За попу трогать можно. Россия не поддержала Конвенцию по борьбе с харассментом

Международная организация труда (МОТ) приняла  Конвенцию по борьбе с насилием и сексуальными домогательствами. Документ касается сферы труда, но, по сути, запрещает вольности с сексуальным подтекстом (и не только)  повсюду –  в транспорте, на кухне, на корпоративе. Россия не поддержала документ. Но выполнять всё равно придется.

 

Руки негде распустить

 The Violence and Harassment Convention  была утверждена в конце июня на ежегодной конференции МОТ в Женеве. Это первый юридически значимый документ Международной организации труда за последние семь лет. Он  обязателен к выполнению для всех стран, подписавших конвенцию. При голосовании ее поддержали 439 делегатов,  7  — против,  30 воздержались. В числе воздержавшихся оказались и представители России.

Харассмент в Конвенции определяется как «поведение, действия или угрозы, которые нацелены, являются результатом, или  могут нанести  физический, психологический, сексуальный или экономический вред». В документе написано, что:

— приставать и угнетать сотрудников  нельзя на рабочих местах, в раздевалках, туалетах, душевых, в местах обеда и отдыха, в транспорте.

— Правила конвенции  действуют не только в рабочее время, но также в командировках, во время корпоративных мероприятий, поездок на работу и обратно.

— Под защиту попадают сотрудники, а также стажеры, соискатели, волонтеры и даже недавно уволенные.

Объятия можно отнести к харассменту, если хотя бы одному из обнимающихся они неприятны.

«Виртуальный» харассмент по телефону, электронной почте, через соцсети и с использованием других информационных и коммуникационных технологий, также считается насилием и запрещен Конвенцией МОТ.

 

В труде и обороне

 Как объяснили представители российской делегации МОТ, они не поддержали документ из-за того, что в нем не были учтены некоторые  предложения, внесенные РФ. Например, России не нравилось слово «гендер», его хотели заменить на традиционных «мужчины и женщины». А также предлагала не распространять конвенцию на временных работников.

В России идеи о запрете сексуальных домогательств вообще приживаются плохо. Законы по борьбе с домогательствами пытались принять неоднократно. В 2014 году депутат Госдумы от Петербурга Олег Нилов выступил инициатором подобного законопроекта. Документ касался защиты женщин во всех сферах жизни (а не только в труде), и на мужчин не распространялся. Нилов предлагал ввести в Кодекс об административных правонарушениях статью о домогательстве, которое определялось, как «нежелательное поведение, приставания сексуального характера, попытка установления интимного контакта, ухаживания, сексуальные притязания в скрытой или явной форме, просьбы о сексуальных услугах, прочие словесные или физические действия сексуального характера, совершенные мужчиной в отношении женщины против ее воли».

За домогательство к женщинам мужчин предлагалось штрафовать на сумму от 30 до 50 тысяч рублей (либо обязательные работы на срок от 80 до 120 часов). При повторном приставании -наказывать штрафом до 100 тысяч рублей либо «трудотерапией» на срок до 200 часов. Законопроект отклонили.

В 2018 году депутат Госдумы Оксана Пушкина предложила внести в законодательство изменения, предусматривающие ответственность за сексуальные домогательства. Инициативу также отклонили.

 

«Что-то трампообразное»

 Известный эксперт по вопросам домогательств, сексолог, профессор Лев Щеглов  инициативу поддерживал и поддерживает. По его мнению, такой закон будет работать «хотя бы на уровне испуга». По некоторым данным, сегодня каждая вторая женщина подвергается сексуальным домогательствам. Обычно это связано с зависимым положением, поэтому чаще всего происходит на работе.

– Сейчас никакому озабоченному руководителю крошечной фирмочки ничего не грозит, если он начнет лапать девочку, приехавшую из глубинки, которая страшно боится потерять свое место, — пояснил «Городу 812» профессор Щеглов.

По словам депутата Олега Нилова, он до сих пор продолжает законодательную борьбу по защите женщин. По его мнению, проблема домогательств на работе и «модный» нынче харассмент  – слишком узкий взгляд на проблему, «что-то трампообразное». Нужно защищать женщин от любого насилия со стороны мужчин, и не только на работе.

— Если мы будем только про харассмент говорить, то заболтаем главную проблему  — насилие в отношении женщин, — заявил депутат «Городу 812», отказавшись от комментариев по поводу конвенции МОТ.

В России не очень хотят защищать мужчин от женщин, считая проблему надуманной.

The Violence and Harassment Convention вступит в силу через 12 месяцев после ее ратификации двумя государствами-членами МОТ. Даже если Россия не ратифицирует конвенцию, ей все равно придется отчитываться в МОТ о ситуации с насилием в сфере труда и о мерах по ее улучшению. Документ является новым международным стандартом, который должны соблюдать все страны-участницы Международной организации труда.

Елена Роткевич