Кто на самом деле руководит Российской национальной библиотекой?

После выхода статьи «Российская национальная библиотека. Зияющая вершина», размещенной на сайте журнала 12 августа 2019 г., я обратился в прокуратуру Центрального района с рядом вопросов, в основном вызванных одним весьма странным обстоятельством, описанным в той статье — у меня появились подозрения, что реально РНБ руководит не директор Вершинин, а его заместитель Тихонова.

 

Прокуратура как средство получения информации

Речь в моем обращении к прокурору шла о том, что я отправил генеральному директору РНБ А.П.Вершинину две жалобы (4 марта и 24 июня 2019 г.) на неудовлетворительную работу библиотеки в той ее части, которой непосредственно руководит заместитель генерального директора РНБ по библиотечной работе Е.В.Тихонова. Обе были адресованы персонально гендиректору, однако по старой советской традиции на жалобы на плохую работу Тихоновой мне дважды ответила сама Тихонова. Причем в ответе (от 23.07.2019 № 990) на мою вторую жалобу Тихонова еще и сослалась на то, что такие ее полномочия прописаны в доверенности от 09.01.2019 № 138-01/19.
Это обстоятельство заинтересовало меня особенно, поскольку доверенности Тихоновой отвечать на жалобы на саму Тихонову не может быть в принципе (забегая вперед, скажу, что прокуратура в своем Представлении, направленном гендиректору РНБ, это подтвердила)
Попутно возникли вопросы уже о самом генеральном директоре: трудоспособен ли он? не перехватывает ли Тихонова письма, адресованные ему? что вообще происходит в РНБ на так называемом «втором этаже», как условно-обобщенно сотрудники именуют всю администрацию библиотеки?
Поэтому я обратился с заявлением в прокуратуру с просьбой провести проверку и потом ознакомить меня с надзорным производством. Как правило, то, что скрывает РНБ, становится доступным после знакомства заявителя с затребованными прокуратурой документами. Так было, когда я получил доступ к документам по корпоративам, устроенным в РНБ 28 марта (главное здание) и 11 сентября 2017 г. (новое здание); так же было, когда я 17 марта 2018 г. написал в прокуратуру Центрального района заявление, касающееся деятельности заместителя генерального директора РНБ по информационной безопасности В.Б.Осетинского, впоследствии уволенного, и получил полную информацию о нем.
Для всеобщего сведения могу сообщить, что в соответствии с п. 4.15 Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры РФ, утвержденной приказом Генерального прокурора РФ от 30.01.2013 № 45, заявитель либо его представитель по письменному заявлению имеет возможность знакомиться с документами и материалами, касающимися рассмотрения обращения, снимать копии документов, находящихся с надзорном (наблюдательном) производстве, с использованием собственных технических средств.
Итак, 30 июля 2019 г. я написал заявление в прокуратуру, и она провела проверку «в части возможного нарушения действующего законодательства РФ при подготовке ответов на обращения заявителя» (из письма от 12.08.2019 заместителя прокурора района Л.А.Бортниковой на имя А.П.Вершинина).
Трудоспособность генерального директора прокуратура проверять не стала, поскольку даже отсутствие таковой нарушением законодательства РФ, видимо, не является, но зато по поводу Тихоновой и ее доверенности (как выяснилось, доверенностей) расследовала все достаточно подробно.
16 сентября 2019 г. я посетил прокуратуру и вот что выяснил из надзорного производства № 1928ж2017.

 

Тихонова и ее доверенности

Оказалось, что А.П.Вершинин выдал Тихоновой две доверенности. Первая от 09.01.2019 № 138-01/19 со сроком действия по 15.05.2019; вторая доверенность № 205-05/19 была выдана 15.05.2019 со сроком действия по 31 декабря 2019 г.
Между прочим, видно, что в письме Тихоновой от 23.07.2019 № 990 была указана доверенность от 09.01.2019 № 138-01/19, которая на момент составления письма уже была недействительной.
Текст в обеих доверенностях идентичный. Тихоновой гендиректор Вершинин доверил совершать следующие действия от имени Российской национальной библиотеки (Учреждения):

