Российская национальная библиотека холодной весной 2020 года

Говорят, что в Российской национальной библиотеке идут усиленные поиски и вычисление тех, кто сообщает информацию Золотоносову о том, что происходит внутри РНБ. Предполагаю, что этим занимается Служба безопасности, которую сейчас возглавляет г-н Садовниченко. Больше вроде бы некому.

Однако мою скромную персону явно демонизируют и вообще это странно: библиотека – открытое учреждение, проекты атомных подводных лодок и крылатых ракет, кажется, не разрабатывает, и что может быть секретного в ее законной деятельности, происходящей в точном соответствии с Уставом РНБ, совершенно непонятно. А ведь народ хочет знать всё, что происходит в РНБ, и имеет на это право. Причем ни один документ из недр РНБ не имеет грифа секретности, поэтому и криминала в его обнародовании нет ни малейшего.

Стесняюсь даже подумать, но неужели кто-то из руководства библиотеки желает преследовать каких-то сотрудников, сообщающих несекретную информацию о том, что происходит в РНБ? Ведь это было бы прямым нарушением закона, предусмотренное ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями». Неужели гендиректор РНБ А.П. Вершинин, доктор юридических наук, этого не знает? Или он такой «рисковый мужик»?

 

«Как там Цезарь? Чем он занят? Все интриги?»

Скажем, что может быть секретного в том, что 14 мая 2020 г. был последний день работы заместителя генерального директора по административно-хозяйственной деятельности, капитальному строительству и реконструкции И.В.Козина, срок контракта которого истек. А его место с 15 мая 2020 г. занял господин Д.В.Ульянов – тот самый, который 10 февраля 2020 г. был назначен помощником генерального директора по взаимодействию с федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ.

Конечно, столь быстрый карьерный рост никому не известного в РНБ человека, за три месяца из помощника гендиректора трансформировавшегося в заместителя, удивляет, и, возможно, тут и находятся какие-то секреты… Но мало ли с какими субъектами в органах государственной власти может быть знаком этот господин, в частности, учившийся в Северо-Западном институте управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

Другое дело, что увольнение И.В.Козина логично продолжает ту линию, которая обозначилась в долгоиграющем сюжете, связанном с заведующей хозяйственным отделом РНБ Т.В.Кашановой, о котором я писал 12, 15 и 21 марта 2020 г.

Я тогда подробно рассказал читателям, в том числе и сотрудникам РНБ, мимо которых такая информация обычно проходит (а ведь всем интересно!), как само скандальное событие, которое произошло 4 марта 2020 г. в кабинете Короткова В.О., когда он нанес физическую травму Кашановой, так и обозначившиеся мотивы его действий, связанные с тем, что  Кашанова заметно сократила цены контрактов на выполнение клининговых работ во всех зданиях библиотеки и навела порядок с распределением  контрактов на оказание клининговых услуг на конкурсной основе, поскольку до вмешательства Кашановой на конкурсах странным образом побеждали одни и те же фирмы, к тому же возглавлявшиеся близкими родственниками. Документы, доказывающие эти утверждения, были тогда же опубликованы на сайте журнала в качестве приложений к указанным статьям.

А отдел Кашановой был непосредственно подчинен Козину.

Однако что во всем этом содержится секретного – я не понимаю. Впрочем, могу предположить: кому же приятно, когда разные хитроумные многоходовые комбинации становятся достоянием общественности и выясняется, чем на самом деле озабочена администрация РНБ в период пандемии. У меня даже возникает вопрос: не получается ли так, что период карантина кое-кто может использовать как «дымовую завесу» для достижения неких личных целей, желая произвести кадровые замены на более удобных и понятливых?

А для гурманов могу сообщить, что на Козина – возможно, ввиду его предполагавшегося сопротивления – готовился серьезный компромат в соответствии с приказом генерального директора от 17.04.2020 № 119 «О проведении проверки дел и делопроизводства в производственно-техническом отделе, отделе вентиляции и кондиционирования ФГБУ РНБ» (см. Приложение 1).

Названные отделы были подчинены Козину, и этим приказом была назначена проверочная комиссия, председателем которой оказался, естественно, В.О.Коротков, а его заместителем – еще одна неожиданность! – Д.В.Ульянов, которому было приказано в срок до 8 мая 2020 г. подготовить проекта акта проверки, который Коротков должен был представить на подпись гендиректору не позднее 15 мая 2020 г. Я не исключаю, что Козина думали не просто уволить ввиду истечения срока контракта, а по какой-нибудь «вкусной» статье.

