Тайны предков Ленина. О еврейских и калмыцких корнях вождя мирового пролетариата

В советское время вопрос о предках В.И. Ленина был одним из самых засекреченных. Все документы, касающиеся деда Ленина – Александра Дмитриевича Бланка и  прадеда Ленина – Мойши Ицковича Бланка, оседали в архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и после этого никогда не публиковались. Так получилось, что я интервьюировал двух известных историков, которые подробно изучали вопрос о еврейских предках В.И.Ленина.

Первое интервью дал доктор исторических наук Генрих Маркович Дейч (1913 – 2003). Летом 1991 года, когда он приехал из США в Ленинград, он был профессором русской истории и почетным консультантом библиотеки Йельского университета. С собой он привез только что выпущенную брошюру «Еврейские предки Ленина: Неизвестные архивные документы о Бланках» (Нью-Йорк: Телекс, 1991) и хотел ее обнародовать в СССР. Ученик Генриха Марковича, Борис Колоницкий, направил его в редакцию еженедельника «Час пик», где я тогда вел полосу «Архив ЧП».

Я взял у Дейча краткое интервью и подготовил полосу, названную «Бланк особого учета, или Еврейские предки Ленина» (Час пик. 1991. 22 июля. № 29). Материалы полосы – это сокращенный мною текст брошюры, которую мы ксерокопировали, а я прямо на этой копии вычеркнул все, так сказать, лишнее, что не помещалось в полосу газеты. (интервью с Г. Дейчем и материалы его брошюры  см. тут).

 

 

А в 2000 году, к 130-летию со дня рождения Ленина я сделал интервью с другим историком-лениноведом – Михаилом Гиршевичем Штейном (1933 – 2009), с которым я часто встречался в Публичной библиотеке и был хорошо знаком. Интервью Штейна под названием «Тайна родословной» под общим заголовком «Дорисованный портрет» было опубликовано в газете «Московские новости» (2000. 18 – 24 апреля. № 15). Имелось в виду стихотворение Николая Полетаева 1923 года: «Портретов Ленина не видно: / Похожих не было и нет. / Века уж дорисуют, видно, / Недорисованный портрет. / Перо, резец и кисть не в силах / Весь мир огромный охватить, / Который бьется в этих жилах / И в этой голове кипит».

Штейн – автор фундаментальной книги «Ульяновы и Ленины: Тайны родословной и псевдонима» (СПб.: ВИРД, 1997), которую он мне подарил с инскриптом.

Интервью Штейна было перепечатано под заглавием «Пятый пункт Ленина» в журнале «Эхо планеты» (Тель-Авив. 2000. 22 мая. С. 52 – 53), а его содержание оперативно изложено в статье Александра Гранта «Владимир Ильич, правнук Мойше Ицковича…» (Новое русское слово. Нью-Йорк. 2000. 24 апреля).

 

 

Владимир Ульянов: механизмы «второго рождения». К 130-летию со дня рождения

Беседа обозревателя «МН» М. Золотоносова с петербургским историком-лениноведом Михаилом Гиршевичем Штейном, кандидатом экономических наук, автором книги «Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима», самым авторитетным сегодня исследователем ульяново-ленинской генеалогии.

– Итак, юбилей — 130-летие со дня рождения Ленина…

– На самом деле юбилеев много. В марте исполнилось 165 лет со дня рождения Марии Александровны Ульяновой, 24 мая исполнится 100 лет с того дня, когда Владимир Ильич Ульянов подписал свое письмо Г.Д.Лейтейзену псевдонимом «Ленин». И немногим более 35 лет назад в ленинградском ЦГИА СССР были обнаружены документы о происхождении деда Ленина Александра Дмитриевича Бланка.

– Собственно говоря, вы же и обнаружили первым документы о Бланке?