1) вести переговоры и представлять интересы Учреждения в отношениях с государственными, негосударственными, коммерческими, другими организациями, включая предоставление и получение документов от имени Учреждения;
2) подписывать от имени Учреждения договоры (контракты) и документы на сумму, не превышающую 1 000 000 (один миллион) рублей за исключением трудовых договоров и дополнительных соглашений к ним;
3) подписывать от имени Учреждения спецификации, приложения, сметы, протоколы согласования цен, акты и сопутствующие закрывающие документы к договорам, счета-фактуры, технические задания, акты сверки с контрагентами, счета к оплате по договорам (контрактам);
4) подписывать от имени Учреждения документы для представления в другие организации (в т.ч. для физических лиц) и для собственных нужд:
— на получение наличных денежных средств по чековой книжке;
— письма, презентации, претензии, рекламации, ответы на жалобы граждан, касающиеся работы подразделений Учреждения;
— подписывать докладные записки о поручении выполнения в течение установленной продолжительности рабочего дня (смены) наряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) за дополнительную плату, работникам подразделений Учреждения;
— подписывать приказы по персоналу: о предоставлении всех видов отпусков (оплачиваемые: основные и дополнительные, без сохранения заработной платы, учебные), о поручении выполнения дополнительной работы, о выплате доплаты за дополнительную работу, о внесении изменений в учетные данные и другие документы работников;
— утверждать должностные инструкции работников (курируемых структурных подразделений);
— утверждать графики сменной работы работников;
— заявления работников на получение банковских карт;
— листки нетрудоспособности работников;
— авансовые отчеты по командировкам, материальные отчеты;
— мониторинги и статистическую отчетность;
— документы и справки, выдаваемые бухгалтерией Учреждения;
— требований на выдачу товарно-материальных ценностей со склада;
— путевые листы автотранспорта;
— маршрутные листы (служебные разъезды);
— расходные и приходные кассовые ордера, расчетно-платежные и платежные ведомости на выдачу денежных средств из кассы Учреждения, в том числе заработной платы, и другие кассовые документы;
5) подписывать электронной цифровой подписью договоры (контракты) в электронной форме, заключаемые для нужд Учреждения на электронных торговых площадках в сети Интернет.
Для осуществления указанных полномочий Тихонова вправе получать и подписывать документы от имени Учреждения, а также выполнять другие действия и формальности, связанные с выполнением настоящего поручения.

Итак, кроме заключения трудовых договоров Тихоновой поручено практически все, связанное с текущей финансовой деятельностью РНБ. Сразу возникает вопрос: и это всё доверено совершать заместителю гендиректора именно по библиотечной работе?

 

