Антикража. Жизнь по Зощенко продолжается

Люблю я наши магазины. В них чего угодно может произойти.

Давеча утром я пришел в «Ленту». Взял корзинку, прохожу мимо охранника – звон слышится. Обычно звенят, когда проходят мимо кассы, а тут – при входе.

Охранник мне говорит:

— У вас в сумочке, которая на груди, что-то есть. Наверное, в нашем магазине покупали, а выложить забыли.

Стали смотреть сумочку.

А у меня там и правда – с десяток конфет «Грильяж». В «Ленте» покупал, но еще не съел. «Черный день» мой пока не наступил.

— Я вам сейчас эти конфеты стикерами обклею, — говорит охранник, — и можете идти свободно дальше, наш закон это дозволяет.

И давай каждую конфету в обертку заворачивать. Все отмаркировал.

— Извините, — говорит, — что я вас обыскиваю. У нас старухи каждый день ходят, конфеты шамают. Получается недосдача.

— Ладно, — говорю, — раз такое дело, я подчиняюсь. Мне не трудно.

Только иду через турникет – и все равно звеню.

— Значит, дело не в конфетах, — говорит охранник. – Значит, у вас в одежде «антикража» зашита. Сейчас мы вас сканером просветим, чтобы проверить, в каком она месте.

И звонит начальнику охраны. Тот приходит со сканером. И начинает меня просвечивать. Нигде никакого звука. И только когда он сзади до поясницы добрался – снова зазвенело.

— У вас там в поясе штанов «антикража» зашита. Натурально, — говорит начальник охраны. — Такую «антикражу» всегда в магазине Ostin делают. Я это уже знаю. Вы давно купили штаны?

— Эти штаны, — говорю, — не мои. Мне они от сына достались. Он их носить перестал, а я начал. Я первый раз, можно сказать, в этих штанах в ваш магазин пришел. И не знаю, чего в них есть.

— Хорошо, — говорит начальник охраны, — мы вам доверяем. Идите смело в наш магазин. Но потом, когда домой придете, штаны погните как следует в том месте, где пояс, чтобы «антикража» сломалась и больше не звенела. Они ее отключить забыли.

«Ладно, — думаю, — погну».

Продукты купил, хотя аппетит к тому времени уже пропал. Иду обратно через кассу. Снова звон на весь магазин.

— Он звенит! — кричит кассирша, указывая на меня пальцем. — Надо его проверить сканером!

— Я, — говорю, — звеню, потому что у меня штаны из Ostin. Они мне от сына достались. В них там, где пояс, «антикража» зашита. Так всегда в том магазине делают. Они ее отключить забыли.

— Да, — говорит начальник охраны, — я подтверждаю все как есть. Это не опасный гражданин. Я его сканером просветил. Пущай он сейчас звенит, а потом, когда штаны погнет и «антикражу» вынет, звенеть больше не будет.

— Ясно, — говорит, — кассирша. — Тогда вы можете спокойно выходить из магазина с продуктами. Извините меня за бдительность. Мы обо всех, кто звенит, должны охране докладывать.

— Знаю, — говорю, — про ваши трудности. И что старухи у вас конфеты шамают, от чего случается недосдача. Вашу бдительность я понимаю и даже приветствую.

— Старухи у нас не только конфеты шамают, но и завтракают, обедают. Через них у нас большие неприятности, — жалуется кассирша.

— Я все-таки еще не старуха, — говорю. – И сканером меня просветили. Осталось штаны дома снять и «антикражу» удалить. Не могу же я при вас этим заниматься.

— Может, у вас там бандитская пуля, — говорит другая кассирша. – У меня такие случаи бывали. Но в другом магазине.

«Может, и пуля, — думаю. – Откуда я знаю, чего сын в этих штанах делал, в какие приключения попадал».

Вышел на улицу уже ближе к обеду. Пот со лба вытер. Дошел до дома еле-еле. И гнуть штаны не осталось сил. Бросил их на верхнюю полку шкафа, чтобы на глаза не попадались.

«Буду ходить в других, — думаю, — чтобы не звенеть. Не все же штаны у меня от сына. И свои имеются. Хотя и мало. А если вдруг те случайно надену и снова звенеть начну, то уже знаю, что сказать».

«Антикража» это, граждане. Полезное изобретение от воров. Так глубоко зашита, что никакой вор не заметит. Зато того, кто в этих штанах, мигом скрутят. Хоть и в другом магазине. Даже если он штаны эти первый раз надел.

Кирилл Легков