“Важно вовремя уйти и прекратить заниматься тем, что тебе не приносит удовольствия”

На профиль серебряных дел мастериц Натальи Качьян и Полины Останиной в Инстаграме подписано более 6 тысяч человек. Работы девушек сильно отличаются от того, что обычно попадается на глаза в ювелирных магазинах. Формы они предпочитают минималистичные и тонкие, используют мягкие цвета, а вместо бездушного массового производства выбирают индивидуальный и трепетный подход к каждому изделию.

  • Серьги “Щит и меч”

Я читала, что ваши сережки со щитом и мечом были вдохновлены былиной о богатырше Настасье Микулишне, которая одолела Добрыню Никитича в поединке. Какие еще истории скрываются за вашими украшениями?

Наташа: Вообще у нас их очень много. Раньше я к каждому посту Инстаграме писала какую-то сказку, которая у меня ассоциировалась с украшением. Такой формат существовал примерно 1,5 года, но я устала, так как занимаюсь страницей почти каждый день.

Полина: У меня была особенная история про украшения из рутилового кварца. Я из Нижнего Тагила — там очень развита горнодобывающая промышленность, поэтому в детстве нас часто водили в краеведческий музей — смотреть выставки с камнями. Там мне особенно нравился загадочный камень “волосатик”. Я все никак не могла понять: там что, правда волосики? На самом деле это кварц с включениями рутила, которые выглядят, как шерстинки. А еще у нас есть колечко с незабудкой, которое напоминает детские украшения. У меня в детстве было желтое пластмассовое колечко с улиткой — мне его подарила старшая сестра. Кажется, и с цветочком у меня было что-то похожее. И мы с Наташей решили его «повторить» — для нас оно связано с детской нежностью и невинностью.

  • Серьги из того самого “волосатика” и один из первых комплектов teplo_jewelry

— Как к вам приходят такие идеи?

Наташа: Иногда бывает, что мы смотрим фильм и обращаем внимание на то, какие сережки у девушек, какие кулоны. В одном фильме (уже не помню, каком) мы видели сережки-колечки с маленькими камушками — мне так понравилось, как они выглядят, что я на следующий же день сделала их!

Полина: Я обычно работаю с тем, что есть: беру какие-то материалы, камни, и вот что-то уже получилось из них. Меня очень вдохновляют кристаллы — смотрю на один и вижу: должно выглядеть так. Иногда, очень редко, мы делаем эскиз, но чаще всего просто ориентируемся на формы и текстуры, эстетику материала.

— Как между вами распределены обязанности? Есть какое-то четкое разделение?

Полина: Я занимаюсь технической составляющей. Паяю, собираю, креплю камни… Наташа тоже участвует в изготовлении украшений, полирует и выпиливает изделия. Плюс она занимается ведением инстаграма, общается с подписчиками, принимает заказы…

Наташа: …фотографирует, упаковывает, делает закупки….

— Случаются ли конфликты?

Полина: Нет, ведь каждый занимается тем, что нравится. Нам друг с другом комфортно — мы были знакомы очень давно, давно тесно общались, и однажды поняли, что хотим делать украшения. Сначала просто для себя — я сама давно хотела этим заниматься. Даже когда поступала на стоматолога, моим вторым, «запасным» вариантом было ювелирное дело.

— В инстаграме Полина рассказывала, что все началось сережек, которые она очень захотела в один момент…

Полина: У нас идейный двигатель – Наташа!

Наташа: Да, мне всегда хотелось чем-то новым заниматься, я пробовала себя в разных увлечениях — и шила, и лепила из глины, и рисовала какое-то время, и фотографировала…

Полина: А у меня как раз уже давно были насмотрены сайты с фурнитурой, я уже понимала, что где можно достать и как это сделать, но мне не хватало пинка, потому что я думала: «Ой, а вдруг не получится…»

— Как думаете, долго вы будете заниматься украшениями? Раз вам так хочется все время что-то пробовать…

Наташа: Я думаю, что это дело, которое будет со мной всю жизнь. Но вообще мне кажется, что важно пробовать разное, потому что только так можно узнать, что тебе придется по сердечку… И у меня, к слову, много увлечений! Конечно, есть люди, которые считают, что раз ты что-то начал, ты обязан это «что-то» закончить — например, в моей семье так. Я же все-таки верю, что, если ты попробовал, понял, что тебе это не подходит, важно вовремя уйти и прекратить заниматься тем, что тебе больше не приносит удовольствия…

— С университетом так же было?

