«Что вы хотите услышать? Что я люблю власть?»

Советника всех губернаторов СПб Рудольфа Фурманова хотят исключить из Союза театральных деятелей.

Петербургское отделение Союза театральных деятелей (СТД) хочет исключить из своих рядов советника врио губернатора СПб, руководителя частного театра «Русская антреприза»  Рудольфа Фурманова. Причиной раздора стала «Программа развития культуры Петербурга», разработанная Фурмановым и отправленная Александру Беглову.

 

Первая и последняя страницы программы Рудольфа Фурманова

Программу Фурманов отправил Беглову еще в конце 2018 года. В январе 2019-го правление СПб отделения Союза театральных деятелей рассмотрело ее и единогласно приняло заключение, в котором назвало программу  «несостоятельной» и «безграмотной». «За» такие формулировки проголосовали народные артисты Паршин, Буров, Краско, Мигицко, директора театров  Ленсовета, Комиссаржевской, Музыкальной комедии, На Литейном,  Зазеркалье, Молодежного театра и др.

В частности в заключении сказано: «Хотя Фурманов позиционирует себя как руководителя успешного театра, известно, что его театр регулярно получает финансовую поддержку из бюджета Санкт-Петербурга… Доля всех средств, передаваемых из городского бюджета театру Фурманова, в отдельные годы превышала 50 процентов от общей суммы, выделяемой на поддержку всех негосударственных театров, которых в Петербурге шестьдесят.. Почему же органы власти Санкт-Петербурга…  безоговорочно удовлетворяют все запросы как собственника частного театра? Скорее всего, это связано с тем, что в 2014 году посетителем этого частного театра стал президент Российской Федерации. Мы полагаем, что Владимира Владимировича Путина вряд ли бы порадовала реальная информация о том, какую личную выгоду извлекает Фурманов из такого посещения».

Ответ на программу Р. Фурманова СПб отделения Союза театральных деятелей

Это заключение Союз театральных деятелей направил Александру Беглову. Но до поры это решение СТД не афишировалось. Однако 25 марта 2019 года СПб отделение СТД  выложило и программу Фурманова, и своё заключение по нему в общий доступ.

В комментарии «Фонтанке» Рудольф Фурманов на это отреагировал так: «Мне на них наплевать. Это общественная организация». И вот уже на эти слова правление петербургского  СТД ответило  решением инициировать исключение Рудольфа Фурманова из Союза  театральных деятелей. Правление опять проголосовало единогласно. Но исключать из Союза имеет право только секретариат СТД России – он и будет решать.

 

Рудольф Фурманов: «Что вы хотите услышать? Что я люблю власть?»

Рудольф Фурманов уже много лет находит подход к руководителям Петербурга. Мы решили вспомнить интервью, которое Рудольф Фурманов дал «Городу 812»  при губернаторе Полтавченко. Они объясняют систему его взглядов. Вот выдержки из него.

— Как вам удавалось дружить с такими разными градоначальниками  – Собчаком, Яковлевым, Матвиенко?

– Я не знаю, в чем они разные. Что вы хотите услышать? Что я люблю власть? От любви можно сделать все. Я раб своего дела. Я готов на многое ради своего театра и своих артистов.

Вот Константин Аркадьевич  Райкин говорил, что он ради театра на карачках готов ползать. Поэтому я строю конструктивные отношения с властью.  Это плохо?  Я не понимаю тех, кто кормится за государственный счет, за счет того же Комитета по культуре и тут же охаивает всех. Вот это проституция. Двойной стандарт.

— Какие отношения у вас с губернатором Полтавченко?

— Замечательные отношения. Недавно Говорухин мне сказал: «Как Питеру повезло с губернатором».  Я его советник (показывает удостоверение. – А.М.).

— Тут написано «На общественных началах».

– Естественно. Зачем мне быть чиновником и деньги за это получать? Я и у Собчака был на общественных началах, и у Яковлева. Для меня это не ново. Я делаю для культуры города больше, чем те, кто у власти. У меня в театре и Путин был…

— О чем вы просили Путина, когда он был у вас?