Переуступка персональной ответственности

Если сравнить текст доверенности с функциями генерального директора, определенными в п. 31 Устава РНБ, утвержденного постановлением правительства от 08.09.2011 № 761, то будет нетрудно обнаружить, что Тихоновой доверены многие из перечисленных там 18-ти функций. Правда, защита сведений, составляющих гостайну, Тихоновой не доверена, как и проведение мероприятий по гражданской обороне. Но в остальном…
Вот, например, подпункт 1 пункта 31 Устава РНБ гласит, что именно гендиректор РНБ «представляет ее интересы в органах государственной власти, иных государственных органах и органах местного самоуправления и во взаимоотношениях с юридическими и физическими лицами, а также от имени библиотеки заключает договоры, выдает доверенности».
Между тем пунктами 1, 2, 3 доверенности эти функции прямо переданы Тихоновой. Причем если в пункте 2 доверенности введен лимит сумм, указанных в договорах, то в пункте 5 никакого лимита нет вообще. Я уж не говорю про такой «вкусный» подпункт пункта 4, как получение наличных денежных средств по чековой книжке.
Подпунктом 7 пункта 31 Устава именно гендиректор «распоряжается в установленном порядке имуществом и средствами библиотеки, обеспечивает эффективное использование ресурсов библиотеки для решения производственных и социальных задач».
Между тем пункты 2, 3, 4 доверенности передали эти функции Тихоновой, причем уже без обязанности обеспечивать «эффективное использование ресурсов библиотеки».
Подпунктом 4 пункта 31 Устава гендиректор определяет обязанности работников библиотеки.
А пунктом 4 доверенности Тихоновой доверено не только утверждать должностные инструкции работников, курируемых ею структурных подразделений, но еще и поручать всем работникам РНБ наряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительную работу по другой или такой же профессии (должности). Тем самым объем обязанностей, зафиксированных в трудовом договоре, который работники подписывают с директором (или с кем-то, кому это право передоверено), лишается смысла, потому что Тихонова может его дополнять по своему желанию.
Таким образом, налицо передача ряда обязанностей гендиректора РНБ другому лицу.
И тогда возникает вопрос: а что делает в РНБ сам генеральный директор А.П.Вершинин, назначенный распоряжением правительства РФ от 27.08.2018 № 1755-р сроком на 5 лет? Может быть, все дело в том, что в силу каких-то причин, например, медицинских, он не в состоянии заниматься текущей работой, которую он в значительном объеме переложил на Тихонову?
При этом мы еще не знаем, какую доверенность Вершинин оформил, например, на заведующего отделом кадров. Может быть, тому он уже передоверил всю кадровую политику, которая в Уставе (п. 31, пп. 2, 4, 5, 6) отнесена к ведению гендиректора?
Например, в последнее время идет чистка «второго этажа». В частности, уволен генерал Е.И.Петров, директор по вопросам обеспечения контроля, охраны и безопасности, бывший помощник Вислого, который курировал строительство 2-й очереди Нового здания РНБ (о нем см. в статье Ю.С.Москаленко, появившейся на сайте журнала 12 апреля 2019 г. ). 17 сентября 2019 г.уволена Е.Товстенко, бывший всесильный заместитель Вислого по финансовым вопросам (о ней см. Город 812. 2018. № 6. 26 марта).
Но кто конкретно их уволил: Вершинин или заведующий отделом кадров? Кто ведает кадровой политикой в РНБ? В свете доверенностей, выданных Тихоновой, предположить можно многое.
Отсюда и другой, более общий вопрос: а кто в РНБ сейчас генеральный директор? Конечно, в силу подпункта 3 пункта 31 Устава «директор распределяет обязанности между своими заместителями». Однако в этом пункте не сказано, что он распределяет между ними свои собственные обязанности. А в свете распределения своих обязанностей уже непонятно, как гендиректор «руководит деятельностью библиотеки на основе единоначалия и несет персональную ответственность за выполнение возложенных на него функций»? Ведь распоряжением правительства РФ от 27.08.2018 № 1755-р гендиректором назначен Вершинин, а не Тихонова или даже «группа товарищей».
Вопрос непраздный. В статье «Российская национальная библиотека. Зияющая вершина» я писал, что в результате сокращения кадрового состава РНБ уже не в состоянии в разумные сроки выполнять свои обязанности по обслуживанию читателей (обработка новых книг в разумные сроки, внесение и корректировка записей в электронном каталоге, доставка книг из фондов в залы). Организовать этот процесс – прямая обязанность заместителя директора РНБ по библиотечной работе Тихоновой, но она с нею, как я считаю, не справляется. Почему? Прежде всего, из-за дефицита кадров. Т.е. я сразу указал на сокращение кадров как причину и на ухудшение обслуживания как следствие.
Но кадрами ведает сам Вершинин (или лицо, которому он это поручил), Тихоновой это не передоверено; обслуживанием читателей – Тихонова. И вот я пишу гендиректору жалобу на отсутствие нужного кадрового состава и одновременно жалобу на Тихонову – а мне отвечает не «единоначальник», ведающий обоими вопросами сразу и в комплексе, а Тихонова. И даже не Тихонова, а ее помощница А.А.Астахова. Естественно, про сокращение числа сотрудников в РНБ Астахова-Тихонова вообще не упоминают, делая вид, что я об этом не спрашивал, ухудшение обслуживания читателей также не признают, а вместо ответа на скорую руку сочиняют какой-то бред просто для того, чтобы заполнить бумагу буквами.
И при этом гендиректор Вершинин, который по логике вещей как раз и должен был ответить мне письменно, даже не контролирует абсурдный ответ Тихоновой, мои письма до него вообще, похоже, не доходят.
И где тут единоначалие и персональная ответственность? Их нет и в помине! То есть получается – в данном конкретном случае, – что директора как фигуры, описанной в пунктах 30 и 31 Устава РНБ, в библиотеке просто нет. Он передоверил ответы на жалобы граждан, касающиеся работы всех подразделений библиотеки, Тихоновой и при этом даже не желает (ли не может?) контролировать содержание этих ответов. Естественно предположить, что контроля нет и в отношении всех других действий, совершаемых Тихоновой – прежде всего, в финансовой сфере. Неплохо, да?
И вот в условиях этого, мягко говоря, абсурда, а проще говоря – бардака, естественно, возникают вопросы: где Вершинин, почему он не работает, почему не может даже ответить на жалобу на своего заместителя, в чем причина?
Кстати, по поводу причин медицинских из Министерства культуры пришел ответ. Письмом от 03.09.2019 № 753-14-02 В.В.Ваньков, директор департамента информационного и цифрового развития (он, видимо, ведает теперь библиотеками), написал, что «вопросы, связанные с обязательными медицинскими осмотрами, профосмотрами или диспансеризацией работников, в том числе генерального директора, не закреплены за Минкультуры в силу действующего законодательства».