Наташа: Да! С ним вообще интересно получилось — я поступила на направление «Издательское дело» не для того, чтобы «получить корочку», а потому что правда хотела учиться.  Я всегда очень любила книги, истории, сказки – это, думаю, видно по нашему профилю. К сожалению, наша система образования настолько ужасна, что в университете никаких знаний я не получала, хотя училась в хорошем месте – в МГУП (Московском государственном университете печати им. Ивана Фёдорова). В какой-то момент я поняла, что тяну эту обязанность только потому, что этого хотят мои родители. Мама мне говорила: «Нужно обязательно закончить университет, ты же столько времени и сил на это потратила…». А я вот прям чувствовала, что это не мое. Решение уйти из университета я вообще считаю лучшим в своей жизни!

— Полина, ты почему перестала вести врачебную практику?

Полина: Я стоматолог, причем детский, и… это ужасно.

Наташа: Тут надо сразу представить себе ребенка, который упирается руками и ногами о дверной косяк кабинета…

Полина: Да, и такое бывало. Это физически и морально очень тяжело. Работа была для меня очень эмоционально затратной — я приходила домой, падала вниз лицом и ни с кем не хотела разговаривать. Я сидела все время на успокоительных, потому что как у детей, так и у родителей постоянно случались истерики. Плюс, в больнице было очень мало возможностей для самовыражения — белая, стерильная вылизанность меня очень угнетала. У врача не должно быть колец, он не должен выглядеть вызывающе, не должен красить ярко волосы, не должен делать пирсинг… Татуировки — о боже упаси, бабулька какая-нибудь еще увидит! В итоге первое, что я сделала, когда уволилась — покрасилась в розовый цвет. Ну и еще важная причина, из-за которой я ушла: у меня был оклад 12 тысяч.

— Как ваши родители отреагировали на решение начать все «с чистого листа»?

Наташа: Поначалу родители относились к этому скептически, но достаточно скоро моя мама начала нас поддерживать.

Полина: Она скупает у нас все!

Наташа: Да, ей все очень нравится. Именно она подарила нам курс обучения ювелирному мастерству, ведь сначала мы делали украшения-конструкторы. Это была

готовая серебряная фурнитура, на которую мы вешали разные камушки, бусинки, максимум могли еще цепочку добавить.

— В одном из постов в инстаграме Наташа написала, что поначалу ей казалось, что ювелиры – «сплошь бородатые огромные мужики». Так ли это? Сталкиваетесь ли вы с каким-то предубеждением со стороны мужчин-мастеров?

Полина: У нас очень много знакомых девушек-ювелиров, почти все наши преподаватели были женщинами. Так что нет, сейчас мы не думаем, что профессия ювелира – сугубо мужская.

Наташа: Я бы сказала, что с предубеждением мы чаще всего сталкиваемся в магазинах, где продаются инструменты, материалы и все остальное. В основном там покупатели мужчины, продавцы тоже…

Полина: … а тут приходит такая девочка в кудряшках и говорит (делает писклявый голос): «Мне, пожалуйста, зелененькую щеточку». К ней явно относятся по-другому, снисходительно – видно же, как продавец до этого общался с покупателем-мужчиной.

— Это странно, ведь, если мыслить стереотипами, украшениями было бы логичнее заниматься женщинам?

Наташа: Да. Почему-то реальности все иначе. Я знаю много мужчин ювелиров, которые создают действительно сложные, классные изделия, похожие больше на искусство, чем на вещь, которую можно носить. И это по-своему здорово. Но мне кажется, женщина лучше поймет, что хочется носить другим женщинам, что будет для них удобно и комфортно.