Появился акт проверки к 15 мая 2020 г. или нет, нашли в деятельности Козина криминал согласно 12-ти пунктам приложения № 1 к приказу № 119 или нет, накопали чего-то или нет привлеченные к этой ответственейшей работе не менее 15-ти человек, а также сотрудники отделов производственно-технического и вентиляции и кондиционирования  – мне пока неизвестно.

Во всяком случае, Козину акт не предъявили, а сам Козин его не потребовал и РНБ покинул. Причем, что особенно любопытно, приказ об увольнении заместителя гендиректора Козина подписал не гендиректор Вершинин, а другой заместитель гендиректора, Коротков – возможно, будучи в статусе и.о. гендиректора, что опять же говорит о многом.

И поскольку речь зашла о том, что за дымовой завесой карантина, как я считаю, происходят целенаправленные кадровые изменения, направленные, естественно, на улучшение, оздоровление и оптимизацию, сообщу, что в РНБ циркулирует слух о том, что вслед за Козиным из РНБ может исчезнуть Е.В.Тихонова, заместитель директора по библиотечной работе. А ей на смену якобы планируется Елена Николаевна Мироненко (род. 1981), которая в 2002 г. окончила Санкт-Петербургский государственный Университет культуры и искусств по специальности «Менеджмент в социальной сфере», а в 2015 – 2017 гг. служила министром культуры Красноярского края. Кстати, о появлении на библиотечном горизонте Е.Н.Мироненко я писал еще 10 февраля 2020 г.

Ну, а о том, что один шофер, работающий в РНБ, якобы заразился от собственной жены коронавирусом, что могло повлечь за собой болезнь того, кого он возит, а также неопределенный круг лиц, с которыми оба общались, я писать не могу: стыдно признаться, но результаты теста шофера мне пока неизвестны.

 

  • Вестибюль главного здания РНБ

 

Снова о Кашановой. «Что хотят, то и творят»

Но зато достоверно известно, что акт по результатам проверки отдела Кашановой так и не появился.

Напомню, что первоначально была создана комиссия в соответствии с приказом гендиректора А.Вершинина от 10.02.2020 № 66 «О проведении комплексной проверки финансово-хозяйственной, организационной и трудовой деятельности Хозяйственного отдела». Работу было приказано завершить 27 марта 2020 г., после чего председатель комиссии В.Коротков был обязан представить акт проверки, включающий результаты аудита, гендиректору Вершинину.

Однако через три дня после выхода моей статьи, 24 марта 2020 г. появился приказ Вершинина № 101, согласно которому Коротков взял самоотвод, а председателем комиссии по проведению проверки финансово-хозяйственной, организационной и трудовой деятельности хозяйственного отдела стал заместитель генерального директора по информатизации и массовым коммуникациям В.Сидорин, а Коротков стал простым членом комиссии.

Наконец, 27 марта 2020 г. появился и другой приказ № 110 «О продлении срока проведения комплексной проверки финансово-хозяйственной, организационной и трудовой адеятельности хозяйственного отдела». Пунктом 1 этого приказа окончание проверки, ранее намеченное на 27 марта 2020 г. было перенесено на 17 апреля 2020 г., а пунктом 2 председателю комиссии В.Сидорину надлежало «в срок до 23.04.2020 представить акт проверки, включающий результаты аудита».

В статье от 17 апреля 2020 г. (см. тут — http://gorod-812.ru/proverki-zatyagivayutsya/) я предположил, что создание этой комиссии 10 февраля 2019 г. вовсе не предполагало ни активных действий со стороны Т.Кашановой, ни той опасной публичности, которую приобрел и сам инцидент 4 марта, и многие детали (да и то еще не все!) деятельности хозяйственного отдела, которые были опубликованы на сайте журнала «Город 812». Добыча поначалу, как я думаю, представлялась легкой и не требующей особого бюрократического изощрения.

И вдруг стало понятно, что следует проявить осторожность, подготовиться получше, тем более, что и Т.Кашанова исковое заявление уже в суд подала, и популярный журнал проявил ко всем деталям дела повышенный интерес, и акт проверки наверняка будут изучать под лупой. А это уже совсем другая ситуация. Как говорится в известном анекдоте, концепция изменилась…

Так вот, вы будете смеяться, но акта комиссии Сидорина так и нет! Кашанова сообщила: «Акт не выдали. Из телефонного разговора с Сидориным я узнала, что проверка в моем отделе продлена. На мой вопрос: где приказ о продлении? — получила ответ, что приказ на продление не нужен. Я даже не знаю, до какого числа у меня проверка в отделе. Что хотят, то и творят».

Как говорится, no comments.

