У нас граффитистов штрафуют, но граффити не закрашивают. Письма из Германии

Официально рисовать на стенах баварских домов, станциях метро, поездах и прочем муниципальном имуществе запрещено. Штрафы вызывают оторопь. Например, в прошлом году были побиты все рекорды. Троица уличных художников оставила свои теги – то есть личные подписи – в 26 разных местах Мюнхена. Это были преимущественно стены жилых и весьма респектабельных домов. А теги, надо сказать, безобразные.

В результате художники были пойманы и предстали перед судом. Одному выписали 3600 евро штрафа, другому – 4550, третьему – 4900. До сих пор максимальный штраф за граффити составлял 3400 евро. Его выплатил креативный юноша, оставлявший на станциях метро и S-Bahn застенчивый тег «Anal». Уже тогда транспортная полиция удивилась размерам штрафа. Что уж говорить про максимальные, на сегодняшний день, почти пять тысяч евро?

Поскольку количество граффити в Мюнхене, несмотря на штрафы, не сокращается, а только увеличивается, был создан особый отдел полиции, расследующий исключительно преступления с участием уличных художников. Тамошние спецы определяют «ДНК» художника – особенности почерка, пристрастие к конкретной краске, ареал обитания – и по ним вычисляют конкретную личность. Работа этих людей обходится городу в круглую сумму, но и запрещенные граффити тоже стоят немало. Ежегодно ущерб от действий граффитчиков оценивается в пару миллионов евро. Отсюда и высокие штрафы, которые, в основном, выплачивают родители юных Бэнкси.

Хотя Мюнхен и не назовешь городом граффити, но то, что уличное искусство здесь процветает – факт. Началось все в 1985-м, когда люди, скрывавшиеся под именами Дон М.Заза, Чих Х., Блэш, Криптик2, Рой, Роско и Зип расписали 54-метровую электричку S-Bahn. Поезд получил название Geltendorfer Zug («Поезд на Гельтендорф»), а один из художников – Криптик2, впоследствии Лумит – стал очень известным и даже начал выполнять заказы от города. За то, что в 1985-м он потрудился над поездом, Лумит получил четыре тысячи марок штрафа и сто часов общественных работ.

Сумма штрафа была порядка двух тысяч евро, если переводить в сегодняшние деньги. Но она никого не напугала – разве что родителей подростков. Хип-хоп и связанная с ним субкультура набирали обороты в Баварии, и процесс пошел. Но немцы не были бы немцами, если бы не захотели подчинить закону и всемогущему орднунгу необузданное уличное искусство.

graffiti — leuchtenbergring , münchen

Большинство уличных художников в Мюнхене – подростки. Мюнхенская полиция даже выпустила небольшой буклет, в котором приторно-сладким тоном, начиная практически со «здравствуй, дружок», живописует всевозможные кары, которые обрушатся на местное юношество, случись ему увлечься граффити.

Кстати, интересная деталь: возможно и помилование. Правда, не для художника, а для его работы. Прецеденты бывают нередко, потому что далеко не все мастера обходятся кривыми тегами – многие ведь и правда хорошо рисуют. Если владелец изрисованной собственности не возражает, работу оставляют. Штраф художнику, правда, выписывают все равно. То есть, если бы Бэнкси оставил в Мюнхене какую-нибудь из своих работ, ее, скорее всего, сохранили бы. Но обязательно выслали бы художнику по почте квитанцию на оплату штрафа.

С граффитчиками борются и другим способом. Им предоставляют свободные (часто – особо никому не нужные) площади для демонстрации талантов. В Мюнхене существует особая программа – Projekt Graffiti München. В ней могут принять участие все граффитчики в возрасте от 14 до 21 года, в том числе – и те, кто уже не раз был пойман городом за незаконные росписи. Некоторые владельцы многоэтажек тоже включаются в игру, и приглашают уличных художников расписывать, например, брандмауэры. Часто это все выглядит очень эффектно.

Кроме того, в городе есть несколько кварталов, целиком отданных в руки уличных художников. В центре это Schlachthofviertel – район бывшей скотобойни. С некоторых пор он заселяется всяческой богемой. В нем открываются бары с крафтовым пивом, рынки с биопродуктами, дорогие нетрадиционные рестораны, лавки молодых дизайнеров. Зимой проходит альтернативная рождественская ярмарка. Это пространство обживается, так сказать, естественным путем. Не то чтобы это был самозахват – сквотов в Мюнхене нет. Но пустующую уже много лет скотобойню несколько лет назад начали постепенно превращать в креативное пространство, сохранив при этом мелкооптовый мясной рынок. В результате сейчас район выглядит как очень причесанная хипстерская Христиания, там только пушеров нет. И, разумеется, стены всех домов в районе покрывают граффити – совершенно легальные.

Другой такой район называется Werksviertel. В отличие от района скотобойни, в Верксфиртель жилых домов нет. Там есть только офисные здания и бывшая промзона, медленно становящаяся произведением уличного искусства. В грузовых контейнерах открываются кафешки и магазинчики. Привычной глазу мебели там почти что нет – все сидят на диванах, сделанных из деревянных паллет, а кружки с пивом ставят на железные промышленные бочки. Граффити там не просто много, а очень много – и все это тоже вполне легально.

Но появляются, конечно, и нелегальные граффити. На подъезде к нашему городку есть мост. По сути, это кусок дорожной развязки над трассой. На боковой части моста – точнее на обеих его боковых частях – какой-то умелец старательно вывел гигантскую надпись «Fuck AfD» (AfD – это партия «Альтернатива для Германии»). Надпись появилась еще перед прошлыми выборами, и никто ее не стирает. То ли коммунальщикам сложнее добраться до моста, чем безымянному активисту, то ли скромный город Карлсфельд с населением в 13 тысяч человек полностью согласен с высказыванием. Мне нравится думать, что второе.

Так вот нелегальные граффити – как теги, так и целые художественные произведения, сделанные по традиции под покровом ночи и в наименее доступных местах, — закрашивают. Правда, как мы видим по высказыванию в Карлсфельде, далеко не сразу. Но, закрашивая, делают это аккуратно – покрывая краской сразу всю поверхность, а не только ее изрисованную часть. Поэтому таких заплаток, как в Петербурге, в Мюнхене нет.

Катя Щербакова, Мюнхен