Пётр Сорокин: «Если современные власти не в состоянии осознать ценности крепостей на Охте, надо отложить принятие решений на будущее»

Открытое письмо с призывом не допустить уничтожения уникальных археологических памятников на Охтинском мысу отправил 23 января новому министру культуры РФ Ольге Любимовой депутат Борис Вишневский. Под обращением подписались петербургские историки, археологи, филологи, искусствоведы и журналисты.

В письме говорится, что если компания «Газпром нефть» начнет строить офисное здание Охтинском мысу, это станет катастрофой для российской истории и культуры. Поскольку на этой территории  обнаружены: 1) Стоянки эпохи неолита и раннего металла (V–III тысячелетие до н. э.). 2) Мысовое городище древнерусского времени (до 1300 г.). 3) Крепость Ландскрона (1300–1301 гг.). 4) Крепость Ниеншанц (1611–1703 гг.). 5) Позднесредневековый могильник (XVI–XVIII вв.). Полностью письмо можно прочитать здесь.

Действительно ли над уникальным археологическим памятником нависла смертельная угроза? И если да, то существует ли возможность её предотвращения?

Об этом в интервью «Городу 812» рассказывает Петр Сорокин – заместитель директора НИИ Наследия, глава СПб археологической экспедиции и руководитель раскопок на Охтинском мысу, ранее уже высказывавшийся по этой теме на страницах журнала.

 

— Что изменилось в ситуации вокруг Охтинского мыса за последние годы?

— Вопреки сложившемуся мнению, владелец этой территории никогда не отказывался от ее застройки. После того, как небоскреб решили перенести в Лахту, периодически в печати появлялась информация о том, что есть планы застроить Охтинский мыс какими-то сооружениями жилого, общественного и коммерческого назначения. Появления очередного проекта стоило ожидать, хотя существовала надежда, что городские власти примут решение о создании на Охтинском мысу археологического парка.

Особо хочу подчеркнуть, что, по моему мнению, вопрос не должен ставиться таким образом, что нужно либо срочно создать археологический парк, либо застраивать эту территорию.  Крепости на Охтинском мысу – это археологическое наследие России и Европы. Они обладают высокой ценностью и должны сохраняться на месте их обнаружения. Если сейчас нет возможности создать там музей, необходимо просто привести эту территорию в порядок, законсервировать объекты надлежащим образом, разбить на этом месте сквер и ждать лучших времен, независимо от того, когда они наступят – через 10, 50 или 100 лет. Памятники ведь прекрасно сохранились в земле до настоящего времени и сейчас главная задача их сохранить. На данном этапе можно включить этот комплекс объектов в городскую среду без полного вскрытия, как это предполагалось в проектах создания археологического парка, например, обозначить контуры крепостей на поверхности зелёными насаждениями, мощением, другими ландшафтными приемами, разместить макеты крепостей и археологическую экспозицию.

— Но «Газпром» и Министерство культуры решили двинуться другим путём…

— Да. В марте 2019 года вышел приказ министерства культуры на основании экспертизы директора Института археологии имени А.Х. Халикова АН Республики Татарстан Айрата Ситдикова, фактически разрешивший застройку этой территории.  Более года назад велось ее обсуждение на сайте министерства культуры. Но то, что она была согласована в таком виде, выяснилось два месяца назад из распоряжения КГИОП по установлению предметов охраны на Охтинском мысу. Как стало известно из СМИ, приказ об утверждении экспертизы был по какой-то причине скрыт Минкультом. Но в соответствии с экспертизой и распоряжением КГИОП на мысу охраняется только культурный слой, а не фортификационные объекты, занимающие большую его часть. По сути, это означает «зелёный свет» для застройки Охтинского мыса после того, как культурный слой будет раскопан археологами.

— Насколько профессиональна, на ваш взгляд, экспертиза, выполненная Ситдиковым?

Петербургские археологи, ранее направившие в министерство культуры замечания с требованием полностью отклонить эту экспертизу, исходили из того, что она не учитывает реально сохранившихся фортификационных памятников и вообще направлена не на сохранение объектов наследия, а на оправдание застройки Охтинского мыса. Это очевидно для всех, в том числе и для министерства культуры, которое до этого три года рассматривало экспертизу СПб отделения ВООПИиК на эту тему, – и эта экспертиза была отклонена, поскольку она, напротив, предлагала сохранить все памятники на Охтинском мысу и не допускать застройки этой территории.

