Почему против переименования Ленинграда в Санкт-Петербург выступали Собчак, Солженицын и Новодворская

29 лет назад – 6 сентября 1991 года – Ленинград был переименован в Санкт-Петербург –  вышел указ Президиума Верховного Совета РСФСР о возвращении Ленинграду исторического имени. Непосредственные участники тех событий до сих пор спорят о роли Анатолия Собчака, которую он играл в истории переименования города.

12 июня 1991 года в Ленинграде одновременно с выборами президента и мэра прошел референдум, на котором горожане отвечали на вопрос «желаете ли вы возвращения нашему городу его первоначального названия – Санкт-Петербург?» Решение о проведении референдума приняли депутаты Ленсовета за месяц до этого.

При явке 64% за переименование высказалось 54% горожан, против – 42%. 25 июня Ленсовет утвердил эти результаты и постановил обратиться в Верховный Совет РСФСР, к компетенции которого относился этот вопрос, с предложением вернуть городу историческое имя (слово «переименование» не употреблялось).

После путча, 6 сентября 1991 года первый зампред Верховного совета  РСФСР Руслан Хасбулатов подписал соответствующий указ.

«Осенью 1990 года, во время второй сессии Ленсовета, депутат Виталий Скойбеда предложил поднять вопрос о возвращении исторического имени, – рассказал «Городу 812» депутат Ленсовета Павел Цыпленков. – Часть депутатов, и я в том числе, об этом говорили, но большинство совета, включая его председателя Анатолия Собчака, были против: кто разрешит? Это сейчас говорят, что парламент был радикальным, на самом деле радикалов там было человек 90, а 300 – против резких перемен. К тому же не было понятно даже, в какой форме провести переименование. Потом началась подготовка к референдуму по СССР, который прошел весной 1991 года, и возникла идея референдума о названии города. Но юридически мы не могли проводить референдум, поэтому он назывался опросом населения. И вот когда Собчак был в какой-то очередной командировке и заседание вел адмирал Щербаков, 30 апреля 1991 года Ленсовет принял решение о проведении опроса, назначив его на 12 июня».

Идея переименования города к 1990 году носилась в воздухе. Павел Цыпленков вспоминает, как в сентябре того года в газете Народного фронта была напечатана открытка «Я хочу жить в Санкт-Петербурге» с адресом Ленсовета – поддерживавшие эту идею граждане могли вырезать ее, приклеить марку и отправить в Мариинский дворец.

Впрочем, не все демократы были с ней солидарны. Член Координационного совета петербургского Демсоюза Валерии Новодворской того времени Леонид Гусев рассказал «Городу 812»: «Хотя между собой и в своих документах мы всегда говорили «Петербург», и отделение Демсоюза у нас было «петербургское», а не «ленинградское», официального переименования до свержения коммунистической власти мы не хотели. Потому что тогда были бы Санкт-Петербургский обком КПСС или управление КГБ по Санкт-Петербургу».

Славянофил Солженицын предлагал поменять Ленинград на Свято-Петроград.  Он писал: «К жителям города на Неве. Я слышал, что в вашем городе готовится референдум о возвращении ему названия «Санкт-Петербург» (а исторически-то «ПитербурХ»?) Я хотел бы тоже подать голос и убедить вас, что этого звучания возвращать не надо. Оно было в XVIII веке навязано вопреки русскому языку и русскому сознанию… Если же хотели сохранить, как исторически было, в честь апостола Петра, то естественная русская форма: Свято-Петроград».

Но Комиссия по культуре Ленсовета, по словам ее члена Леонида Романкова, обсуждала вопрос альтернативных названий и решила, что речь может идти только о Санкт-Петербурге.

«Вопрос о референдуме по переименованию на сессии докладывал Алексей Ковалев, – вспоминает председатель Ленсовета с июля 1991 года Александр Беляев, – было рейтинговое голосование: Ленинград, Петроград, просто Петербург, Санкт-Петербург. Подавляющее большинство было за последний вариант. Мы назначили опрос на 12 июня, день выборов президента. В середине июля, я поехал на заседание Верховного Совета РСФСР, докладывать об итогах опроса и нашей позиции. Было очевидно, что если сейчас поставить этот вопрос на голосование – Верховный Совет его не поддержит. Поэтому его передали на рассмотрение президиума. Потом – парламентские каникулы, ГКЧП, запрет компартии. Президиум рассмотрел вопрос только в сентябре и полностью нас поддержал. Но завершающий аккорд был в конце года, на съезде народных депутатов СССР, потому что необходимо было внести изменения в союзную Конституцию, где упоминался Ленинград. Там тоже было сопротивление, делегация от нашего города даже грозила покинуть съезд. В итоге Хасбулатов, мастер окольных решений, объединил этот вопрос с другими и скопом все протащил».

По воспоминаниям Александра Беляева специальной агитационной кампании в ходе референдума не велось, но этот вопрос обсуждался всеми кандидатами в мэры (кроме Собчака на пост мэра претендовали Юрий Севенард и Юрий Денисов), поэтому был на слуху.

  • Аргументы за и против переименования Ленинграда

Все депутаты Ленсовета, с кем поговорил «Город 812», утверждают, что Анатолий Собчак препятствовал назначению референдума, вопрос лишь в формулировках, которые они при этом используют.

От Собчак «ставил палки в колеса» (Юлий Рыбаков) до Собчак «из тактических соображений не поддерживал проведение опроса» (Александр Беляев).

«Были интервью, в которых Собчак указывал на, так скажем, несвоевременность и затратность переименования, – вспоминает бывший спикер Ленсовета Александр Беляев, – звучала сумма 150 миллионов рублей, но она ничем не была подтверждена, не говоря о том, что ее и не потратили. У нас вообще не было в бюджете статьи на переименование. Сразу названия сменили только органы власти, и сделано это было за счет их текущих расходов. Для всех остальных мы предусмотрели пятилетний переходный период, в течение которого можно было поменять вывески и бланки».

Такую позицию ярого демократа Собчака бывшие ленсоветовцы объясняют тем, что он боялся потерять голоса блокадников и ветеранов на выборах мэра 12 июня. То, что против переименования в итоге проголосовало 42% избирателей, делают такие страхи вполне оправданными.

По словам Юрия Белова, который в 1991 года занимал должность секретаря Ленинградского обкома КПСС по идеологии и культуре, компартия пыталась «представить конструктивные варианты». «После Великой Отечественной войны и блокады имя города Ленина имело не идеологическое, а нравственное и моральное значение, – рассказал он. – Поэтому мы предлагали оставить название Ленинград, а для центральных, исторических районов – сделать Санкт-Петербург. Такое предложение мы озвучивали в нашей партийной прессе. С Собчаком я по этому поводу не общался».

  • Проблема переименования города  вызывала живейший интерес

После победы на выборах 1991 года, вспоминает Александр Беляев, Собчак стал всячески поддерживать процесс утверждения результатов опроса в Москве.

Окончательное решение о переименовании города принималось на  федеральном уровне — Съездом народных депутатов России. Тут возникла проблема: две трети голосов депутатов собрать ни с первой, ни с второй попытки собрать не удалось.

Тогда  ленинградская делегация демонстративно покинула  зал заседаний. А голоса петербургских депутатов были важны для решения других вопросов. Поэтому после консультаций глав региональных групп у Руслана Хасбулатова прошло третье голосование, в ходе которого и было поддержано переименование Ленинграда в Санкт-Петербург.

Станислав Волков