Правда ли, что в Петербурге чаще сходят с ума, чем в Москве?

В Петербурге, похоже, психическая эпидемия. Такие выводы можно сделать из отчета, опубликованного Минздравом. В Северной столице в 2,3 раза чаще, чем в целом по стране, люди заболевают психическими расстройствами. Почему? Как уберечься и что делать, если кто-то рядом уже явно «не в себе»? – «Город 812» спросил психиатра с 25-летним стажем, ст. научного сотрудника отдела неотложной психиатрии, наркологии и психореабилитации  НИИ скорой помощи им. И.И. Джанелидзе Сергея Зиновьева.

 Деньги и Гугл

 – По данным Минздрава, в прошлом году в Петербурге с впервые установленными психическими расстройствами в диспансеры обратились 4606 человек. В пересчете на 100 тысяч населения – это в 2,3 раза чаще, чем в среднем по России. Хотя в целом по стране заболеваемость падает. В Москве, например, заболевших  – всего 2651 человек. Почему  в Петербурге  в два раза чаще сходят с ума?

– Не корректно говорить «сходят с ума». Эти показатели означают, что жители Петербурга  чаще обращаются к психиатрам и психотерапевтам.

– Но почему чаще обращаются?

– Потому что им есть куда обращаться. В Москве, например, идет редукция – сокращение количества психиатрических коек, диспансеров, специалистов, часов приема. И больные там несколько дезориентированы: часть кабинетов психиатрической помощи переключили на поликлиники вместо диспансеров, часть еще куда-то. В Петербурге психоневрологические диспансеры пока сохраняют свою структуру.

– Петербург лидирует по расстройствам не психотического характера. Это какие болезни?

– Это всё то, что укладывается в понятие малой психиатрии. То есть не сильно выраженные, более обратимые нарушения, часто находящиеся на границе нормы и патологии.  Например, панические атаки, астено-невротические синдромы. Их выявляемость – хороший признак того, что работают и первичная психиатрическая помощь, и профессиональное звено. Полагаю, в Петербурге высокая статистика заболеваемости не потому, что у нас больше болеют, а потому, что лучше выявляют и регистрируют.

– Такие расстройства – признак большого города? В деревнях тоже болеют?

— Это прежде всего признак развитой системы психиатрической помощи. В деревнях тоже болеют, конечно, но мы об этом почти ничего не знаем.

– Какие факторы больше всего влияют на психическое здоровье?

– В первую очередь социальные – уровень материального обеспечения, например.

– И кто больше страдают – бедные или богатые?

– Больше страдают те, у кого нет возможности получить медицинскую помощь. Менее обеспеченные имеют менее обеспеченную помощь. Поэтому у них потенциально больше проблем с психическим здоровьем.

– Кроме денег что еще влияет?

– Осведомленность. Некоторые, извините, предпочитают лечиться Гуглом по Интернету. Обычно лечатся неправильно и приходят к нам уже в запущенном состоянии.

– Получается, продвинутые пользователи Интернета страдают больше?

– Угу.

– А положение в стране, политика, санкции, кризисы имеют значение?

– Я бы сказал, что на психическое здоровье населения Петербурга  это практически не влияет. Мы живем в большом городе с доступной психиатрической помощью. Остальные факторы малозначимы.

 

Эпидемия депрессии – реальна

 – По данным Минздрава, люди стали реже страдать психозами, слабоумием и умственной отсталостью, но больше – шизофренией и не психотическими расстройствами. Сейчас мы сходим с ума по-другому?

– Полагаю, эти колебания находятся в рамках статистической погрешности. И двадцать лет назад, и два года назад соотношение было примерно таким же, как сегодня. Есть определенный процент в популяции – сколько в среднем заболевают той или иной психической болезнью. Скажем, шизофрении во всем мире примерно одинаковое количество – где-то один процент от взрослого населения. Но цифры, например, в африканских странах будут намного меньше –  в силу малой развитости там психиатрической помощи. В Европе и Америке – всё примерно как у нас. Среди психических недугов во всем мире сегодня лидирует депрессия.  К 2020 году, по прогнозам, она выйдет по заболеваемости на второе место в мире после сердечно-сосудистых заболеваний! В России выявляемость депрессий пока очень низкая – где-то 5–6%. У нас этот диагноз ставят редко и практически никогда при первичном обращении. Сначала пишут какой-нибудь другой диагноз, а депрессия диагностируется потом – допустим, после года наблюдения.

 

Есть ли у вас психическое расстройство?

 – Есть ли какие-то методы диагностики, которые показывают, что человеку угрожает психическое заболевание? Как, например, повышенная температура и боль в горле сигнализируют о простуде.

– К сожалению, таких методов в психиатрии практически нет. Есть психометрические шкалы, но для оценки результатов такого тестирования все-таки нужен специалист.

– Чтобы не простужаться, нужно закаляться. Что делать для профилактики психического здоровья?

– Самый простой совет: вот вы посещаете стоматолога дважды в год для профилактики здоровья зубов? Вот также посещайте психолога или психиатра.

– Ну это же странно: прийти к психиатру и сказать: «Доктор, проверьте, может, я скоро заболею».

– Это не странно! Это – интеллигентно. Есть же профосмотры по психическому здоровью, которые, согласно 32-му приказу Минздрава, обязательны для определенных профессий – полицейских, например.

– Вспоминая замотанных врачей в поликлиниках, мне все-таки кажется, что участковый психиатр по месту жительства посмотрит на меня с подозрением после такой просьбы…

– Это зависит от уровня компетенции специалиста и от уровня сформулированности вашего запроса. Если расскажете ему, на что жалуетесь, – тогда доктору будет более интересно. А, может, он на вас посмотрит – и ему все сразу станет ясно.

– Вот это и пугает.

– Ну, можете использовать специальные психиатрические онлайн-тесты: госпитальную шкалу тревоги и депрессии (например, HADS). Или опросник УМП – уровня невротизации и психопатизации.  Это хорошо зарекомендовавшие себя валидные тесты. Но я бы не рекомендовал заниматься самолечением. Лучше для профилактики заниматься собственным психобразованием – например, читать психологическую литературу.

– То, что мы едим, влияет на наше психическое здоровье?

– Конечно! Но не ждите от меня конкретных рекомендаций. Их не дам, потому что я  не диетолог. Лучше спросите у профильного специалиста. Из общих советов: поддерживать достаточный уровень витаминизации,  употреблять продукты, благотворно влияющие на нервную систему.

– Бывает, что сосед, или коллега, или даже начальник явно «не в себе», но сам этого не замечает. Что делать, как помочь?

– Нельзя делать ничего, что выходит за рамки Закона о психиатрической помощи. Если человек опасен для себя и окружающих, можете написать заявление в психдиспансер по месту его жительства или работы. Идете с этим заявлением к главврачу или к участковому психиатру на прием. Диспансер должен отреагировать: сначала пригласить этого человека на беседу, если откажется – то предпринять соответствующие меры.

– Какие меры? Психиатр придет к нему домой, на работу?

– По-разному бывает. Как договоримся. Диспансер прилагает силы к его осмотру и проводит психиатрическое освидетельствование. Так сказано в законе.

– В целом, по вашей оценке, психическое здоровье петербуржцев за последние двадцать лет стало лучше  или хуже?

– Лучше. Но если начнут сокращать койки и специалистов – о чем сегодня много говорят, – оно ухудшится.

Елена Роткевич