– Это не совсем так. Первым документы обнаружил внештатный старший научный сотрудник Музея истории Ленинграда Александр Григорьевич Петров. И сообщил о  своей находке Мариэтте Сергеевне Шагинян. Я же работал совершенно самостоятельно над темой о жизни и деятельности Бланка и обнаружил эти документы 3 февраля 1965 года в фондах Медико-хирургической академии. Выявленные документы свидетельствовали о том, что Александр Дмитриевич Бланк, дед Владимира Ильича, и Дмитрий Дмитриевич Бланк в мае 1820 г. приехали в Петербург для поступления в академию, и в июле 1820 года перешли из иудаизма в православие. Инициаторами крещения братьев Бланк были их отец Мойша Ицкович (принял православие 1 января 1835 г., стал именоваться Дмитрием Ивановичем) и сенатор Дмитрий Осипович Баранов, который в апреле – мае 1820 года был с ревизией в Волынской губ. и встречался с Мойшей Бланком, и они беседовали о судьбе детей Бланка. До крещения братьев Бланк звали Дмитрия – Абелем, а Александра – Израилем. Православные имена были даны в честь сенатора Баранова (Дмитрий) и графа Апраксина (Александр), отчества – в честь сенатора Баранова.

– Очевидно, что интерес к национальности предков Ленина в то время был остро криминальным. Ленин, по мнению властей и органов, мог быть только русским. Почему вы этим вопросом занялись, по чьему заданию вы решили «переродить» Ленина евреем?

– Я прочитал роман Шагинян «Семья Ульяновых» (точнее, это сборник ее работ, выпущенный в 1959 году, куда также входит статья «Предки Ленина в отцовской стороны» и ряд других), и меня заинтересовала история предков родителей Ленина – Марии Александровны и Ильи Николаевича. Шагинян указывала, что фамилия отца Марии Александровны была Бланк и что он был врачом. Больше о его происхождении практически ничего не было. Об Илье Николаевиче говорилось, что его отец был крепостным, а мать происходила из крещеного калмыцкого рода. В сборнике в очерке «Предки Ленина…» говорилось о калмыцком происхождении бабушки Ленина. Но я знал, что в 1938 г. именно из-за упоминания калмыцкого корня Ленина роман Шагинян «Билет по истории» (первоначальное название «Семьи Ульяновых») был запрещен политбюро по инициативе Сталина (и только в 1956 г. постановлением ЦК роман был реабилитирован и разрешен к печати). Я обратил внимание, что в романе «Билет по истории» национальность Бланка указана: малоросс, а в романе «Семья Ульяновых» про национальность ничего не говорится, но ни в одном из романов не названо место рождения Бланка, я его обнаружил в книге А.Аросева, указавшего на Староконстантиновский уезд Волынской губ., входившей в черту оседлости. Это и навело на мысль о том, что Бланк мог быть по национальности евреем.  С этим я поделился со своим институтским товарищем Гришей Ханиным (ставшим впоследствии известным экономистом, одним из авторов знаменитой перестроечной статьи «Лукавая цифра»). Ханин мне не поверил, и я обещал  представить доказательства. Так я оказался в ЦГИА.

– Как я понимаю, Ханин вам проспорил. Куда же вы могли понести итоги своих разысканий, кроме как Ханину? Вряд ли власти обрадовались тому, что их любимый Ленин «заново родился» евреем…

– В деле о зачислении братьев Бланк в Медико-хирургическую академию я сразу нашел указание на то, что они были крещены в Сампсониевском соборе Петербурга. В архиве Ленинградской области в фондах Сампсониевского собора я обнаружил документы, которые свидетельствовали о переходе братьев Бланк из иудаизма в православие. Ханин поздравил меня с победой. Но это были последние документы о братьях Бланках, которые мне удалось увидеть в 1965 г. В это же время мне пришел ответ из Житомира, в котором говорилось, что в их архиве имеются документы о Мойше Ицыковиче Бланке, его сыновьях Абеле и Израиле и задавался вопрос: действительно ли о предках Ленина они нашли документы? Я ответил положительно, и тогда директор житомирского архива Давид Шмин пошел в обком и сообщил о находке в архиве. Немедленно Шмин и Евгения Шехтман (обнаружившая в архиве крамольные документы) были сняты с работы. Шагинян, которой сообщил о своей находке упомянутый выше А.Петров, приехала в Ленинград и сделала фотокопии с выявленных документов. А потом обратилась в ЦК за разрешением их опубликовать. ЦК категорически запретил, я был вызван в ленинградский обком, где этими исследованиями запретили заниматься и мне. То же самое сказали А.Петрову. Документы были изъяты. В том числе из личного архива Шагинян после ее смерти. И только через 20 лет я вновь вернулся к исследованиям о предках Ленина. А 15 октября 1990 г. в ленинградской «Литератор» была опубликована моя статья «Генеалогия рода Ульяновых, или Какие тайны хранят сейфы Центрального партийного архива Института марксизма-лениннизма при ЦК КПСС?».

