Кто виноват, что врачи заражаются и умирают от Covid-19

Генеральная прокуратура РФ направила главе Екатеринбурга предостережение в связи с массовым заражением коронавирусом медиков и пациентов в больницах города. Прокуратура считает, что этому способствовало бездействие чиновников. В Свердловской области нет ни одного погибшего врача. В Петербурге в «списке памяти медицинских работников, погибших во время пандемии» фамилии 14 медиков.

Почему в Петербурге заражаются и умирают врачи? В этом кто-то виноват или лучше подготовиться к эпидемии было невозможно?

Официальных цифр зараженных Covid-19 врачей и медсестер в Петербурге не публикуют. В конце апреля руководитель Межведомственной комиссии по противодействию коронавирусной инфекции в Петербурге академик Евгений Шляхто говорил, что в Петербурге более 250 медработников болеют коронавирусной инфекцией. И что это большая проблема:

«Безопасность врачей — для нас этот вопрос оказался самым сложным и для анализа, и для оценки. Мы были не готовы, что у нас один за другим стационары будут выходить из строя. Мое ощущение — мы с вами ждали, что к нам проблемы прилетят с фронта, а они прилетели с тыла».

Медики из разных стационаров Петербурга и станций «Скорой помощи» не раз обращались к руководству города, в прокуратуру и прессу с заявлениями, что заражения медперсонала происходит из-за неготовности больниц к приему зараженных больных, отсутствии шлюзов, нехватки систем защиты.

Мы попросили экспертов ответить на вопрос: кто виноват и что делать?

 

«Начало эпидемии прозевали. Надо строить полевые госпитали»

Лев Авербах, главный врач скорой помощи «Корис».

— Вы понимаете, кто виноват в том, что врачи оказались беззащитны перед вирусом?

— Обвинять и судить сейчас кого-то контрпродуктивно, но заниматься проблемой с самого начала должен был Роспотребнадзор и Министерство здравоохранения. В Петербурге начало эпидемии, конечно, «прозевали».

— Прозевали – потому что не верили в серьезность эпидемии?

— Когда эпидемия началась в Китае, все посмеивались. Когда дело дошло до Италии, у нас все просто молчали, может, боялись наводить «панику». При этом можно было начать действовать по инструкции согласно четырём уже известным правилам: защитить врача, обучить его работать в условиях эпидемии, оснастить, в том числе аппаратами ИВЛ и тестами, и дать врачу место, где можно работать. Ничего из этого сделано вовремя не было.

Кроме того, в больницы привозили пациентов без тяжелых симптомов и без подтвержденного диагноза. Такая проблема была, например, в Боткинской больнице, где очень быстро всё переполнилось, и поэтому пришлось перепрофилировать ещё одну больницу — Святого Георгия. Она, естественно, тоже очень скоро закрылась на карантин, так как и туда стали поступать больные с коронавирусом.

— Говорят, что одной из причин распространения эпидемии стало то, что больных коронавирусом развозили по разным больницам города, а не пытались сконцентрировать в одном месте.

— Да, это была основная ошибка. Все больницы очень быстро «рухнули», врачи перезаражались, то есть пошла цепная реакция. Теперь всё делается наспех. Больницы уже все переполнены, негде лечить пациентов с другими заболеваниями, что тоже в целом повысит смертность. Наши неподготовленные больницы напоминают мне лайнер Diamond Princess: люди находятся в абсолютно замкнутом пространстве без особых средств защиты и оборудования, а вероятность того, что все друг друга заразят, максимальная.

— Что нужно сделать для того, чтобы ситуацию выправить?

— Для начала, приобрести средства индивидуальной защиты для врачей. Ко мне приходили врачи из районной скорой и просили отдать использованные средства защиты. Говорили, что постирают и будут носить. Такими темпами мы останемся без врачей. Более того, мало кто сейчас разбирается в том, какая именно у пациента пневмония. Это ведь может быть не ковид, но человека всё равно забирают в больницу, где он получает перекрёстную инфекцию в случае, если контактирует с другими больными.

— Что делать с нехваткой мест в больницах? В Петербурге перепрофилировали не только больницы, но и павильоны «Ленэкспо». Этого достаточно?