И это при том, что несмотря на пандемию и карантин, «второй этаж» РНБ (администрация) напряженно работал и в апреле, и в мае, в частности, занимаясь проверкой подчиненных Козину подразделений и стараясь собрать нужные «материалы».

Зато «второму этажу» все же удалось провести служебное расследование инцидента 4 марта 2020 г., в ходе которого Коротков нанес физическое увечье Кашановой. 12 мая ей вручили приказ от 07.04. 2020 № 236-к «О наложении дисциплинарных взысканий» (см. Приложение 2).

Приказ смехотворный, если учесть, что – вопреки тому, что написано в его втором абзаце, — Кашанова 4 марта 2020 г. точно выполнила распоряжение, полученное накануне лично от Короткова, а именно написала служебную записку, касавшуюся причин отсутствия на рабочем месте в определенное время одной из сотрудниц хозяйственного отдела, которая оказалась на больничном, и принесла записку 4 марта в кабинет Короткова. Содержание записки точно соответствовало той информации, которой располагала Кашанова со слов самой сотрудницы. Поэтому фраза в приказе № 236-к о том, что в записке Кашанова якобы «предоставила неполную информацию», не соответствует действительности.

Коротков сразу же начал требовать, чтобы Кашанова написала не то, что сама посчитала нужным, а то, чего пожелать изволил он, Коротков. Тем самым он превысил свои должностные полномочия. Никаких юридических оснований требовать от Кашановой объяснительной записки определенного содержания, которого добивался от нее Коротков, у него не было, поскольку это записка Кашановой. Показательно, что все это происходило в присутствии Л.Ю.Хазовой, начальника юридической службы РНБ.

Кашанова записала весь диалог с Коротковым на диктофон, у меня эта запись есть, я ее слушал, и могу подтвердить, что повод для конфликта и тем более физической агрессии был смехотворным и абсолютно искусственным. Диктофонная запись демонстрирует это совершенно четко: Кашанова принесла служебную записку, а Коротков требует, чтобы в записке был нужный ему текст.

А уж заявление о том, что и Коротков, и Кашанова «взаимно не обеспечили корректное обращение друг с другом» и оба «нарушили обязанность по формированию и сохранению в коллективе благоприятного морально-психологического климата» и вовсе не выдерживает никакой критики. Коротков покалечил Кашанову, применил по отношению к ней физическое насилие, последствия которого зафиксированы в заключениях травматологического пункта от 4 марта 2020 г. («повреждение капсульно-связочного аппарата левого локтевого сустава») и вдобавок невролога 40-й поликлиники от 6 марта 2020 г. («астено-невротический синдром, ухудшение»), и она же еще виновата в некорректном отношении к Короткову?! То есть Кашанова сама же и виновата в том, что Коротков ее покалечил? Или, может быть, она тоже побила Короткова?

В результате по дисциплинарному взысканию — замечанию — от гендиректора получили оба, что и не удивительно, если учесть, что «разбором полетов» занимался Рыбин А.В., зам. начальника юридического отдела, начальник которого Л.Ю. Хазова присутствовала 4 марта 2020 г. при этом безобразном инциденте в кабинете  Короткова и не попыталась остановить его, что также следует из диктофонной записи инцидента, которую сделала Кашанова.

Кстати, попытки представить эту запись как незаконную, которые были предприняты на заседании Комиссии по этике 24 марта 2020 г., лишены всякого юридического смысла.

Вот уж, действительно, такие приказы надо скрывать от общественности как заведомо позорные.

 

  • Зам. директора РНБ В.О.Коротков

 

Жалоба на Ванькова

В статье «Российская национальная библиотека. Проверки затягиваются. Министерство саботирует», которая была размещена на сайте журнала 17 апреля 2020 г. (см. тут), я написал о своем заявлении в Министерство культуры на имя министра О.Б.Любимовой и об ответе-отписке, полученной оттуда за подписью В.В.Ванькова, директора Департамента информационного и цифрового развития. Поскольку ответ оказался совершенно пустым, я написал на имя министра культуры жалобу на В.В.Ванькова и на неудовлетворительный ответ из Министерства культуры РФ от 13.04.2020 № 331-14-02, подписанный Ваньковым.

Прежде всего, я высказал сомнение в том, что мое первое письмо вообще попало по адресу. Например, в Минкультуры есть Департамент управления делами, в состав которого входит отдел контроля и обращений граждан, в обязанности которого как раз и входит рассмотрение устных и письменных обращений граждан, относящихся к компетенции министерства. Но почему-то мое заявление туда не дошло.