– Итак, партийные и гэбэшные органы все реквизировали, увезли куда в Москву, и никаких слухов не осталось? Почему бард в эти годы пел: «И где гарантия, что жид и в мавзолее не лежит?». Видимо слухи ходили? И, может быть, и до ваших находок?

– После погромов 1965 года в ленинградских и в житомирских архивах по Москве и Ленинграду стали ходить разговоры о наших находках. Например, в своем письме от 24 октября 1967 г. она свидетельствовала: «Недавно вернулась из-за рубежа… Друзья встретили такой новостью: оказывается, вовсе не вы “открыли”, кто был отец М<арии> А<лександровны>, а историк Штейн из Ленинграда, вся Москва об этом говорит».

Кроме того, я выкинул «хулиганский» поступок: послал статью в «Медицинскую газету» (А.Бланк был врачом), в которой рассказал о своих находках. Через некоторое время мне сообщили, что статья не представляет интереса и потому не будет напечатана. Я понимал, что посылая статью в газету, автоматически увеличивало число лиц, знающих о происхождении Бланка. О находке я сообщил и Илье Эренбургу. Он меня поблагодарил за доверие и пожелал успехов. Спустя некоторое время при встрече с автором книги «Мать Ленина» Рахилью Ковнатор, которая лично знала членов семьи Ульяновых (Ковнатор в 1917 г. была секретарем Петроградского райкома партии в Петрограде, а в 1948 г. являлась ответственным работником Еврейского антифашистского комитета, за что и пострадала), я узнал, что сестры Ульяновы говорили о еврейском происхождении Бланка в 1920-е гг. в Центральном партархиве. Пройдет много лет, и в 1992 г. в журнале «Отечественные архивы» № 2 будут опубликованы два письма А.И.Ульяновой-Елизаровой Сталину о том, что в конце 1924 года в материалах ленинградского отделения Центрархива обнаружены документы о еврейском происхождении Бланка. В связи с ростом антисемитизма в СССР, в том числе и среди коммунистов, Анна Ильинична просила Сталина разрешить ей опубликовать эти документы. Сталин категорически запретил это делать. Документы были увезены Анной Ильиничной в Москву и сданы в Институт Ленина, там они и сейчас. Кстати, так и не опубликованы.

– А после вас, Петрова и Шагинян в ЦГИА находили что-то о еврейских предках вождя? Работники Главархива СССР хорошо все зачистили?

– К счастью, эти работники, приезжавшие в 1965 г. в Ленинград и в Житомир для изъятия опасных документов, были недобросовестны в отношении к своим должностным обязанностям и, на мой взгляд, не обладали должными профессиональными качествами, поэтому долг выполняли поверхностно. В ЦГИА доктор исторических наук Генрих Дейч в 1977 году нашел еще около десятка документов, в которых говорилось о еврейском происхождении братьев Бланк. Тогда Дейч никому о находке не сказал, только тихо скопировал документы. В 1991 году опубликовал в Нью-Йорке. Благодаря публикации Дейчем документов я смог обнаружить в фондах Еврейского комитета письмо прадеда Ленина, Дмитрия Бланка, на имя Николая I, в котором он предлагает меры для повального перехода евреев в православие. Это письмо я опубликовал. Все опубликованные документы о Бланках, а их около 20, свидетельствуют об их еврейском происхождении. Эти документы по-разному интепретировались и интерпретируются. Одни антисемиты их начисто отрицают, другие антисемиты их используют при изложении великодеравжынх взглядов. Только подлинные ученые не придают национальности деда Ленина ни малейшего значения, кроме фактического и исторического (об этом мне писала Мариэтта Шагинян в письме от 7 мая 1965 года).

– А прадед Ленина был антисемитом или просто «конфессиональным патриотом»?

– По своему характеру он был исключительно конфликтным человеком. В течение первой половины XIX века он все время с кем-нибудь судился и конфликтовал. На мой взгляд, он был антисемитом.

– Теперь я понимаю, откуда в нашем дорогом Ильиче такая агрессивность… А сам Владимир Ильич знал о своих еврейских корнях?