Полина: Я думаю, в этом и есть наш успех: мы знаем, что сами хотим надеть! Мы, собственно, и есть наша целевая аудитория. И все же я тоже часто сталкиваюсь со скептицизмом. Мне папа говорит: «Да вы какую-то ерунду делаете, надо чтобы были вензеля…». Я ему отвечаю: «Пап, это не модно, такое не носят». «Ну как это не носят? Вот я бы ваше не купил!». «Я и не тебе продаю, отстань», — говорю. Наташин дедушка тоже приходит и начинает: “Что-то не очень богато, где каменья?!”. Эти мужчины… Я тоже часто вижу ювелирные профили мастеров, которые делают сложные вещи, но ты смотришь на них, и видишь ассортимент магазина «Золото и алмазы Якутии». Такое никто не носит… Ну как — может быть, жены этих мужчин носят, их мамы…

Наташа: Я знаю только один профиль ювелира (@marts_handcraft в Инстаграме), который делает очень «носибельные» украшения – красивые, модные, и, что примечательно, он сам носит свои изделия тоже. Это редкость.

— А у вас парни покупают что-нибудь?

Наташа: Да, и это отдельная тема для разговора. У нас есть клиент, который часто приобретает для себя сережки. Я хотела устроить с ним фотосессию, чтобы показать, как выглядят наши украшения на мужчинах, но из-за ковида съемка отменилась. Мы вообще мечтаем в скором времени создать еще один ювелирный проект с более массивными «ведьминскими», многослойными украшениями…

Полина: …темными, фактурными… Не такими, как у нас обычно бывают. У меня среди материалов есть зубы ископаемой акулы, из которых я давно уже хочу что-то сделать — у нас даже был один пробный вариант.

Наташа: Этот зуб как раз и был катализатором нашего желания создать этот проект. Зуб на медальке из серебра с чернением — крупное, нарочито грубоватое изделие, которое в нашу эстетику не вписывалось. Такие украшения наверняка больше нравятся мужчинам, цветы и нежность не всем подходят. У нас есть еще какое-то количество небольших наработок…

— Каких, например?

Наташа: Сейчас у нас рождается кулон с черепушкой. Это только начало — фон будет черный, черепушечка будет полированная, здесь будет камушек – опал, горошинки…

Ещё будет ведьминский котел.

  • Украшение с зубом ископаемой акулы и ведьминский котелок

  • Черепушка в процессе работы и завершенный кулон

— У вас столько планов и обязанностей на двоих! Вы что, работаете 24 на 7?

Обе: Да!

— А выходные у вас есть?

Обе: Нет!

Полина: Сейчас мы стараемся к этому приходить, но они (выходные дни) нестабильные. Недавно мы решили: у нас будет свободный от хлопот вторник. Сколько у нас было в итоге выходных вторников за месяц?

Наташа: два?

Полина: Один!

Наташа: На самом деле, я никогда не думала, что буду трудоголиком. Наверное, ничем раньше так не горела, ничто меня так не трогало, как собственное дело.

— Почему так?

Полина: Каждого заказчика мы воспринимаем почти как часть нашей семьи, поскольку каждое наше украшение — это наша деточка. Мы всячески поддерживаем наших покупателей после покупки, у нас возникло небольшое «коммьюнити». Вплоть до таких случаев: человек потерял сережку и хочет ее заменить. Иногда мы делаем такие вещи бесплатно, хотя, конечно, мы тут ни в чем не виноваты. Нам очень важно, чтобы человек был доволен, чтобы он смотрел на наше колечко, и радовался, а не думал что-то плохое. Чтобы не было как в том анекдоте – человек пишет отзыв о ресторане: я был у вас в туалете и уронил телефон в унитаз. Вы, конечно, не виноваты, но осадочек остался.

Наташа: Да. Люди чувствуют заботу, и именно за этим к нам возвращаются. У нас очень много постоянных покупателей – я очень радуюсь, когда мне пишут, что общение со мной понравилось, что человеку было приятно сделать заказ, что мы ответили на все вопросы, не пристыдили за какой-то вопрос. Это здорово, это положительные эмоции! Мы ими живем.

Ясмин Бассит

Фото на заставке:  Наталья Качьян и Полина Останина

  • Автор – Ясмин Бассит

Теги:


'“Важно вовремя уйти и прекратить заниматься тем, что тебе не приносит удовольствия”' has no comments

Оставьте первый отзыв!

Would you like to share your thoughts?

Your email address will not be published.