый полет стояла в экзаменационной ведомости первой.

<…>

День первого полета все ближе и ближе. Вот интересный документ – “Заявка на попытку установления рекорда”, заполненная на имя того, кто стал первым в истории человечества космонавтом. Документ, снимающий любые сомнения в том, когда именно Юрия Гагарина выбрали первым. Официальная версия гласит, что случилось это на космодроме во время заседания Государственной комиссии, которая состоялась 8 апреля, а 10-го ее решение было объявлено космонавтам.

Обратите внимание на дату подписания “Заявки…”, из которой следует, что решение о назначении первым космонавтом именно Юрия Гагарина было принято, по крайней мере, за месяц до старта в космос».

И тут же дано изображение этой заявки, датированной 10 марта 1961 года и подписанной генерал-лейтенантом авиации Н.П.Каманиным, подпись которого удостоверил заместитель Главнокомандующего ВВС генерал-полковник авиации Ф.А.Агальцов.

Таким образом, отнюдь не Каманин и не Государственная комиссия выбрала космонавтом № 1 Юрия Гагарина 8 апреля 1961 года, а – что более естественно для советских реалий – другие люди и гораздо раньше. Судя по рассказам очевидцев, выбрал С.П.Королев, а Н.С.Хрущев не возражал. Выбрали самого обаятельного. Было бы даже странно, если бы официальные сведения целиком совпадали с тем, что было в реальности.

Так что сообщение Л.Гендлина в газете «Новое русское слово» имеет вполне надежное подтверждение.