Патриарх Варфоломей против патриарха Кирилла. Кто кого?

Нельзя не признать мудрость российских властей, которые загодя провозгласили борьбу с фальсификаторами истории. И успели подготовиться, потому что теперь война за отечественную историю началась всерьез. Это уже не какие-нибудь беззубые спекуляции о том, кто развязал Вторую мировую. Теперь дело серьезное. Константинопольский патриарх, желая отнять у нашего патриарха украинскую церковь, подводит историческую платформу: заявляет, что Москва получила над ней контроль незаконно. Если и дальше покопаться в истории, то можно прийти к выводу, что сама Московская патриархия – какая-то неканоническая самозванная структура. А канонична только Киевская митрополия.

Что говорит Варфоломей

«С канонической точки зрения вмешательство Московской патриархии (в украинские дела. – Ред.) никак не оправдано. Томос (правовой акт. – Ред.), провозглашающий Москву Патриархатом, не включал в ее юрисдикцию территорию нынешней Киевской митрополии. После этого провозглашения Киев оставался в канонической зависимости от Константинопольской матери-церкви.

В 1686 году наш предшественник, покойный патриарх Дионисий IV, под большим политическим давлением болезненных обстоятельств и ради сохранения мира внутри украинской церкви был вынужден дать Москве право на назначение митрополита Киева. Но при этом поставил непременным условием, что киевский митрополит будет поминать Константинопольского патриарха, что также подчеркивало каноническую юрисдикцию Константинополя над этой метрополией.

Насколько нам известно, после не было издано ни одного акта, меняющего это состояние», – заявил Вселенский патриарх Варфоломей на встрече со своим активом в начале сентября, которая и дала почву для обсуждения планов по признанию независимости украинкой церкви. В такой редакции его речь приводится на сайте подчиненной Константинополю украинской церкви в США.

Варфоломей заявил тогда же, что константинопольская мать-церковь никогда не отказывалась от своих прав на Украину и, боле того, даруя автокефалию польской церкви в 1924 году, отмечала: «отделение от нашего трона Киевской митрополии и зависимых от нее литовской и польской церквей, а также их подчинение Москве не было в полной мере каноничным».

 Один митрополит на две Руси

Киевская митрополия была учреждена сразу после крещения Руси в 988 году. После разорения Киева сначала владимирским князем Андреем Боголюбским, а потом татарами митрополит Киевский и всея Руси перебрался сначала во Владимир, а потом в Москву. Это было в 1325 году, как раз когда московские князья начали кровавый процесс «собирания русских земель». Идеологическая поддержка митрополита им была очень кстати.

Одновременно в 1324 году Киев был захвачен Литвой, составив вместе с другими южнорусскими землями значительную часть ее территорий. Долгое время православие наравне с язычеством были там основными религиями, но в 1385 году язычник князь Ягайло, повыбирав немного, с кем ему дружить – православной Московией или католической Польшей, выбрал последнюю, женился на польской королеве и принял католичество. Одним из условий этого брака было крещение литовских язычников в католичество, после чего началось постепенно возраставшее давление на православное население. При этом вся православная Литва оставалась под властью митрополита Киевского и всея Руси, который жил в Москве и в сопредельное государство ездил нечасто.

Два митрополита на один Киев

Тут как раз подоспели последние дни Константинополя, и греческая церковь под давлением императора, который искал у Запада защиты против турок, пошла на союз с католиками. В 1439 году была подписана Флорентийская уния, в которой православные соглашались с католическими догматами. В 1452 году ее официально провозгласили в константинопольской Святой Софии, а уже через полгода разгневанный союзом с еретиками господь отдал Константинополь во власть магометанам. Однако до этого патриарх успел поставить Киевским митрополитом Исидора, ярого сторонника унии.

В Москве, где строго блюли чистоту православия, унию не приняли и Исидора на порог не пустили. Вместо этого в 1448 году русские епископы по инициативе московского князя впервые в истории самостоятельно избрали митрополита Киевского и всея Руси – им стал епископ рязанский Иона. Это фактически означало провозглашение автокефалии московской церкви, де-юре объявленной преемником Ионы, который стал уже митрополитом Московским и всея Руси.

Тем временем на подконтрольной Литве территории Руси Киевским митрополитом оставался униат Исидор. После его смерти в 1458 году Константинополь поставил в Киеве нового митрополита – Григория II, титул которого звучал как Киевский, Галицкий и всея Руси. То есть формально подчиненная Константинополю историческая Киевская митрополия осталась в Киеве, а в Москве обосновались раскольники и самозванцы.

Патриарх понял со второй попытки

 В 1654 году состоялось эпохальное «воссоединение Украины с Россией» – казаки Богдана Хмельницкого присягнули на верность московскому царю. Но только к 1680-м годам у Москвы дошли руки до Киевской митрополии, которая продолжала подчиняться Константинополю и распространялась на территории двух государств – на перешедшей к России Украине и еще оставшихся у Польши православных территориях.

