Как я сдавала бутылку

Пунктов приема стеклотары в городе больше чем «Макдональсов», но они – в тени.

 

Министр природных ресурсов Дмитрий Кобылкин на Петербургском экономическом форуме призвал возродить советскую традицию – сдачу стеклянных бутылок. Это, говорит, поможет перестроить нашу экономику на циркулярную. Министр не в курсе, что в Петербурге уже давно сдают: количество пунктов приема стеклотары в городе  перевалило за 200 штук, что примерно равняется количеству магазинов «Пятерочка». Решила и я сдать бутылку. Что из этого вышло?

Бутылка из-под лимонада со вкусом «Буратино», стеклянная, объем 0.5 литра. Я захотела внести свой вклад в циркулярную экономику и сдать тару. Погуглила адреса пунктов приема стеклотары в «Яндексе», но надежнее оказалось спросить у районных алкоголиков. Неподалеку от моего дома нашлось сразу несколько точек по приему бутылок, банок и даже кастрюль.  Однако обнаружить пункт оказалось не просто, даже имея подробные инструкции от местных жителей и «Яндекса».

Найти нужную дверь  непросто, но можно

Неприметная дверь с тыльной стороны магазина: нет ни вывески, ни таблички. Догадаться, что за ней расположен  передовой пункт циркулярной экономики, могут только знающие люди с соседних лавочек. Рядом с дверью стоит улыбчивый восточный человек, который каким-то магическим образом распознает клиентов – распознал и меня, сообщив, что «эта тут всё принимают».

Улыбчивого хозяина зовут Азамат,  бизнес идет хорошо. В его двухэтажной каморке почти всё пространство занято возобновляемыми ресурсами — бутылками, стопками газет, кастрюлями-чайниками. На полу – ковер, на столе – микроволновка, из глубины куч виднеется раскладушка.

За бутылку от «Буратино» Азамат может дать только 20 копеек

Бутылку из-под «Буратино» Азамат не взял, зато стал улыбаться еще шире. По его словам, «Буратино» относится к самой низшей категории  — «стеклобой»,  в которую попадает тара, «без размеров всякая».  Стеклобой ценится дешево – по 20 копеек за штуку. Самая дорогая категория —  «винт». Это бутылки из-под водки с винтовой крышечкой, они – по рублю.  Пивные – по 80 копеек.

Самая дорогая бутылка  — с винтом

— Раньше я брал разные бутылки –  от иностранной водки, «Талку», из-под вина. Сейчас не могу. Места нету, — вздыхает Азамат. И выставляет на прилавок четыре сосуда: три из-под пива и один из-под водки. Это образцы. – Пивную бутылку беру, потому что ходовая. Покупает пива народ много, — рассуждает он.

По  словам Азамата, основные принципы экономики замкнутого цикла основаны на возобновлении ресурсов и переработке вторичного сырья. На практике это  выглядит так: бутылки увозят на базу, с базы их забирают заводы, которые в них снова наливают пиво и водку. При этом каждое звено цепочки имеет свою маленькую прибыль.

Кроме стеклотары, Азамат берет макулатуру –  любую бумагу, включая кассовые чеки. Покупает старые кастрюли, сковородки, вилки-ложки, любые ржавые железки, а также аккумуляторы и много еще чего. Иногда к его неприметной двери даже очереди выстраиваются. Но во время Петербургского экономического форума почему-то наступает мертвый сезон.

Прейскурант

— Сейчас людей — не очень. Иногда очередь —  пять или десять человек. Я быстренько принимаю. Никогда не бывает у меня, чтобы денег не хватало. Если деньги заканчиваются, если мало остается, я звоню – привезут! —  зачем-то убеждает меня хозяин в финансовой состоятельности. Как будто я не верю, что он способен дать мне 20 копеек за тару из-под несчастного «Буратино».

Азамат рассказал, что трудится в этом приемном пункте третий год, без выходных: с девяти утра — до семи, иногда, до девяти вечера. На петербургском рынке вторсырья, по его словам, суммарно работают 15 – 16 компаний, у каждой из которых  есть собственная сеть.

— В нашей организации 25 или 35 точек. Всего разных точек по городу много — больше чем двести.

— Как называется ваша организация? – спрашиваю.

— Мне это не интересно. Есть люди  — они занимаются. Я свое дело знаю, — уклонился от ответа восточный человек.

Уклончивость Азамата, отсутствие вывески и явная антисанитария в каморке свидетельствуют о том, что, скорее всего, эта точка и подобные ей работают не совсем легально. При этом их количество — почти в три раза больше, чем количество «Макдональдсов» в Петербурге, и примерно равняется числу всех «Пятерочек» в городе!

В отличие от сетевых магазинов, пункты приема стеклотары размножаются в тени, фактически, образуя собственные закрытые сети. Стекломафию.

Такой взлет и масштаб циркулярной экономики не снился ни министру природных ресурсов Кобылкину, ни депутатам Госдумы, обсуждающим законопроект  — как бы обязать магазины принимать у населения стеклотару. Парламентарии полагают, что справедливая цена за пустую бутылку – 5 – 7 рублей. Осталось убедить в этом бизнес.

Елена Роткевич