Как послание президента понял народ, моющийся в бане

Хожу я иногда в баню. Обычно в полулюкс. Хотя в общем отделении сервис лучше. Там душ, например, то горячий, то холодный – то есть контрастный. Или дует из всех форточек – кондиционирование значит. Мужики в бане разные советы подкидывают, чтобы жилось лучше. Типа как правильно  спирт с водой смешивать.

Сегодня опять пошел в полулюкс. Там обсуждали послание президента России. Иван Андреевич Крылов, который, говорят, жуть как не любил мыться и менять белье, как говорил? «А вот о том, как в басне говорят». Ну а тут – в бане.

Народу в полулюксе мало было. Потому что утро. Но срез общества можно увидеть. Один мужчина, сразу видно (то есть, слышно – видно в бане одно и то же), либерал. Он говорил, что Путин про ракеты с душой рассказывает. А вот, что люди мрут от разных болезней, это ему, мол, все равно. Что плохо.

Потом либерал перешел в парилку. И там уже продолжил:

— Чем это НАТО плохо? Они стоят в Швеции, Финляндии (хотя тут либерал ошибался, — нету там НАТО)  – так там давно при коммунизме, считай, живут! И в Прибалтике так же будет!

— Нет, в Прибалтике плохо, — отвечал ему другой. На вид – консерватор. Может, даже «ватник», но в бане голые все – ватники тут при входе снимают. – В Прибалтику, — говорит консерватор, — мы продукты родственникам отправляли, чтобы они с голоду не померли.

— Ну, так какой срок! – возражает ему либерал. – Какой срок реформ? Подожди. Они только начали. Нас просто зомбировали, застращали. Взять, например, жильцов отдельного дома. Управляющая компания их обворовывает, они менять ничего не хотят, на собрание не соберешь, будут жить, как жили при советской власти. Бедно, но зато Америка плохая.

— Это да, — соглашался консерватор, хлеща себя веником.

— А если появятся агитаторы, то им быстро варежку закроют. Попробуй, выйди на улицу, скажи, что тебе не нравится зарплата или жизнь. Минимум – менты подойдут. А если у тебя еще терминология опасная, это значит экстремизм, статья.

— Так выходят же некоторые, — проявляет знание обстановки консерватор .

— Выходят. Их сразу «чехлят». Почему у военных, полицейских такая пенсия, как думаешь? Потому что, кто защищать будет власть, когда народ на нее с вилами пойдет?

— Наш народ может вдарить, это да, — соглашается голый ватник.

— Да ничего он не может, — вдруг меняет мнение о народе либерал. – Мы ж славяне. Они умрут, их дети умрут — ничего не поменяется. Может, Путин и прав, что наш народ надо в узде держать. Иначе государство развалится. Но жить, как живут в развитых странах, мы никогда не будем. Потому что народом управляют эти ребята, —  показал либерал куда-то вверх. — И смысл послания мне понятен: пугай, чтобы терпели.

— А что, думаешь, другой придет – что-то изменится? – вдруг заговорил из угла парной третий мужик. Он делал вид, что парится. На самом деле он все внимательно слушал. – Жили при советской власти плохо семьдесят лет и теперь плохо живем!

— Так кто же в этом виноват? – спросил его либерал.

— Пушкин, — сообщил голый ватник.

— А никто не виноват, — ответил третий, колеблющийся между либералами и ватниками. – Думаешь, в других странах хорошо живут? Так же.

— В каких других?

— В Польше, Румынии, Молдавии.

— Ну так срок реформ какой! – опять взялся за свое либерал. – Подождите, посмотрим, что будет. Обычному человеку должно быть все равно, кто его окружает – НАТО или Китай. Главное, чтоб он был хозяином своей судьбы, жил достойно. Но наш народ не такой. Ему важно, что там в США, что на Украине, что в Сирии. Мозги ему замусорили так,  их десятилетиями не отмоешь. Поколения должны сменится.

Я не стал дискутировать. Потому что и так все понятно: и либералы, и консерваторы, и колеблющиеся, они в народ наш никак не верят. Но при этом себя к этому народу не причисляют.

Странная такая у моющихся в бане картина мира.

После следующего послания опять в баню пойду. Послушаю, что мужики тогда скажут.

Кирилл Легков