В 1685 году в Киеве был проведен собор, на котором избрали присягнувшего Москве митрополита Гедеона. То есть Киевская митрополия де-факто перешла под власть Московского патриархата. Оставалось согласовать этот вопрос с Константинополем.

Влачившие жалкое существование под турецким игом константинопольские, как и другие восточные, патриархи давно были на подкорме у Москвы. И дело казалось ерундовым. В Константинополь была отправлена делегация, но греки заупрямились. Одно дело – за небольшое вознаграждение согласиться с тем, чтобы московский царь изверг из сана и заточил в монастыре патриарха Никона, и другое – собственными территориями разбрасываться.

Тогда русские послы пошли к турецким властям. А турки как раз воевали с Польшей и хотели дружить с Россией. После этого константинопольский патриарх немедленно передумал и согласился всего за 200 золотых и три сорока соболей признать переход Киевской митрополии в Московский патриархат.

Успешную дипломатическую операцию чуть не погубил нелепый случай: пока послы торговались в Константинополе, Москва помирилась с Польшей и пообещала ей военную помощь против Турции. К счастью, когда об этом узнали в Константинополе, послы уже успели отчалить, и их перехватили только в Крыму. Но Россия сумела выкупить своих дипломатов у крымского хана.

Кирилл окажется в изоляции?

Начиная с падения Константинополя в 1453 году вселенский патриарх находится на положении благородного, но бедного родственника. Его каноническая территория под властью иноплеменных, политическое влияние на ней ничтожно, доходы невелики. Все это время рядом с ним существует богатая и влиятельная Москва, которая может и деньгами помочь, и повлиять на турок. Москва часто этим пользовалась, и историй, когда решения в ее пользу принимались при помощи, как говорит теперь Варфоломей, «большого политического давления болезненных обстоятельств» или же, наоборот, сладких пряников, – много. И если на этом основании пересматривать такие решения, они могут потрясти все основание РПЦ.

В той же своей речи Варфоломей делал прозрачные намеки на этот счет: «С начала XIV века, когда кафедра киевского митрополита была перенесена в Москву без канонического разрешения матери-церкви»; «После всем известного способа, которым Москва была провозглашена патриархатом» и т.д.

То есть Константинополю есть чем упрекать Москву. Конечно, с практической точки зрения на РПЦ это никак не скажется, но репутацию в мировом православии ухудшит.

Мировое православие – это полтора десятка поместных церквей, главы которых собираются не так часто, как главы правительств. Но все равно – закрытый клуб пожилых бородатых мужчин, которые по праздникам надевают красивые золотые одежды. Плюс  контакты на более низком уровне. Они могут пострадать. Вот, говорят, уже и митрополит Варсонофий, глава петербургской епархии и управляющий делами патриархата, не смог получить разрешение посетить Афон.

Как будут строить независимую церковь на Украине

Никто, однако, пока не знает, каким образом может быть дана автокефалия Украине. Константинополь может признать одну из двух основных украинских православных церквей – филиал РПЦ во главе с митрополитом Киевским Онуфрием или независимого от Москвы Киевского патриарха Филарета. Филарета вроде логичнее, но проблема в том, что он – никем не признанный и самозванный. В пользу Онуфрия говорит его принадлежность к «легальной» церковной структуре – РПЦ. Это вопрос переговоров с Кириллом, которому, по здравому рассуждению, выгоднее, чтобы главой независимой киевской церкви стал его друг, а не его враг. Но в этой истории эмоций больше, чем здравого смысла.

Третий вариант – создать новую церковь. В Киев уже посланы два константинопольских епископа, которые могут провести собор, пригласив на него всех желающих, и избрать на нем нового главу украинской церкви. Однако понятно, что такой собор не может проводиться на пустом месте. Его будут собирать либо на базе Онуфрия, либо на базе Филарета. То есть это тот же выбор между ними, только под другим видом.

Украина уже имеет опыт параллельного существования двух православных церквей, поэтому теоретически такая ситуация может существовать и дальше: будет независимая украинская церковь и московская. Однако принципиальным отличием украинской церковной структуры от российской является то, что юридически здания церквей там принадлежат приходам, а не епархиям, как у нас. Поэтому приходы могут легко переходить из одной церковной структуры в другую. Тогда между ними начнется конкуренция, основанная, с одной стороны, на харизматичности лидеров и величине отчислений, которые приход должен платить вышестоящим инстанциям, а с другой – на политике государства, которое может поддерживать свою церковь и ущемлять «оккупантскую».

Станислав Волков

На фото: еще недавно патриарх Варфоломей (слева) и патриарх Кирилл мирно беседовали у патриаршего «Мерседеса».