Почему железнодорожные переезды так долго остаются закрытыми

Железнодорожные переезды – загадочные транспортные объекты. Невозможно точно предсказать, когда они закроются и когда откроются. Особенно надолго перекрывают движение скоростные поезда: шлагбаум порой опускается за 20–30 минут до прохода «Сапсана» или «Аллегро».

Непонятно: зачем так? Еще большая загадка: почему шлагбаум поднимается не сразу после прохода «Аллегро», а иногда через 5–7 минут?

Проблема переездов вновь стала остро актуальной недавно, когда РЖД объявило о решении вдвое увеличить с 1 августа количество «Сапсанов». Намерение железнодорожников вызвало волну народного и даже властного возмущения: если РЖД претворит решение в жизнь, то переезды только в Колпинском районе будут закрыты для автомобилей до 17 часов в сутки. Возможно, из-за народного гнева, а может, чего-то другого, но удвоение «Сапсанов» РЖД  пока притормозило.

Однако проблема все равно есть: автомобилисты стоят на переездах, пропуская скоростные поезда по 30–40 минут. А в Ленинградской области жизнь многих поселков оказалась подчинена железнодорожному расписанию.

Несколько лет  назад, когда «Аллегро» только запустили,  жители Выборгского района Ленобласти (поселков Харитоново, Яшино, Кравцово, Усадище и др.)  яростно выступали против.

Железнодорожный шлагбаум, пропуская «Аллегро»,  надолго перекрывал единственную дорогу через эти поселки. Дети опаздывали в школу, взрослые на работу, «скорая» не могла попасть к больным. Жители требовали построить путепроводы или отменить «Аллегро». Писали Путину, устраивали митинги. Путепроводы с тех пор так и не построили, «Аллегро» не отменили, но проблема, по словам жителей, «рассосалась».

Как рассказали «Городу 812» в администрации МО «Селезневское сельское поселение» (куда входят эти поселки), железнодорожный переезд из-за «Аллегро» теперь надолго  не закрывают.

– Раньше стояли по полчаса, сейчас такого нет. Минут за десять, буквально, опускают шлагбаум: поезд прошел – и сразу поднимают, – поделилась сотрудница администрации.

– Все зависит от того, кто дежурит по станции и когда дают команду дежурным по переезду.  У них есть ведомственные инструкции, что за полчаса до «Аллегро» надо закрывать переезд.  Но они иногда идут водителям навстречу и опускают шлагбаум чуть позже – минут за 10–15 до прохождения скоростного поезда. Это вопрос личной ответственности самого дежурного. Я могу только догадки строить, как это происходит. За сколько закрывают и открывают шлагбаум – нет конкретного хронометража.  Каждый раз время разное. Все зависит от времени суток, от количества автомобилей. Как-то я десять минут простоял уже после прохода «Аллегро», – рассказал депутат Селезневского сельского поселения Андрей Евдокимов.

Со слов селян получается, что работу железнодорожного переезда можно регулировать «на местном уровне»: если сильно митинговать, то железнодорожники будут открывать переезды быстрее.

Как на самом деле работают переезды? От чего зависит время их открытия и закрытия? И зачем шлагбаум остается закрытым еще несколько минут после прохождения поезда? С этими вопросами «Город 812» обратился  пресс-службу Октябрьской железной дороги.

Сначала нам ответили устно. Но ясности ответ не внес.

– Не может такого быть: когда хотим, тогда и закрываем! Там автоматика. Из центра управления перевозками подается сигнал, что едет поезд. Это целая большая система. Перед высокоскоростным поездом, по-моему, за 15 минут закрывается переезд. Не может быть такого, что перед ним положено закрывать за 15 минут, а они закрывают за 20. Либо там другой поезд проходил, либо маневровые работы ведутся, либо путевые. Все не просто так. Есть нормы безопасности. Нормативные документы. Для скоростных поездов – свои нормативы, для грузовых –  другие, и так далее, – немного сбивчиво объяснили в пресс-службе, а потом предложили прислать официальный запрос.

В запросе мы попросили указать те самые нормативы: за сколько минут до прохода  грузовых (пассажирских,  скоростных) поездов должны закрываться переезды? И когда – должны открываться?

Официальный ответ ОЖД также тумана не рассеял.

– Железнодорожные переезды функционируют в автоматическом режиме. Их открытие и закрытие происходит при появлении поезда на участок приближения. Время закрытия переезда обусловлено скоростью приближающегося состава, а также профилем пути на данном конкретном участке. Исключением является высокоскоростной подвижной пассажирский состав. При проследовании поездов «Сапсан» и «Аллегро» закрытие переезда происходит в автоматическом режиме не менее чем за 10 минут. Открытие происходит также в автоматическом режиме сразу после освобождения поездом поездного участка. Дежурный по переезду (или другой работник железной дороги) не может изменять время открытия или закрытия переездов. Однако, в случае возникновения нештатной ситуации, такой, к примеру, как застрявший на переезде автомобиль, дежурный по переезду может открыть переезд для удаления препятствия из габарита пути. Действия в подобной чрезвычайной ситуации строго регламентированы. Информация о наличии предметов, угрожающих безопасности движения,   доводится до дежурного по ближайшей станции, а также машиниста поезда, приближающегося к переезду.

Железнодорожники отрицают, что шлагбаум может оставаться закрытым, если поезд давно прошел. Ситуацию пояснил проректор Университета путей сообщения Игорь Киселев. По его словам, такое бывает, если работа переезда плохо отлажена.

– Каждый переезд нужно рассматривать конкретно. Там срабатывает автоматика нашего российского производства. Так называемые рельсовые цепи: поезд, проходя по перегону, своими колесными парами замыкает рельсовую цепь, и это является сигналом того, что поезд приближается. После того как поезд проходит, он освобождает рельсовую цепь, и переезд  должен сразу открываться. Если открывается не сразу – нужно доводить до ума конкретное устройство, – объясняет Игорь Киселев.

По его словам, перед «Аллегро» или «Сапсаном» переезд закрывается задолго в целях безопасности.

– Чтобы осталось время на маневр, если на переезде случится ЧП. Проще говоря, переезд закрывают за ту дистанцию, которую проходит поезд до полной остановки, – говорит он.

По мнению Киселева, лучшим решением проблемы переездов станет их ликвидация.
– Надо строить путепроводы, – говорит он.

Елена Роткевич



'Почему железнодорожные переезды так долго остаются закрытыми' has no comments

Оставьте первый отзыв!

Would you like to share your thoughts?

Your email address will not be published.