Затем я напомнил министру о том, что считаю глубинной причиной и безобразного инцидента 4 марта 2020 г., и увольнения Кашановой, которое назначено на 5 июня 2020 г. в соответствии с уведомлением от 06.03.2020 № 35, подписанным гендиректором Вершиным. И с учетом этих глубинных причин, о которых я уже написал выше, я просил министра особо внимательно изучить то, что стоит за явным желанием выдавить Кашанову из РНБ – конкурсы на проведение клининговых работ и их стоимость.

«Возможно, — подчеркнул я в жалобе на Ванькова, — кому-то очень хочется вернуть те старые порядки. Странно, что никто в Министерстве культуры не заинтересовался этой стороной конфликта и не поинтересовался подлинными причинами того, что Коротков В.О. покалечил Кашанову Т.В. На мой взгляд, сейчас самое время прислать комиссию из министерства для проверки всей этой суммы обстоятельств».

Наконец, я высказал свое мнение о несоответствии заместителя генерального директора РНБ по организации и контролю Короткова В.О. требованиям должностной инструкции заместителя гендиректора РНБ по организации и контролю от 04.10.2019 № 974, утвержденной Вершининым А.П. (см. Приложение 3). Это моя точка зрения, в обоснование которой я привел два аргумента.

Во-первых, согласно п. 1.3 должностной инструкции от 04.10.2019 № 974, «на должность заместителя принимается (назначается) лицо, имеющее высшее профессиональное (гуманитарное или техническое) образование и стаж работы на руководящих должностях в соответствии профилю организации не менее 5 лет».

Однако Коротков В.О. в РНБ некогда работал в отделе комплектования, потом в архиве библиотеки, потом стал начальником отдела кадров.

РНБ является научным учреждением, занимающимся библиотековедением, библиографоведением, историей книгоиздания и издательств? Согласно п. 1 Устава РНБ, утвержденному постановлением правительства РФ от 08.09.2011 № 761, библиотека «является некоммерческой организацией, осуществляющей библиотечную, библиографическую, научно-иследовательскую, научно-информационную, методическую, культурно-просветительскую и образовательную деятельность».

Должность начальника отдела кадров, которую занимал Коротков, не является руководящей должностью, соответствующей профилю РНБ.

Поэтому Коротков не может занимать ту должность, которую занимает с 04.10.2019, ввиду очевидного несоответствия п.1.3 должностной инструкции.

Во-вторых, согласно п. 1.4 должностной инструкции Коротков В.О. должен знать «теорию и практику организации библиотечного дела, тенденции их развития».

По словам Короткова, у него образование историка. Но в таком случае чем он может подтвердить, что знает «теорию и практику организации библиотечного дела, тенденции их развития», если соответствующего диплома о высшем образовании, подтверждающего специальность «библиотечное дело», у Короткова нет, а «историк» — это совсем другая специальность?

Да и список отделов, которые Коротков курирует, показывает, насколько он далек от перечисленных в п. 1 Устава видов основной деятельности РНБ. Согласно п. 2.5 должностной инструкции, в этот список входят отдел кадров, отдел внутреннего контроля, отдел учета и контроля имущественного комплекса, служба охраны труда и почему-то отдел архивных документов, выбивающийся из этого ряда.

«Вопросами, — написал я министру культуры, — которые я затронул в своем обращении от 18.03.2020 № З-2921, Департамент информационного и цифрового развития не занимается согласно информации, представленной на сайте министерства. И не случайно в отписке, которую мне прислал Ваньков В.В., об этих вопросах – несоответствии должностной инструкции и криминальном поведении 04.03.2020 – не было сказано ни слова».

 

  • Директор департамента информационного и цифрового развития Минкульта В.В.Ваньков

 

Министерский словотрон

Итак, я написал министру культуры жалобу на Ванькова В.В.

И на эту жалобу мне ответил… сам Ваньков В.В. письмом от 14.05.2020 № 395-14-02 (см. Приложение 4).

В итоге Ваньков нарушил пункт 6 ст. 8 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ (ред. от 27.12.2018) «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», согласно которому «запрещается направлять жалобу на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется».

Затем, доказывая, что именно он должен был отвечать на мое первое заявление, Ваньков сослался на Положение о Департаменте информационного и цифрового развития Министерства культуры РФ, утвержденное приказом МК от 12.07.2018 № 1185 (даны ссылки на п. 6.15, 10.7, 10.8).

Однако Положения о Департаменте информационного и цифрового развития Министерства культуры РФ  я не нашел ни на сайте Министерства культуры РФ, ни в правовой базе «КонсультантПлюс». Оно не обнародовано. И тем самым министерством грубо нарушено мое право на информацию о деятельности государственного органа, Министерства культуры, – и одновременно нарушена ст. 6 Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» от 09.02.2009 № 8-ФЗ.