— Ещё несколько месяцев назад я говорил о том, что надо начинать строить полевые госпитали. Только не такие, как в «Ленэкспо», где не хватает необходимого оборудования и туалетов. Они позиционируют это как госпиталь для пациентов с лёгкой формой коронавируса, но вот как раз таким людям лучше бы болеть дома, чтобы никого не заражать. Не вижу в этом предприятии большого смысла. При малейшей политической воле нормальный полевой госпиталь можно построить за месяц (в нескольких регионах РФ полевые госпитали строятся – А.Б.). Оснастить, конечно, уже будет сложнее, но можно налаживать логистику и поставки СИЗ, искать военных врачей, добровольцев.

— Сейчас еще не поздно что-то строить?

— Нет, эпидемия еще совсем не закончилась, и имеет смысл готовиться к худшему. Повторюсь, здесь главное – готовность взять на себя ответственность, чего пока мы не видим.

 

«Где городская администрация, где её усилия?»

 Борис Вишневский, член комиссии по социальной политике и здравоохранению Законодательного собрания Петербурга, фракция «Яблоко».

— Ситуация в Петербурге требует действий со стороны исполнительной власти города, которых она не предпринимает. Вместо того, чтобы бороться с вирусом, она борется с гражданами, которых патрули ловят в парках и на детских площадках, которых обещают штрафовать за выход из дома. При этом в больницах дефицит средств защиты, медики, которые заразились коронавирусом, понимают, что для получения обещанной компенсации им придётся глотать пыль по коридорам и доказывать, что они заразились на работе, а не в автобусе по пути на работу.

При наличии огромного числа средств защиты на складах, это официальные данные той же администрации, почему-то все больницы с благодарностью берут средства защиты, купленные на собранные волонтёрами деньги. Я занимаюсь этим почти месяц и совершенно точно могу сказать, что это массовое явление, а не единичное. Я не губернатор, и всё, что я сейчас могу – это собрать добровольные пожертвования у граждан. Но это ведь капля в море. Где городская администрация, где её усилия по срочному приобретению нужного числа средств защиты для медиков и прямой помощи гражданам? Этого ничего нет. Губернатор – это человек, который должен решать актуальные проблемы, а не только разрезать ленточки, фотографироваться и создавать хорошее впечатление о своей работе для президента. У меня такое ощущение, что он перепутал эти две роли.

 

«В том, что переживают петербургские больницы, виноват Роспотребнадзор»

Александр Егоров, хирург, зам. председателя комиссии по социальной политике и здравоохранению Законодательного собрания Петербурга, фракция «Справедливая Россия»:

— Каковы доля ответственности за происходящее с медиками руководителей разных уровней – федерального, городского, главварчей конкретных больниц?  

— Все рекомендации, все контрольные функции в период эпидемии возлагаются на Роспотребнадзор. И Комитет по здравоохранению беспрекословно должен выполнять эти рекомендации. Роспотребнадзор издаёт многие постановления на протяжении этого периода, которые действительно выполняются, всё правильно указывается. Но есть ряд постановлений, которые вызывают очень много вопросов и непонятностей. В частности, когда Роспотребнадзор влез не в свою сферу деятельности и запретил работу по совместительству для медиков. А в Петербурге около 40% врачей и сестёр работают по совместительству, прикрывают вакантные ставки. У меня были звонки из больницы, где всего пять реаниматологов. Трое работали по совместительству, их убрали, остались двое. На ставку реаниматолог должен отработать восемь суток. Вот восемь суток один, восемь суток другой – это шестнадцать дней. А кто будет работать оставшиеся две недели?

— Но в остальном Роспотребнадзор действовал правильно?

— В целом, нынешняя тяжёлая ситуация связана с бездействием Роспотребнадзора в самом начале эпидемии. В том, что переживают петербургские больницы, виноват Роспотребнадзор. Больных надо было класть в боксы, а вместо этого все проходили вперемешку через один приёмный покой, как, например, в Покровской больнице. Было множество других нарушений, в том числе отсутствие защиты у врачей.

Мы пытались пригласить Наталию Башкетову (глава управления Роспотребнадзора в СПб, главный санитарный врач Петербурга) к нам на заседание Законодательного собрания, чтобы обсудить ситуацию. Она не смогла найти времени и приехать. Руководитель нашей фракции Алексей Ковалёв также направил обращение в прокуратуру с просьбой проверить чиновников на преступную халатность и, если потребуется, возбудить уголовные дела из-за нехватки средств защиты и гибели медиков.

 

  • Неофициальная стена памяти погибших врачам в Петербурге