– Ни о чем! А что обязательно надо о чем-то просить?  Для себя? Так думают те, кто так и поступает. О помощи я не просил. Я говорил о том, о чем в течение большого времени говорят многие. В том числе и о том, чтобы не отобрали у города Дом композиторов и коттеджи писателей в Комарове, сохранили «Ленфильм».

— У вас негосударственный театр.  Это значит самоокупаемый?

—  Самофинансируемый. Я много думал перед созданием театра, и могу сказать, что театр может жить без ежемесячного бюджетного финансирования и бюрократического отчета в казначействе, при определенных субсидиях из государственного бюджета. Зарплату работникам государственных театров и актерам должен платить хозяин театра, согласно четко прописанному с ним контракту.

— Как вы угадываете, что пьеса будет пользоваться успехом?

– Я не угадываю. Я же пьесы не читаю.

— Как же вы их тогда ставите?

— Интуитивно. Я их смотрел. И полюбил. Вот сижу, думаю: «Что бы мне поставить?» Вспоминаю моего любимого артиста Иннокентия  Смоктуновского. Как он играл «Как он лгал ее мужу» в студии киноактера, когда ему было 25 лет! Потом Михаил Ильич Ромм поставил  этот же спектакль с Кузьминой.  А если играли Смоктуновский и Кузьмина, если ставил Ромм, то им верить можно. Тогда  начинаю искать  режиссера, который мог бы поставить спектакль.

— Откуда же уверенность, что на них пойдут зрители?

– А меня это не волнует. Главное, приучать зрителя к неисковерканной классике. Надо чувствовать, и тогда интуиция тебя не обманет. А если рассчитывать, чесать голову, надуваться – ничего не будет.

— Как же тогда содержать театр – платить зарплату дирекции, постановочному цеху,  актерам?

– Воровать не надо.

— Не за счет же продажи билетов?

– Да, за счет продажи билетов.

— И они окупают все расходы?

– Ага. У нас штат маленький.

— Уточняю: ваш театр существует только за счет продажи билетов?

– Да. У меня даже спонсоров нет. Мы играем 27 спектаклей в месяц. По выходным иногда по два в день. Как и в былые времена в товстоноговском БДТ – утром и вечером. Сбор от продажи билетов может составить от четырех до пяти  с половиной миллионов рублей в месяц, при условии, конечно, полной заполняемости зала на 200 мест.

— Были слухи, что вы просили Путина назначить то ли себя, то ли своего сына художественным руководителем БДТ. Вы просили Путина об этом?

– (Смеется.) Конечно, нет. Это сюжет для Гоголя. Ни о чем я Владимира Владимировича не просил, и об этом сообщил его пресс-секретарь Песков. А слух был о том, что в БДТ худруком буду я, а не мой сын. Как этот слух появился? Надо спросить тех, кто его распустил. Может быть, это было кому-то нужно? У страха глаза велики.

Как-то я говорил в своей передаче на телевидении «Точка отсчета», что если бы стал хозяином БДТ, то  ремонт длился бы не три года, а всего год. И еще помечтал в передаче, что бы я поставил в БДТ. В такую игру любят играть на первом курсе театроведческого факультета. Если бы я был в БДТ, то возобновил бы некоторые товстоноговские спектакли. Молодым полезно играть в таких спектаклях.

Если бы я был хозяином в БДТ, а это не значит, что я им буду, Боже сохрани, но если стал бы, то в театре были бы комната Лебедева,  комната Стржельчика. Не музей, а живая память.

— Должны  сегодня театральные деятели участвовать в  общественной жизни?

– Я вас не понимаю.  Вы пришли к человеку, который только этим и занимается. Я уполномоченный фонда «Артист» Евгения Миронова и Марии Мироновой по Петербургу по работе с пенсионерами. Я вам только что показал удостоверение  советника губернатора  на общественных началах, а вы мне задаете, пардон, идиотский вопрос. А если серьезно, то каждый выбирает свой путь и идет им. А о своих делах я не трезвоню на каждом углу – скольким и чем я помог. Кому я помог – те знают.

— То есть история с Чулпан Хаматовой, которая поддержала на выборах Путина, вас не удивила?

– Хаматова  меня радует. Меня удивила Собчак-идиотка, которая задала вопрос: «Если бы Путин не дал вам  денег, вы проголосовали бы за него?» Это фронда.

Беседовал Андрей Морозов