Историческому Петербургу вообще не нужны «интересные архитектурные проекты»

Проектов в Петербурге и области, которые оказали или окажут негативное влияние на среду, много. Это:

1) Застройка дворцово-паркового ансамбля «Михайловская дача» на Петергофской дороге, которой занимается Никита Явейн.

2) жилая застройка возле Пулковской обсерватории – эта застройка потянет за собой такую социальную нагрузку, необходимую для всякого жилого квартала, и она погубит всю эту территорию.

3) проект реконструкции парка Монрепо в Выборге, вся разрешительная документация по которому была утверждена с нарушениями, – к этому объекту руку приложил Рафаэль Даянов.

4) проект жилого квартала, подготовленный НПФ «Ретро» по заказу ООО «Леноблзем» на территории Ломоносовского района Ленинградской области, в деревне Низино – это район водосбора для водоподводящей системы фонтанов Петродворца.

5) недавно завершенный проект – новодел Никольского рынка, чудовищный по своему цинизму.

Никольский рынок совсем не похож на старый

6) предполагаемое строительство в квартале между Тележной и Миргородской улицами по проекту мастерской «Интерколумниум» Евгения Подгорнова.

7) общественно-деловой центр «Невская ратуша» (ООО «Евгений Герасимов и партнеры», раньше в качестве соавтора Герасимова указывался С. Чобан), расположенный на территории уничтоженного трампарка на Дегтярной ул., 11, и вдоль ул. Новгородской (д. 20а): «летающая тарелка» «Невской ратуши» в районе Дегтярной – Новгородской вообще не видна, а видеть ее можно только с другого берега Невы, откуда она выглядит абсурдно, как градостроительная ошибка (фото на заставке).

8) бессмысленная башня Газпрома в Лахте – абсолютно провальный проект с архитектурной и градостроительной точек зрения, техническое сооружение вроде телебашни, только практически бесполезное, но вмешавшееся в городские панорамы и не несущее никакой художественно-ассоциативной нагрузки.

9) жилой комплекс «Смольный парк» по проекту Ю. Земцова и М. Кондиайна, который заслонил Смольный собор, вмешавшись в Невскую панораму.

ЖК «Смольный парк»

10) безобразная застройка возле станций метро «Фрунзенская» и «Электросила» на Московском проспекте.

11) любые новоделы на улице Репина, в которую инвесторы и архитекторы уже вцепились, как стая голодных тигров.

12) проект застройки территории, прилегающей к круглому Левашовскому хлебозаводу (Барочная ул., 4-а), который будет задавлен жилым муравейником.

13) новое здание в Кузнечном переулке, проект которого пытались, а, возможно, и пытаются проталкивать А. Якунин и Е. Герасимов.

14) проект застройки территории Кондитерской фабрики им. Крупской (Социалистическая ул., 21/Боровая ул., 19), предложенный архбюро «Земцов, Кондиайн и партнеры», – многофункциональный комплекс, включающий гостиницу и жилой дом, причем в том ложнопафосном стиле, да еще высотой в 30–33 метра, который абсолютно противопоказан этому району.

Это, конечно, неполный список, но достаточно репрезентативный для всех вариантов порчи городской и ландшафтной среды, как внутри кварталов, так и в дальних панорамах.

 

Есть ли интересные  проекты?  На пустых окраинных территориях возводятся либо гигантские сараи ТЦ, либо жилые человейники. Ничего значительного инвесторам не требуется.

А историческому Петербургу вообще не нужны «интересные архитектурные проекты», характерные тем, что они будут выламываться из контекста. Я хочу процитировать дневниковую запись о Ленинграде знаменитейшего в свое время литературного критика «Нового мира» Владимира Лакшина от 31 января 1971 г.:

«Ленинград в этот раз – сумрачный, дождливый. В сквере у Адмиралтейства – деревья по колено в воде. Серая Нева, небо, улицы, лица. На Невском стало еще многолюднее и больше транспорта – троллейбусы битком.

Думал о том, что прекрасный этот город – памятник какой-то ушедшей жизни. Будто жило здесь племя трехметровых людей, которые воздвигли себе впору эти дворцы, широкие набережные, прямые проспекты, поставили огромные колонны у Биржи. Они ходили медленными и крупными шагами, ездили в просторных экипажах. Теперь племя это вымерло или ушло, а остались следы прежней культуры, как баальбекские плиты или изваяния ацтеков. А город населило новое многочисленное, беспокойное и мелкопородное племя – снуют, как тараканы, толкают друг друга – и редко-редко оглядываются на красоту, оставленную ушедшей жизнью» (Дружба народов. 2004. № 10).

Это запись 1971 года. А начиная с 2003 года в городе объявилось «мелкопородное племя» людей, называющих себя архитекторами. Они стали не просто сновать подобно тараканам, но еще и пытаться исторический центр, наше прекрасное архитектурное наследие, улучшить, реконструировать, внести свой вклад. Увидят где-то незаполненное пространство, площадь, сад,  парк, пусть даже крошечный скверик, обжитый людьми, – сразу бегут к денежным мешкам и стучат: а вот еще и это можно застроить, еще и тут наварить денежку…

Закономерно, что вклад оказывался и оказывается ничтожным, жалким – вроде тех следов, которые оставляют после себя шустрые насекомые. Мелкопородные и крупнопродажные уже и сами это поняли за 15 лет своей тараканьей активности, но всё равно снуют и портят, портят, портят…

Михаил Золотоносов

 

Полностью Рейтинг лучших и худших архитектурных  проектов  Петербурга — здесь.

 

Михаил Золотоносов в интерьерах Русского музея в ходе выездной судебной сессии. Снимок Михаила Огнева, Фонтанка.ру



'Историческому Петербургу вообще не нужны «интересные архитектурные проекты»' has no comments

Оставьте первый отзыв!

Would you like to share your thoughts?

Your email address will not be published.