В Казанской экспертизе выделены небольшие охраняемые участки, но это не недвижимые фортификационные объекты, а незначительные участки культурного слоя, которые по существующему законодательству могут быть раскопаны, причем достаточно быстро. И после этого территория автоматически снимается с охраны. Здесь мы снова сталкиваемся с несовершенством законодательства, касающегося историко-культурной экспертизы.

— Как вы думаете, сработает ли обращение историков и общественности к новому министру культуры?

Мне трудно об этом судить. Я не хотел бы сейчас давать прогнозы, все зависит от того, насколько новый министр культуры компетентна в таких вопросах, а также насколько они покажутся ей важными. Однако отдавать решение таких вопросов на откуп отдельных людей – в любом случае неправильно: они должны решаться в соответствии с законом, при широком общественном обсуждении. В 73-м ФЗ четко прописано, что такого рода фортификационные сооружения, которые обнаружены на Охте, являются памятниками, сохраняемыми на месте их обнаружения. Остатки крепостей на Охтинском мысу занимают площадь около 4 гектар и местами достигают 4-х метров в высоту – это достаточно масштабный ландшафтный объект. В нашей стране известны сотни земляных фортификационных сооружений такого рода и большинство из них ставится на охрану сразу после выявления археологами, по первому письму (несмотря на то, что некоторые из них значительно уступают охтинским крепостям по масштабу). В случае с охтинскими объектами такое заявление было подано в 2009 г., однако органы охраны памятников до сих пор не поставили выявленные уникальные объекты на охрану, создавая, таким образом, условия для застройки исторической территории.

— Может ли повлиять на позицию Минкульта и городской власти активность горожан?  

Сейчас, после сообщения о возможности застройки Охтинского мыса, интерес к этому вопросу со стороны общественности вновь сильно повысился. СМИ демонстрируют активизацию градозащитного движения, и в первую очередь петербургских отделений ВООПИиК и ИКОМОС. Но эта проблема долгое время была предана забвению и многие стали о ней забывать.

— Возможен ли, на ваш взгляд, компромисс между интересами «Газпрома» и градозащиты — некое щадящее строительство, которое не повредит археологические памятники?

—  Одно из таких предложений поступило два года назад со стороны Юрия Константиновича Митюрева, много лет возглавлявшего комитет по градостроительству и архитектуре СПб (к сожалению, его уже нет с нами). Он представил на бьеннале 2019 г. новый проект здания на мысу – в виде пятиконечной звезды — в форме крепости Ниеншанц. Его предполагалось приподнять над археологическими объектами.  Условно говоря, на нижнем уровне этого здания располагался бы большой археологический музей, занимающий всю территорию мыса, а на верхних ярусах – помещения для общественного и коммерческого использования.

— Как вы относились к этому проекту?

Мы несколько раз обсуждали с Юрием Константиновичем этот проект. Положительно в нем то, что он позволяет полностью сохранить археологические объекты. Но с точки зрения восприятия памятников, предложение это не очень удачное. Памятники такого рода и масштаба, как крепости на Охтинском мысу, обычно не предполагают их помещения под какие-то навесы – они воспринимаются как открытые ландшафтные объекты. Но здесь приходится учитывать уже сложившуюся окружающую застройку, существенно изменившую исторический ландшафт этой территории.

— Обращались ли к вам из «Газпрома» за консультациями и советами?

Мы участвовали в обсуждении проблем сохранения памятников Охтинского мыса ранее, но наши предложения не встретили поддержки у владельца территории.

— Считаете ли вы правильным призыв к властям Петербурга выкупить этот участок у «Газпрома», а также вложить средства в создание археологического музея?

Это было бы оптимальным вариантом решения вопроса. Наиболее заинтересованной стороной в этом вопросе должно быть государство, особенно государство в его исторической перспективе. Если современные власти не в состоянии осознать ценности крепостей на Охте для нашей истории, то надо отложить принятие решений на будущее, но ни в коем случае не допускать уничтожения археологических памятников.

Беседу вела Екатерина Виноградова

 

  • Деревянная башня-донжон Ландскроны. 1300 г. Законсервирована на месте. Раскопки 2006–2009 гг.