– Если верить Юнгу, то именно от прадеда Владимир Ильич унаследовал некоторые своеобразные черты своего характера. Точных же сведений о том, знал ли Ленин о национальности Бланка, нет. Но если в Кокушкино в семье Александра Бланка, отца Марии Александровны, сохранялись письма ее деда, то они могли быть написаны только на идиш, т.к. Бланк-дед писать на другом языке не умел. Кстати, заявление на имя Николая I было написано им на идиш (оригинал не сохранился, в архиве я читал перевод).

– Я еще могу понять, почему партийные органы так испугались открытий еврейских следов в происхождении своего главного символа. Но почему криминал был усмотрен и в калмыцкой линии? И как сложилось изучение ее?

– Шагинян говорила, что в нацистской газете «Ангриф» в 1938 г. было написано с осуждением о калмыцком происхождении Ленина. Мариэтта Сергевна писала, что она держала в руках документ о калмыцком происхождении бабушки Ленина по отцовской линии. Но почему-то этот документ о крещении ею не был опубликован. Почему Сталин решил, что такое происхождение позорит Ленина, мне непонятно. Но бесспорно, Сталин бы более жестко поступил в отношении Шагинян, если бы ее высказывания о калмыцком происхождении не было подкреплено документально. Этот документ так и не опубликован, и его дальнейшая судьба мне не известна. Но могу твердо сказать, что член-корреспондент АН Армянской ССР, доктор филологических наук, лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда М.С.Шагинян не допускала в своей работе никаких вымыслов. Она строго опиралась на документы. Это была смелая и мужественная женщина, перед которой можно преклоняться.

– Механизм «второго рождения» Владимира Ульянова как еврея и как калмыка мы проследили. Но было еще и «второе рождение» под фамилией «Ленин»? Говорят, в честь какой-то Елены… Мне нравится такая романтическая добавка к образу «великого душегуба». Она его хотя бы немного утепляет.

– Никакого отношения к псевдониму «Ленин» женщина по имени Лена не имеет. Проблема решается просто. В 1900 году, когда Владимиру Ульянову необходимо было выехать за границу, он подал прошение о выдаче заграничного паспорта на имя псковского губернатора. Однако опасался, что из-за революционной деятельности паспорт не получит. Поэтому Надежда Константиновна обратилась за помощью к своей подруге по вечерней школе Ольге Николаевне Лениной. Та попросила своих братьев, Сергея и Николая, которые знали Владимира Ульянова по Вольному экономическому обществу. Сергей во время командировки в Псков вручил Ульянову паспорт своего отца, Николая Егоровича Ленина, в паспорте была подделана дата рождения в соответствии с возрастом Ульянова. Николай Ленин был статским советником. В 1900 году Владимир Ульянов впервые воспользовался этим псевдонимом, чем-то он ему полюбился, и он его при жизни применил около 800 раз. А после смерти именем Ленина были названы города, поселки, улицы…

– А потом народ рассказывал анекдоты про духи «Запах Ильича» и мочалку «По ленинским местам».

– Любопытно, что впервые фамилия «Ленин» упоминается в новгородской переписной книге 1500 года («Переписная окладная книга по Новугороду Вотьской пятины 7008 года») . Куземка Ленин был жителем Васильева острова, находившегося на территории будущего Петербурга, там была какая-то деревня. Никакого отношения к предкам Николая Егоровича Ленина он не имеет. Не менее любопытно, что псевдонимом «Ленин» пользовался секретный сотрудник Волынского охранного отделения, а впоследствии агент заграничной охранки заславский мещанин Бенцион Моисеев-Мошков Долин.

– Кругом евреи!

Михаил Золотоносов

Интервью с доктором исторических наук Генрихом  Дейчем, автором брошюры “Еврейские предки Ленина: Неизвестные архивные документы о Бланках” – см. здесь.

 

 

  • «Московские новости» (2000. 18 – 24 апреля. № 15)

  • Новое русское слово. Нью-Йорк. 2000. 24 апреля

  • М.Штейн. «Ульяновы и Ленины: Тайны родословной и псевдонима» (СПб.: ВИРД, 1997)

  • Статья М.Штейна «Генеалогия рода Ульяновых», опубликованная в газете «Литератор» 12 октября 1990 г., и перепечатанная в брошюре Г.Дейча.