Русская в Японии. Про японскую скуку, японские разводы и афро-японцев

— Вы в курсе, что в Японии чаще, чем в других странах, разводятся в возрасте после 60? Знаете, почему? Потому что мужчина выходит на пенсию и начинает проводить больше времени дома. И тут выясняется, что он не знает, как общаться с женой! Жена тоже не рада: раньше у нее было столько времени на себя, а теперь 24 часа в сутки она с мужем, — рассказывает мне Мохамед, живущий в Японии уроженец Судана.

 

Айако и Мохамед  – пара из города Мишима (на русском чаще пишут – Мисима), у которой мы с моим молодым человеком останавливались на ночь, когда ездили смотреть на гору Фудзи. Я нашла их через Каучсёрфинг (Couchsurfing), сайт, через который почти в любой стране мира можно отыскать местных жителей и остановиться у них на ночь или неделю – совершенно бесплатно.

На улицах Мишимы

Всю неделю до встречи я переписывалась с Айако, а в назначенный день нас встретил ее муж Мохамед. Мы его быстро нашли – на выходе из станции Мишима был только один темнокожий мужчина с бутылкой пива в руке.

Как вы могли догадаться, Мохамед – не японец. Он африканец и переехал сюда 3 года назад.

Стыдно признаться, но все 10 минут пути до дома мне казалось, что Мохамед под кайфом. Думаю, всё оттого, что он выглядел, как растаман: копна кудрявых волос, разноцветная одежда, расслабленная походка, отрешенный взгляд и склонность к философии. Но Мохамед сказал, что он мусульманин. Но пиво при этом пьет.

В Японии он работает инженером-механиком в автомобильной компании. Проводит на работе по 14 часов – с 8 утра до 10 вечера – 5 дней в неделю. В основном стоя. А по воскресеньям он подрабатывает моделью – 4 часа стоит неподвижно, пока его рисуют.

После стояния по 14 часов я бы по воскресеньям стоять точно не стала. А он говорит: «У нас двое детей, по-другому никак. Айако – домохозяйка, так что я работаю за двоих».

Вообще, насколько я знаю, в Японии мужчинам платят больше:

а) если жена не работает,

б) за каждого ребенка.

Впрочем, Мохамед — не японец, и у него всё может быть совсем не так.

«Тебе нравится в Японии?», — спросила я. Он громко засмеялся: «Те, кто говорит, что им нравится в Японии, просто ничего о Японии не знают. А те, кто знает, говорят: «Тут всё по-другому», имея в виду «скучно». Я бы не сказал, что мне здесь нравится. Но здесь живет моя семья, и я счастлив».

Мишима. Дорожка вдоль ручья.

Это карпы кои, декоративные рыбы, которые плавают в японских городах. Их не едят. По крайней мере, меня так уверяют.

Сейчас Мохамед говорит по-японски, но когда он только переехал, не знал ни слова. «Я ходил на курсы японского, но там учат только вежливому, формальному языку. Поэтому каждый день после занятий я шел в бар и там учил нормальный японский», — рассказывает он.

Свою японскую жену Айако Мохамед встретил в Судане, это его родная страна. Они работали в одной компании.

«Нашей задачей было обеспечить население Судана водой, — рассказала мне Айако, — Мы учили людей, как правильно бурить колодцы». У Айако хороший английский –это основной язык в их с Мохамедом семье. Но дети говорят больше по-японски. Кроме английского и японского Айако знает кхмерский язык – три года жила в Камбодже.

Айако и Мохамед поженились и переехали в Египет – для Африки это страна возможностей, в отличие от очень бедного Судана.

«Мы мечтали накопить денег и переехать в Австралию, — рассказывает Мохамед, — Для этого мы и работали в Египте 3 года. И когда нужная сумма наконец была собрана, я узнал, что моя мама серьезно больна. Ей нужна была пересадка почки».

Они взяли все свои сбережения и купили почку.

Потом Айако поехала в Японию навестить родных и узнала, что беременна. Так они переехали в Японию. Мохамед нашел тут работу.

В Японии у людей совсем другие приоритеты, говорит Мохамед. Не семья, не личное счастье. «Работа – это вся жизнь. Японцы идут на работу и проводят там весь день, они рады оставаться в офисах до поздней ночи, потому что не могут придумать, чем еще заняться».

В результате, рассказывает Мохамед, в Японии пары част о разводятся после 60, потому что муж не знает, как общаться с женой.

Это Котацу — стол с одеялом, часто с подогревом. Под ним греют ноги во время еды, но иногда даже спят.

Я киваю Мохамеду – наверное, это действительно так для пожилых пар. Другие собеседники в Японии  мне рассказывали, что разводы в японском обществе не одобряются и случаются редко. У моего парня есть друг японец, который в свои 28 лет женат и жалеет об этом. Они с женой ненавидят друг друга, но развестись не могут. Развод – это удар по репутации и карьерным возможностям. Так что они договорились, что могут найти себе любовников.

Для Айако Мишима – родной город. Здесь живут друзья, знакомые ей с детства.  «Иногда мы встречаемся, — говорит Айако. — Но у нас не так много общих тем. Когда я начинаю рассказывать о путешествиях, они только улыбаются и кивают. Они не путешествуют, им это неинтересно. В Японии всё по-другому».

Айако и Мохамед сейчас тоже не могут путешествовать – в Японии нет нормальных отпусков. В целом за год японцы отдыхают 3 недели. В теории этого достаточно, чтобы добраться до Европы или Австралии. Но нельзя – на работе за один раз можно взять только 3 дня отпуска. Плюс 2 выходных – на дорогу.

Айако и Мохамед нашли временный выход – зарегистрировались на Каучсерфинге и принимают гостей. Так они знакомятся с людьми из разных стран, не выходя из дома.

Анастасия Дмитриева