По существу же вопросов, поднятых в моем заявлении от 18.03.2020 и жалобе от 21.04.2020, Ваньков туманно пообещал, что «Минкультуры России проведет в 2020 плановую проверку финансово-хозяйственной деятельности РНБ, в которой в том числе будет учтена предоставленная Вами информация в сфере проведенных РНБ закупок».

Также Ваньков сообщил, что в Российской национальной библиотеке «было проведено служебное расследование, по результатам которого виновные были привлечены к дисциплинарной ответственности». Да, приказ такой есть (см. Приложение 2). Но вдаваться в смысл этого приказа генерального директора РНБ Ваньков В.В. не пожелал.

И снова по поводу всего, что я написал о деятельности генерального директора РНБ Вершинина А.П. в части переуступки значительной части своих полномочий Короткову В.О. и предполагаемого мною несоответствия Короткова В.О. требованиям должностной инструкции заместителя гендиректора РНБ по организации и контролю от 04.10.2019 № 974, утвержденной генеральным директором РНБ Вершининым А.П., Ваньков В.В. не написал ни слова.

Просто сделал вид, что я этого не писал ни в первом заявлении, ни в жалобе.

Я допускаю, что эти вопросы вообще не входят в компетенцию лично Ванькова В.В. и его Департамента, занятого в основном цифровым развитием, что этими вопросами в Министерстве культуры занимаются совсем другие люди в других подразделениях. Но вот до них мои обращения – как заявление, так и жалоба на Ванькова В.В. – фатально не доходят.

Не исключаю, что это сознательно применяемая технология – таким образом министерство хитро выводит из-под удара и Вершинина, и Короткова. Поэтому пока в этих проблемах никто разбираться не желает, а мне пишет отписки Ваньков. Но посмотрим, как долго они продержатся.

Подытожу. Правительство РФ распоряжением от 27.08.2018 № 1755-р назначило гендиректором РНБ Вершинина А.П. Фактически же, как я полагаю, гендиректором оказался другой человек, которому Вершинин передал значительную часть своих важнейших функций.

Но зачем тогда в РНБ сам Вершинин А.П. со своей гигантской зарплатой и премиями за эффективность работы, которую он практически целиком перепоручил своим заместителям – прежде всего, Короткову В.О., а также Е.В.Тихоновой?

Об этом я подробно написал в статьях от 21 сентября (http://gorod-812.ru/kto-na-samom-dele-rukovodit-rossiyskoy-natsionalnoy-bibliotekoy/) и 9 октября 2019 г. (http://gorod-812.ru/rossiyskaya-natsionalnaya-biblioteka-pereraspredelenie-vlasti-idet-polnyim-hodom/). А ведь если Коротков В.О. и в самом деле не соответствует занимаемой должности заместителя гендиректора, да к тому же еще и выполняет большое число функций гендиректора, то сразу встают вопросы: а кто фактически управляет сегодня Российской национальной библиотекой и с какой степенью компетентности?

Согласно п. 4 Устава РНБ, утвержденного постановлением правительства РФ от 08.09.2011 № 763, РНБ находится в ведении Министерства культуры РФ; по п. 8, подпункту 1 Министерство культуры РФ заключает и расторгает трудовой договор с генеральным директором РНБ, а согласно подпункту 14 того же пункта 8, Министерство культуры осуществляет контроль за деятельностью библиотеки  в соответствии с законодательством РФ.

То есть министерство обязано контролировать деятельность РНБ, что включает и контроль действий генерального директора. Этого, на мой взгляд, не происходит.

Но, как любил говорить главный герой фильма «Хвост виляет собакой», «я над этим работаю».

Михаил Золотоносов

 

 

Приложение 1.

Приказ генерального директора РНБ от 17.04.2020 № 119 «О проведении проверки дел и делопроизводства в производственно-техническом отделе, отделе вентиляции и кондиционирования ФГБУ РНБ» с приложением (чтобы прочитать полный текст приказа, надо кликнуть на документ).

 

 

Приложение 2.

Приказ генерального директора РНБ от 07.04. 2020 № 236-к «О наложении дисциплинарных взысканий».

 

 

Приложение 3.

Должностная инструкция заместителя гендиректора РНБ по организации и контролю от 04.10.2019 № 974, утвержденная гендиректором РНБ Вершининым А.П.

 

Приложение 4.

Письмо из Министерства культуры от 14.05.2020 № 395-14-02 за подписью Ванькова В.В.