 

Представление прокурора Забурко

27 августа 2019 г. я получил письмо из прокуратуры Центрального района. В нем заместитель прокурора района сообщила мне, что в РНБ будет направлено представление.
Действительно, прокуратура не подкачала, и 6 сентября 2019 г. Представление об устранении нарушений законодательства о порядке рассмотрения обращений граждан № 03-03/19-336, подписанное прокурором Центрального района П.А.Забурко, было направлено гендиректору РНБ А.П.Вершинину.

В тексте указано, что частью 6 ст. 8 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» запрещено направлять жалобу на рассмотрение должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется. Поэтому «в деятельности Библиотеки выявлены нарушения установленных Законом № 59-ФЗ требований…».
И далее: «Несоблюдение вышеуказанных требований влечет нарушение прав заявителя на получение ответа по существу поставленного в обращении вопроса о несогласии с ответом Тихоновой Е.В. Подобная практика работы является недопустимой и должна быть искоренена.
Причнами выявленных нарушений является игнорирование должностными лицами Библиотеки требований действующего законодательства, формальный подход к исполнению своих служебных обязанностей. Условием для из совершения послужило отсутствие контроля за работой подчиненных сотрудников со стороны руководства».
Именно отсутствие контроля со стороны гендиректора отметил и я, по каковой причине и обратился к прокурору, и он написал о том же.
В итоге прокурор района потребовал от Вершинина:

«1. Безотлагательно рассмотреть настоящее представление и не позднее, чем в месячный срок принять конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий, им способствующих, недопущению таковых впредь.
2. Рассмотреть вопрос о привлечении виновных должностных лиц к дисциплинарной ответственности в связи с допущенными нарушениями.
3. О результатах рассмотрения представления и принятых мерах сообщить в прокуратуру района в письменной форме в установленный законом месячный срок».

Вероятно, Тихоновой будет объявлено очередное замечание или выговор, а я, возможно, получу ответ по существу за подписью Вершинина.
Что же касается мер, которые будут или уже приняты в РНБ, то могу сообщить об одном курьезном эпизоде. 17 сентября 2019 г. я открыл главную страницу сайта РНБ (http://nlr.ru/) и в разделе «Новости РНБ» увидел странную запись, явно не предназначенную для посторонних глаз:
«Отозвана доверенность № 208-05/19 от 15.05.2019
В соответствии с приказом генерального директора РНБ № 233/1 от 06.09.2019 отозвана доверенность № 208-05/19 от 15.05.2019».
Я даже не успел сделать скриншот, как эта запись бесследно исчезла. Но видел ее не только я, есть свидетели.
Напомню, что вторая доверенность Тихоновой № 205-05/19 была выдана 15.05.2019. Видимо, имелась в виду какая-то другая доверенность, возможно, выданная Е.Товстенко, именно 17 сентября 2019 г. и уволенной. А доверенность Тихоновой по-прежнему в силе. Ей по-прежнему доверено выполнять многие прямые и исключительные обязанности генерального директора. С которым пока происходит неизвестно что.

 

Страшилки Российской национальной

Вероятно, что теперь ответы на жалобы, поданные на Тихонову, будет подписывать сам Вершинин. Будет ли он сам их сочинять или хотя бы читать – другой вопрос…
Однако проблем в РНБ и помимо жалоб на Тихонову накопилось множество, вопросов множество, и все они требуют не формальных и безответственных отписок дуэта Астахова – Тихонова, а ответов по существу, причем самого генерального директора.
Первый – это, конечно, дефицит кадров, из-за которого, как я уже писал не однажды, в РНБ заметно ухудшилось обслуживание читателей, и это, как я понимаю, еще не предел. Так что это отнюдь не внутренний вопрос, поскольку он прямо затрагивает права читателей на нормальное обслуживание.
Второй вопрос связан с комплектованием, которое деградирует еще быстрее, чем библиотечное обслуживание. С одной стороны, Книжная палата, из которой РНБ должна получать обязательный бесплатный экземпляр, работает плохо, иногда даже ворует книги, которые туда поступают из издательств (могу сослаться на собственный пример); с другой стороны, средств на покупку изданий (а такие средства всегда выделялись) у РНБ нет, хотя острая необходимость в таких приобретениях существует постоянно.
Более того, внезапно выясняются и вовсе чудовищные подробности по теме «комплектование». Так оказалось (это случайно выяснил один из читателей), что полный комплект газеты Тартуского университета «Tartu Riiklik ülikool» был списан (!) из фонда Отдела национальных литератур РНБ по акту № 99-125/ОНЛ-204 от 22.04.1999. Это уже бесспорный факт, подтвержденный письмом от 24.06.2019 № 830, подписанным Е.В.Тихоновой. Вроде бы списание производила сотрудник технологической группы Болотина.
Естественно, возникают вопросы: какие еще газеты были уничтожены? нет ли планов подобное списание повторить?.. А слухи в этом отношении самые жуткие. Например, есть сведения, что в течение многих лет происходит планомерное уничтожение многотиражек на национальных языках народов бывшего СССР, и уже списаны многотиражные газеты на татарском языке, возможно, бурятском, частично на литовском, эстонском и ряде других языков. Естественно, списание производится в тайне и от сотрудников, и от читателей, которым говорят, что газеты не выдаются по «техническим причинам», пришли в негодность при протечках (которые действительно случались) и т.п. Настоящая же причина уничтожения этих газет – отсутствие сотрудников, владеющих национальными языками. Газеты лежат неразобранные, занимают много места и являются головной болью для руководства библиотекой. А людей, которые знали бы национальные языки, дирекция на работу не приглашает – опять же кадровая политика нацелена только на сокращение.
Наконец, есть слух о том, что кем-то подписан приказ (или распоряжение), посвященный многотиражным газетам на национальных языках, который призван легализовать дальнейшее уничтожение этих газет и оправдать действия, совершенные на протяжении предыдущих лет. Агентура уже сориентирована на сбор соответствующей информации.
Третий вопрос и вовсе экзотический. Инсайдеры сообщили, что камеры видеонаблюдения, установленные по всей библиотеке, при гендиректоре Вислом, возможно, были заменены на более продвинутые модели, которые имеют функцию аудиозаписи. То есть высказывается предположение, что читателей и сотрудников РНБ не только смотрят, но еще и подслушивают.
Сказать, что меня это очень удивляет, я не могу, поскольку это возврат к тому, что было в Публичной библиотеке в советское время. В «красном коридоре» на первом этаже главного здания (коридор соединяет корпус Воротилова с корпусом Росси) есть неприметная дверь в помещение № 123, декорированная красным сукном. В советское время все знали, что за этой дверью помещается сотрудник КГБ, следивший за иностранцами и за контактами лиц, находившихся в оперативной разработке, т.е. за гнилой интеллигенцией. Здесь же, видимо, был пульт приема информации со специальных технических средств для так называемого негласного слухового контроля в ходе наружного наблюдения.

Дверь в помещение КГБ № 123 в «красном коридоре» первого этажа. В советское время здесь был центр негласного слухового контроля.

Работавшая тогда в ГПБ библиограф И.Х.Саксонова вспоминала (ее воспоминание относится к 1968 – 1972 гг.): «Помню, помню эту комнатку – на стенах огромные бобины пленки, дяденька сидит за столиком, слушает через наушники, смотрит удивленными глазами на нас, девчонок, по недоразумению ворвавшихся в его царство. Выкатились мы из двери со скоростью света, но запомнили навсегда!»
Согласно Инструкции о порядке проведения оперативно-технических мероприятий, утвержденной приказом председателя КГБ СССР Ю.В.Андропова от 12 сентября 1980 г. № 00132 (см.: Lietuvos ypatingasis archyvas (Литовский особый архив). F. K-1. Ap. 46. B. 132. L. 181-192 — см. тут, средств слухового контроля было семь. В частности, средство «Витрина» предназначалось для негласного слухового контроля в заранее известных местах, посещаемых объектами НН (наружного наблюдения); «Знак» — в местах кратковременного пребывания объектов НН. В спецификации мест проведения НН были особо отмечены читальные залы, их кодировали числом «25». Скажем, указывалось: «Витрина-25».
Слуховой контроль осуществляли сотрудники седьмого подразделения УКГБ по Ленинградской области. Согласно п. 36 Инструкции, «специальные технические средства могут быть установлены стационарно (только 7 управлением КГБ СССР для проведения мероприятий «Заказ») либо временно, в том числе в закамуфлированном виде в различные предметы». «Заказ», как правило, использовался в предприятиях общественного питания. В Публичной библиотеке аппаратурой наверняка были оборудованы курительная комната, буфет и столовая.
И вот теперь, в это смутное время для РНБ, негласный слуховой контроль возможно установлен снова. Как сказано в английской пословице, бочка пахнет тем, что в ней было в первый раз…

Михаил Золотоносов